Корабль беглецов, Уильямс Йон, читать или скачать бесплатно эту книгу.

Онлайн библиотека - большой выбор различных книг, разных жанров и направлений

Читать Уильямс Йон Корабль беглецов


скачать Уильямс Йон Корабль беглецов можно отсюда

Йон Уильямс. Корабль беглецов ----------------------------------------------------------------------- Walter Jon Williams. Angel Station (1989). Пер. - Ю.Гольдберг. Смоленск, Русич", 1997. OCR & spellcheck by HarryFan, 17 September 2001 ----------------------------------------------------------------------- 1 Когда их отец совершил самоубийство, он сделал запись, так же, как записывал все важные события в своей невеселой и беспорядочной жизни. - Я знаю, что будет, - сказал он. - Знаю, что не смогу остановить это. Не могу ничего изменить. Мне очень жаль. Когда это случилось, Беглец" дрейфовал в глубоком космосе между двумя подпространственными прыжками. Паско, их отец, висел в невесомости посередине компьютерного зала. Толстый, неуклюжий, с длинными седыми волосами и бородой, в беспорядке разметавшейся рядом с ним, он напоминал плачущего Деда Мороза. Позади него на многочисленных мониторах медленно вращались мерцающие точки звезд. - Нам не выжить, - сказал он. - По крайней мере, таким образом. Он с трудом сглотнул. Его беспомощно свисающие по бокам руки дрожали. Вокруг плавал различный хлам: старые компьютерные панели, неисправные голографические видеокамеры, обрывки оптических волокон, сломанные микроскопы, микрохирургические инструменты, оборудование для генной трансплантации, старая искусственная матка. Все это он собирал годами в надежде, что аппаратура, программное обеспечение, которое он составлял по кусочкам и отлаживал, сперма и яйцеклетки, с которыми он возился, и бесчисленные собственные голограммы каким-то образом помогут ему составить целостную картину мира и чудесным образом позволят избежать медленной смерти, перед лицом которой оказался он сам, его дети и его корабль. - Я недостаточно хорошо приспосабливаюсь, - сказал он. - Послушайте, я дал вам ум. Вы быстры. Возможно, вы сможете найти выход. Я буду вам только мешать. Кассета быстрого обучения, незамеченная, висела в воздухе рядом с его ногой, беспорядочно кувыркаясь в потоке рециркулируемого воздуха. - Если я останусь, мы проиграем, - он покачал лохматой головой. - Я потерплю поражение, и вы вместе со мной... Я недостаточно силен. Он подплыл ближе к камере. Дети могли видеть мешки под глазами, красные прожилки на носу и щеках, стекающую по нижней губе слюну. В расширенных зрачках светилось безумие. Пилюли красного цвета сыпались из его кармана, напоминая капельки крови. - Я собираюсь уйти с вашего пути. Передозировка. Это не больно. Когда я умру, выбросите мое тело через шлюз. Он заплакал. - Позаботьтесь о Китти, - всхлипнул он. - Я знаю, что она любит меня. Дети ждали, когда он еще что-нибудь скажет, но отец просто продолжал плакать, беспомощно повиснув в воздухе. Его массивные круглые плечи тряслись. Слезинки парили в пространстве, сверкая, как бриллианты. Одна из них попала на объектив камеры и растеклась по линзе, смазав изображение. Отец вздохнул. - Мне очень жаль, - повторил он свистящим шепотом и протянул руку, чтобы выключить камеру. Экран погас. Юби протянул к пульту верхнюю левую руку и в замешательстве взглянул на сестру. - Хочешь посмотреть еще раз? Она посмотрела на него своими огромными темными глазами, машинально поглаживая Максима - белого кота, лежащего у нее на коленях. Ее голос звучал тише кошачьего мурлыканья. - Сотри это. Юби замешкался на мгновение, и его палец завис над клавишей. Он думал, что в записи должно содержаться что-то, что следует запомнить, какие-то знания, которые можно будет использовать, крупицы мудрости, которые помогут им понять отца, связать его жизнь и смерть с их жизнями. Ничего этого не было. Только осколки свихнувшегося разума, загнанного в угол и не находящего выхода. И глупая просьба относительно Китти. Юби понимал это. Но переполнявшие его чувства заставили его колебаться. В горле у него стоял ком. Он нажал клавишу. Электрические импульсы стерлись из памяти компьютера без всякого сопротивления. Ком в горле остался. Прекрасная Мария посмотрела на него. - Это не было неожиданностью, - она прикусила губу. - Мы знали, что он долго не протянет. Это... что-то подобное... должно было случиться. - Она встала, подхватив кота под свободно болтающиеся лапы. Ее длинные иссиня-черные волосы закрыли лицо. - Я пойду к себе, - произнесла она. Юби все еще смотрел на экран, сдвинув брови. Ожидая, что придет понимание, он повернулся к сестре. - Составить тебе компанию? Она покачала головой. - Может быть, позже. - Тебя позвать? Когда я... буду хоронить его. Каскад черных волос вздрогнул. - Да. Пожалуйста. Юби смотрел, как она выходит из рубки. Затем снова повернулся к пульту. Пол рубки вздрогнул, и толчок через кресло передался Юби. Небольшие сбои в работе центрифуги, чьи гигантские подшипники медленно разрушались. Пока ничего страшного. Пройдут годы, прежде чем потребуется ремонт. В воздухе раздавалось гудение. Он должен выбросить тело отца через шлюз до следующего подпространственного прыжка. Он поднялся и побрел в свою каюту на втором уровне жилого отсека. Стены и потолок были сплошь оклеены картинками. Голографические звездные карты, изображение туманностей, черных дыр, космических кораблей. Улыбающийся Фил Мендоза, Мичико Танака, держащая в одной руке гитару, в другой пистолет. Герои кинофильмов с подрисованными глазами и кроваво-красными губами, со странным выражением смотрящие в пространство. Инопланетяне, выдуманные или настоящие. Картины смерти с залитыми кровью скафандрами и расширенными от ужаса глазами. Изображения отца. Юби опустился на койку и взглянул на потолок, облепленный изображениями, и картинки, так много значившие для него, показались бессмысленными и смешными - просто плоды детской фантазии и чувств, а не отражение его сущности. Внезапно в центре каюты возник сидящий на стуле отец. Паско выглядел моложе, его волосы и борода были аккуратно подстрижены. Спокойный и уверенный. Как на фотографиях, которые Юби приклеил к потолку. - Что-то беспокоит тебя, сын? - спросил отец. - Я могу тебе чем-нибудь помочь? Юби посмотрел на него прищуренными глазами. - Тебя нет, папа, - сказал он. - Ты убил себя, ублюдок. Паско печально посмотрел на него. - Я просто хотел, чтобы ты знал, что я всегда буду рядом. - Заткнись, - Юби протянул руку и выключил голографический проектор. Отец исчез вместе со стулом. Юби почувствовал жар. Он встал ногами на койку и принялся сдирать картинки с потолка. Они были приклеены крепко, и пришлось соскребать их ногтями. Кусочки пластика падали вниз и кружились в воздухе, как снежинки. Он с трудом подавил рвущиеся из груди рыдания. Наконец он остановился среди кучи мусора. Капитан Беглеца , - подумал он. - Мария не возьмет на себя эту обязанность. Командир. Первый пилот. Начальник над всем, что меня окружает". Он тихонько рассмеялся. - У меня есть план. Прекрасная Мария посмотрела на него. Его бледная кожа и светлые волосы были забрызганы пеной. Она и Юби стояли в компьютерном зале, держа в руках длинные черные баллоны с быстро застывающей пеной. За два месяца после смерти отца они издергались, натыкаясь всюду на его вещи. Они собрали весь хлам, сложили вместе и покрыли быстрозастывающей пеной в надежде продать на запчасти в Асценсьоне - следующем пункте назначения. Возможно, ценность представляли лишь видеокамеры, которые Паско расставил по всему кораблю, чтобы фиксировать события их жизни. Мария заложила за ухо выбившуюся прядь волос, собранных на затылке на время, пока они не вернутся в зону искусственной гравитации. - Какой план? Юби улыбнулся. - Ты знаешь Дига Энджела? Компания Лонг Рич . На базе Асценсьон они объявили о заключении контрактов на поставку горнорудного оборудования и компьютеров к нему для новых разработок на Анжелике. - Хочешь найти того, кто заключит контракт? - Лучше, Мария. Лучше. Прекрасная Мария медленно перевернулась в воздухе, взялась одной рукой за ограждение и ступнями обхватила старую разбитую искусственную матку. Она подтянула прибор поближе, отпустила ограждение, повернулась вокруг шланга для подачи пены и нажала кнопку баллончика. Заработал портативный компрессор, и слой пены покрыл пластиковую поверхность прибора, где раздался первый удар сердца Марии, где ее глаза впервые увидели свет. Хороню свое прошлое в пене - подумала она. Ведь это не только хлам Паско, но и часть ее собственной жизни. Свидетельства ее существования умирали, исчезая под слоем пены. - Мы сами заключим контракт, - сказал Юби. Его голос звучал уверенно. - Возьмем ссуду, закупим оборудование и сами доставим его. Наша прибыль увеличится, по крайней мере, на сто процентов. Хлопья пены закрыли пульт управления искусственной матки. Мария моргнула от попавших в глаза брызг. - Почему Лонг Рич не занимается этим сама? - Они слишком успешно развиваются, вот почему. Я проверил курс их акций. Они расширили свою деятельность сильнее, чем планировали, и не занимаются теперь операциями здесь, на окраинах. - Любопытно, - Мария вытерла пот со лба и задумчиво посмотрела на Юби. - А кто даст нам ссуду? - Отто-Банк". - Отто-Банк", - медленно повторила она. Она напряглась, почувствовав, что ей не нравится эта идея. Юби с вызовом посмотрел на сестру. - Мы закупим оборудование. Контракт уже составлен. - Мне это не нравится. - Посмотри на цифры. Она отвела взгляд. Ей не хотелось думать об этом. - А если все сорвется? - А если получится? Он оттолкнулся от черного эластичного экрана, которым они прикрыли компьютер от пены, приблизился к ней и взял за плечи верхней парой рук. Мария стиснула шланг и баллончик так, что побелели костяшки пальцев. - Не знаю почему, но мне это не нравится. - Давай, я покажу тебе цифры. Она покачала головой. Печаль наполнила ее сердце. Неужели у нас нет другого выхода? - подумала она. - Ладно. Я посмотрю. - Необязательно. Они все равно могут дать нам ссуду. - Да. Возможно, - недоверчиво отозвалась Мария. Она знала, что у нее больше нет сил сопротивляться. - Скажешь что-нибудь? - Юби посмотрел на сестру. В ее глазах отражался холодный серый свет мониторов, как и в глазах мертвого Паско, когда Юби закрывал их. Она обхватила рукой горло. - Он был стар, - произнесла Мария. - Он пытался, но ничего не смог сделать. Мы не знали, как помочь ему. Он умер. Она пожала плечами. - Я не могу больше ни о чем думать. Он был хорошим отцом? - хотел спросить Юби. - Он вырастил нас из купленных по случаю замороженных спермы и яйцеклеток, в старом, бывшем в употреблении оборудовании, проданном ему за бесценок. Никаких общих генов, ни между собой, ни с Паско. Просто люди, живущие вместе. Он дал нам способности, которые мы не знаем, как применить. Ускорил наше развитие при помощи гормонов и кассет быстрого обучения. Он думал, что мы сможем дать ему то, чего ему не хватало. Мы смотрели на него в ожидании ответов на наши вопросы, но Паско сам хотел получить ответы от нас . Юби посмотрел на монитор с изображением тяжелого тела, упакованного в пластиковый мешок. Плохим он был отцом или хорошим, теперь он мертв. Юби поместил тело Паско в шлюз, а не в камеру для удаления отходов. Он хотел, чтобы отец покинул корабль как человек, а не как мусор. Он коснулся пальцами клавиатуры. Загорелись красные огоньки и зазвучал предупредительный сигнал. Юби не отреагировал на него. Створки шлюза открылись, и тело Паско отделилось от корабля - пластиковый снаряд начал свой долгий путь к центру галактики. Резкий металлический звук прозвучал последней эпитафией. Юби закрыл створки шлюза, и тревожный сигнал умолк. Красные огоньки сменились зелеными. Слезы текли по щекам Прекрасной Марии. Она отвернулась. - Я хотела бы управлять следующим прыжком, - произнесла она. Юби с трудом различал ее тихий голос. - Ладно? - Как хочешь. - Пойду запрограммирую компьютер. Я сообщу, когда закончу. Она ушла. Мария была обнажена - они часто ходили в таком виде внутри корабля - и он видел, как ее длинные черные волосы контрастировали с нежной кожей спины. Теплая волна заполнила все его существо. Почему меня это больше волнует, чем Паско? Что это может означать? Пора заняться Китти. Через два месяца после подписания контракта с Дигом Энджелом Беглец" вынырнул из подпространства в нескольких тысячах километров от цели - в неделе пути от базы Анжелика. После того, как радиосигналы с корабля достигли базы, и пришло ответное сообщение, Юби обнаружил, что у них неприятности. Он сидел, выпрямившись, и смотрел на строчки сообщения. Потревоженный Максим спрыгнул с его колен. - Диг Энджел, - произнес Юби. - Разорился. Лонг Рич" лопнула. - У нас был контракт, - сказала Прекрасная Мария. Ее голос прерывался - последствия пребывания в подпространстве во время последнего прыжка. Легкий голубой туман еще окутывал мозг Юби, несмотря на растущее раздражение. Юби сжал зубы. В нем поднималась волна гнева. Это все его вина. Он бросил взгляд на Прекрасную Марию. Она смотрела в сторону, как бы не желая напоминать: Я же тебе говорила . - Мы в самом конце длинного списка кредиторов, - сказал Юби. - Сможем вернуть свои деньги только через много лет. - А другие покупатели? - В этой системе нет других мелких компаний. Мы забрались слишком далеко - на планете всего один город, а все остальные рудники находятся на астероидах. Придется продавать оборудование перекупщику. Может, какой-нибудь компании из другой системы, если такая найдется, - Юби посмотрел на сообщение и мысленно произвел подсчеты. - Хорошо, если нам хватит денег оплатить погрузку и транспорт. Прекрасная Мария облизала губы, обдумывая другие возможности. - Может, мы возьмемся доставить груз, чтобы как-то продержаться. Лекарства или что-нибудь подобное, что не займет много места в грузовом отсеке. - Это лучше, чем прозябать на Анжелике, - он начал просматривать новости. - Поищем покупателей. Юби чувствовал, как струйка пота побежала у него по спине. Строчки цифр плыли по экрану. Где-то должен быть покупатель. Должен быть. Иначе они навсегда останутся на Анжелике. Сверху доносились гаммы. Прекрасная Мария разминала пальцы за клавиатурой синтезатора. Юби прошел по мягкому зеленому ковру и открыл дверь. Мария подняла голову. - Ты помнишь Кола Редвинга? - С трудом. Кажется, он с Роланда"? - ее пальцы быстро бегали по клавишам. - Был. Я просматривал сводку новостей с Эйнджел. Он убил сначала свою семью, а затем себя. Мария в изумлении посмотрела на него. Ее левая рука застыла на одном аккорде, звук которого вызвал желтые вспышки в мозгу Юби. - Когда? - Пятнадцать часов назад. База Инфикс. Банк конфисковал его корабль. Мария смотрела на свою руку. Аккорд продолжал звучать. Хотя Юби встречался с Редвингом всего один или два раза, он хорошо помнил его. Черные волосы, ясные глаза, тихий голос, сильные руки. Он воспользовался молотком. Юби представил себе молоток в этих больших руках. - Раньше годами не было слышно об убийстве на межзвездном корабле, - сказал Юби. - Помнишь? А теперь два или три в год. - Он убил свою семью. Они на мгновение отвели взгляд друг от друга, прислушиваясь к звучанию синтезатора и думая о Паско и о том, как им повезло, что он сам выбрал способ уйти из жизни, когда его время закончилось. Мария убрала руку с клавиатуры и принялась рассматривать ее, как будто никогда раньше не видела. - Возьми свою гитару, - попросила она. - Сыграй со мной. - Ладно. Он открыл шкаф с инструментами и вытащил своего старого черного Альфредо" с пластиковым треугольным корпусом и грифом из настоящего черного дерева. В его голове уже звучали громкие сердитые аккорды, напоминавшие ему о Редвинге. Пилоты межзвездных и межпланетных кораблей на каждой из баз создавали свои поселения с особым укладом жизни. Назывались эти зоны по-разному: на Маскараде - Роуд, на Безеле - Порт-Таун, здесь, на базе Эйнджел, - Фринж. Фринж жил в постоянных сумерках. Его очертания смутно виднелись с того места, где стояли Мария и Юби - темные фасады магазинов с царящей внутри суетой, яркие цветные голограммы. Обитатели города пребывали в постоянном движении. Главная улица не имела названия и представляла собой длинную металлическую дорогу, опоясывающую диск базы Эйнджел. Вдоль нее обосновались небольшие конторы, жившие за счет экипажей космических кораблей: мелкие банки, торговые компании, маленькие казино, отели, бары, лавочки, христианские церкви и буддийские храмы, кафе, косметические кабинеты, ломбарды... череда мелких и шумных магазинов, выходящих фасадами на главную улицу или в темные боковые переулки, окружавшие главную дорогу, как отростки какого-то гигантского примитивного кишечника. Юби и Прекрасная Мария шли по Фринжу, наслаждаясь яркими красками, запахами и необычным способом передвижения. Мария купила у торговца чипсы и жареного цыпленка, а Юби - пластиковую бутылку пива. У Марии было две руки и две ноги, что нечасто встречалось у пилотов подпространственных кораблей. Юби имел дополнительную пару рук. Они не получили узкой специализации и могли легко адаптироваться к любой профессии. Юби было тринадцать лет, и его рост составлял шесть футов и четыре дюйма. Его одежда соответствовала моде - обрезанные джинсы, сандалии, серебристый жилет, выкроенный из куска старого отражателя и скрепленный оранжевой лентой. Светлые волосы растрепаны. У него был мощный торс с рельефно выступающими мускулами, как у всех пилотов. Когда он хотел этого, движения его были быстры. Прекрасной Марии исполнилось одиннадцать, и она была на дюйм ниже брата. Девушка носила длинное дымчатое платье под цвет своих темных глаз. Ее лицо, обрамленное каскадом черных волос, матово светилось, как налитые в черный стакан сливки. Ее голос был нежен, белые руки порхали в воздухе, как два голубя. Длинные волосы редко встречались у пилотов подпространственных кораблей, но очень шли Марии. Ее имя тоже подходило ей. Четырехрукий мутант-пилот, проезжавший мимо, махнул рукой. В его глазах стояла боль, гладкое, не тронутое гравитацией лицо было искажено. Отчаянный человек, - подумала Мария. - Приехал на внешнее кольцо базы по делам, хотя мог бы оставаться в центральной части, где собственный вес не давил бы на него, и делать свой бизнес по телефону . Отчаянный. Как и экипаж Беглеца". По крайней мере, - подумала она, - у нас еще есть выбор. Если мутант потеряет средства к существованию, то ему останется лишь подписать долговременный контракт с какой-нибудь фирмой вроде Биагра Экзетер . На их условиях, за нищенскую плату". Мария откусила кусочек цыпленка, и острый соус обжег ей небо. Она сделала глоток пива из бутылки Юби. Показалась окраина Фринжа, где сумрачный свет сменялся ярким белым сиянием улиц Внешнего Города. Мария почувствовала в груди холодок. - Черт возьми. Он исчезает. Посмотри, фринж уменьшается. - Господи Иисусе! Ведь прошло всего несколько месяцев, - Юби облизал губы. - Где мы продадим свой груз? Хайлайну он не нужен. Хотя отсутствовал указатель или линия, обозначающие границу, где заканчивался Фринж, ошибиться было невозможно, фринж был темен, наполнен непрерывным движением, шепотом мелкого бизнеса, резким запахом пота и адреналина, исходящим от людей, действующих на грани закона. Там, где тьма рассеивалась, металлические улицы были вымощены тончайшими пластинками мрамора, впрессованными в пластик. Вдоль ярко освещенных тротуаров располагались здания крупных компаний и концернов, распространивших свою деятельность на весь освоенный человеком космос и имеющих собственные торговые флоты, базы, пассажирские лайнеры, финансовые и банковские центры... их полиция следила за всем, что происходит в населенной людьми части вселенной, они хотели превратить весь мир в сеть сверкающих улиц, заполненных благонравными гражданами, которые озабочены только увеличением своего капитала и безопасными инвестициями, на чьи деньги содержится полиция Сообщества, и кто ненавидит обитателей пограничных областей. Юби сплюнул в сторону холодного флюоресцентного света. Черт бы их побрал! - Он уменьшается, - повторила Мария. - Возможно, они оставят часть фринжа, - сказал Юби. - Почистят немного и будут возить сюда туристов с планеты. Чтобы они могли здесь напиться и продать свои души Хайлайну". - Сообщество, - произнесла Прекрасная Мария. Это слово прозвучало у нее как ругательство. Юби свернул с главной улицы. Издалека донесся металлический смех проститутки. - Пойдем. У нас еще есть дела. Юби услышал, как дверца шкафа закрылась позади него. В правой руке он держал заряженную серебристую электрошоковую дубинку в два фута длиной. На ее поверхности были нанесены красные предупреждающие надписи. Красный светодиод мерцал на рукоятке, индицируя, что оружие заряжено. Палец Юби лежал на спусковом крючке. Он чувствовал, что руки его дрожат, дыхание участилось. Конец дубинки ударял его по колену. Он остановился перед дверью в каюту Паско и вытер пот со лба. Юби вошел внутрь. Передняя часть помещения была пуста. Везде в беспорядке был разбросан всевозможный хлам: кассеты быстрого обучения, фотографии семьи Паско, погибшей при разгерметизации шлюза, покрытые пылью распечатки программ, в которые годами никто не заглядывал, разобранные панели компьютеров - свидетельства усиливавшегося с годами безумия Паско, ждущие своего захоронения. Юби опустил оружие. Сердце его замерло. Он опять вытер лицо, протянул левую руку и открыл дверь в спальню. Это не убийство", - уговаривал он себя. Сексуальная кукла-андроид сидела на кровати Паско. Она подняла голову и посмотрела на вошедшего Юби. Он знал, что навсегда запомнит спутанные коротко подстриженные светлые локоны, мерцание серебряного колечка в левой ноздре, взгляд широко раскрытых, все понимающих зеленых глас Китти была обнажена, как и предполагал Юби. Она носила лишь украшения, которые ей дарил Паско в приступах своей поздней любви. На ее пальцах сверкали кольца, на запястьях рук звенели браслеты, на груди висел сапфировый кулон. Юби остановился в дверях. Нужно только войти , - сказал он себе. - Папа умер. - Я знаю, - отозвалась Китти. Ее глаза наполнились искусственными слезами. - Он оставил сообщение. Сказал, что любил меня. - Да. Электрошоковая дубинка, которую он держал в правой верхней руке, казалось, весила сотню фунтов. Он перехватил ее другой правой рукой. Китти жила на корабле уже три года. Паско целую неделю прятал ее у себя в каюте, прежде чем Юби узнал об этом. Он услышал ее звонкий идиотский смех из-за двери двухкомнатной каюты, а затем ответный смех отца. Почему-то Юби сразу понял, что это не видеофильм. В то время он очень быстро рос, прибавляя по футу в год, и это сделало его неуклюжим. Мускулы болели от натиска гормонов. Его била дрожь от накатывающих волнами чувств: ненависти, обиды, вожделения, ярости. Он изо всех сил боролся с обуревавшими его страстями и старался избегать Паско и Марию, проводя большую часть времени в одиночестве. Услышав смех, Юби остановился посреди коридора, повернулся... и каким-то образом его ноги зацепились одна за другую, так что он вынужден был взмахнуть всеми четырьмя руками, чтобы не потерять равновесие. Незнакомый смех покоробил его, вызвав оранжевую вспышку в мозгу и кислый привкус во рту. Ярость закипала в нем. Он открыл дверь Паско. Китти стояла на маленьком столике, подняв руки и расставив для устойчивости ноги. Звонкий детский смех вырывался из ее горла. Зеленые глаза смотрели прямо на него. Смех не умолкал. Паско, скрючившись, лежал перед ней среди разбросанных красных и желтых пилюль. Его дряблое, волосатое тело было разрисовано голубым и желтым. Он раскрашивал ее, держа в руке баллончик с распылителем. Яркие разноцветные полосы влажно поблескивали на ее теле. В комнате пахло сексом. В смехе Паско было что-то такое, чего раньше Юби не слышал, и это вызвало резкие металлические вспышки в его мозгу. Паско издал горлом какой-то невнятный звук, поднялся, обхватил Китти руками и прижался лицом к свежей краске. Он поднял руку и ухватился за ее волосы, так что голова куклы все больше откидывалась назад, в то время, как он еще сильнее прижимал лицо к ее груди. Ее смех продолжал звучать на одной и той же ноте. Юби видел, как ее напряженное горло вибрировало от запрограммированных искусственных звуков. Ее глаза не отрывались от Юби. Даже захлопнув дверь, он чувствовал ее взгляд сквозь закрытые створки. Он смотрел на дверь, страстно желая все забыть. Теперь Китти своими широко раскрытыми глазами смотрела на вошедшего Юби, держащего в руке электродубинку. - Я любила его, Юби, - сказала она. - Я так запрограммирована. Я запрограммирована любить все, что любит мой партнер - что-то вроде обратной связи. Это он научил тебя плакать? - подумал Юби. - Или это уже было в тебе заложено? - Я знаю, - ответил он. Он понимал, что она всего лишь глупая кукла, пригодная только для любовных утех и ни для чего больше. Даже ее способность вести беседу была крайне ограничена, она лишь повторяла то, что ей говорили, а смех вырывался у нее всякий раз, когда ее скудный ум считал момент хоть сколько-нибудь подходящим. Совершенно бесполезная вещь на корабле, не способная оправдать даже затраты на свое собственное содержание. Паско купил игрушку для богатых, заложив для этого Беглеца". Впрочем, она была достаточно сообразительна, чтобы хотеть жить. Китти посмотрела на него и провела языком по губам. Сделай это, - сказал себе Юби. - Это не убийство". - Я могу научиться любить кого-нибудь еще, - произнесла она. - Это легко сделать. Тебе не нужно использовать эту штуку. Просто небольшая регулировка. Я могу быть такой, как тебе хочется. И высосешь из меня все соки к тому времени, когда мне исполнится пятнадцать. И я буду плясать под твою дудку, слушая этот идиотский смех . Он сделал шаг вперед и поднял дубинку, держа ее верхней парой рук. Китти отступила к стене. Он отвел дубинку в сторону. Вспомнил блестящую на ее искусственной коже краску, запах секса, смех Паско. - Тебе не обязательно делать это, - быстро произнесла она. - Я не буду тебе мешать. Ее голос сорвался в крик. - Почему ты не любишь меня? Он закрыл глаза, чтобы не видеть. В горле стоял ком. Юби слепо ткнул дубинкой вперед и провел ею из стороны в сторону, нажав пальцем на спусковой крючок. Электрический разряд. Падение чего-то тяжелого на подушки. Запах паленого. Юби открыл глаза. Китти, скорчившись, лежала на кровати. На ее боку, там, куда попала дубинка, был виден след от ожога. Ее программа стерлась. Глаза были широко раскрыты, тело сотрясала дрожь, а пальцы беспорядочно двигались. Ожог на синтетической коже уже начал заживать. Если бы он знал речевые коды для управления Китти, то ему не пришлось бы действовать подобным образом. Но их знал только Паско, никому не доверявший свое приобретение. Юби уронил дубинку на покрытый ковром пол. Он вернулся в первую комнату, принес ящик с инструментами, поставил на кровать и открыл его. Он все еще ощущал запах паленого. Он взял Китти за плечо, почувствовав прикосновение теплой гладкой кожи, и перевернул ее. Юби вытащил нож, разрезал кожу на спине куклы и отвернул ее, прежде чем она успела срастись. Обнаружив выключатель, он вставил в отверстие отвертку и выключил куклу. - Юби, - послышался по интеркому голос Марии. - Пятнадцать минут до прыжка. Юби снял украшения с остывающего тела. Повернув голову Китти, он вытащил серебряное колечко из ноздри куклы. Он почувствовал сопротивление, а затем плоть поддалась. Юби знал, что эта маленькая жестокость навсегда запечатлеется в его памяти, оставаясь там гораздо дольше, чем нанесенная им рана, которая заживет, когда Китти включат вновь. Он положил драгоценности в наволочку. Нужно продать все это. На Марии они смотрелись бы неплохо, но ему не хотелось их больше видеть. Простыня над головой Китти намокла - это вытекли искусственные слезы из резервуара. Юби знал, что никогда не сможет забыть это, что воспоминания будут приходить к нему - этот запах, гнев, звук электрического разряда, вытекшие искусственные слезы. Он встал и, пошатываясь, вышел из спальни. Нужно найти пластиковый мешок, - подумал он, - положить ее туда и сразу же продать по прибытии в Калибан . Он по-прежнему старался убедить себя, что он не убийца. - Какая игра? - Вышибала пристально разглядывал Прекрасную Марию из-за своего стеклянного окошечка. Белые зубы сверкали из-под тонких усиков. Темные глаза холодно смотрели из-за черной металлической оправы круглого пенсне. Прекрасная Мария посмотрела на свое двойное отражение. - Черная Дыра , - ответила она. Девятый Красный бурлил в ее крови. Нервы были натянуты. - Ставки? Будете играть или только смотреть? - Вышибала опять ухмыльнулся. - Там, внутри, один тип с планеты, кажется, ищет себе женщину-пилота. Так и шарит везде своим взглядом. Вы ему можете приглянуться. - Десять к двадцати, - ответила Мария и показала черную кредитную карточку. Улыбка вышибалы стала шире. - Добро пожаловать, женщина. Можете мне верить, пилотам-подпространственникам везет в Черной Дыре . Особенно мне , - подумала Мария. Послышалось жужжание, и замок открылся. Она нажала на дверь, и та повернулась, впустив девушку внутрь. За спиной Марии замок автоматически защелкнулся. Заведение называлось Звездный Город , и в этом нарочитом старинном названии чувствовалась солидная доля самоиронии. Оно находилось на третьем этаже здания среди скопища полуразвалившихся кафе, дешевых отелей, магазинов поношенной одежды. Марии пришлось взбираться по узкому трапу, чтобы попасть сюда. Стены здесь были из пенопласта - они только недавно переехали в это помещение из какого-то другого места во Фринже и, скорее всего, скоро съедут и отсюда. В казино было темно, освещались только столы, за которыми шла игра. Посетителями были обитатели Фринжа, экипажи космических кораблей. В комнате стояла тишина, наполненная ожиданиями, мыслями и запахом пота. Житель планеты оказался обыкновенным мужчиной среднего возраста, одетым, как ему казалось, по погоде. Он с безнадежным выражением лица смотрел на обнаженные коричневые груди женщины, игравшей в двадцать одно". Прекрасная Мария ухмыльнулась. Кажется, никто не соглашался составить ему компанию, как бы долго он ни бросал призывные взгляды. Его ждало разочарование. Девятый Красный" пульсировал у нее в крови. Люди в комнате, казалось, медленно плывут в густом тумане. Мария прошла в заднюю часть помещения к игровой кабинке. Она вошла внутрь и закрыла прозрачную дверцу. Когда девушка села в мягкое кресло, из стены с легким шипением выдвинулись длинные металлические стержни, каждый из которых оканчивался тонкой паутиной стимулирующей антенны, и коснулись ее головы. Она вставила кредитную карточку в специальную щель и нажала кнопку. В мозгу яркими точками звезд взорвался космос, наполненный пылающими сингулярностями, радиовоплями умирающей материи. Мария находилась внутри серебристой металлической сферы, которая плавала в темном пустом пространстве. На нее действовали огромные гравитационные силы. Суть игры состояла в том, чтобы проложить курс между двумя точками пространства, используя гравитацию сингулярностей и бросая сферу в объятия черных дыр. Чтобы обострить чувство опасности, был установлен лимит времени, а компьютер вносил помехи, расставляя на пути препятствия: вызывал появление сингулярностей прямо по курсу сферы после того, как она набирала такую скорость, что уже не могла уклониться от встречи, вносил изменения в плотность звезд, организовывал нехватку топлива и поломку навигационного оборудования и дисплеев. Можно было выбирать более легкий или более сложный маршрут, причем ставки росли с увеличением уровня сложности. Игра напоминала настоящий полет, но в то же время отличалась от него, так что привычные рефлексы пилота здесь не срабатывали. Девятый Красный подталкивал ее выбрать самый сложный маршрут, но Мария сделала над собой усилие и выбрала средний, решив сначала немного размяться. Она подтвердила свой выбор нажатием клавиши. В нижнем правом углу поля обзора замелькали цифры, отсчитывая секунды. Если она закончит полет меньше, чем за семьдесят пять процентов отведенного времени, то получит дополнительное вознаграждение. Среди разбросанных черных дыр ярко мерцала конечная точка маршрута. - Отлично, - пробормотала Мария и включила ускорение. Девятый Красный подстегивал нейроны ее мозга, когда она выбирала маршрут, уклоняясь от преследующей ее гравитационной волны. Она взглянула в открывшуюся перед ней черную пустоту и улыбнулась, почувствовав, как завибрировала сфера в тисках гравитации. Мария рефлекторно управляла ускорением и коррекцией курса сферы, ныряющей в гравитационную волну. Другая часть ее мозга разрабатывала стратегию. По мере погружения в игру, когда цифры мелькали в нижнем углу, а сфера продолжала свое вращение, девушка чувствовала, как медленно, но уверенно проявляется другой уровень сознания, микромир, являющийся точной моделью компьютера... интуиция битов информации, движущихся со скоростью света и формирующих иллюзию космического пространства, на которую влияют принимаемые ею решения. Микромир всегда присутствовал в ее подсознании. Мария закончила полет, затратив шестьдесят процентов установленного времени. Выигрыш добавился к сумме в ее кредитной карточке. Иллюзия космоса исчезла из ее мозга, и она пришла в себя в закрытой игровой кабине. Микромир приблизился к ней, и игра теперь не мешала ощущать его. Она откинулась назад и почувствовала головокружение. Подняв палец, Мария провела по клавиатуре перед собой... она показалась ей почти нереальной. Девятый Красный все еще подстегивал ее. Она опустила палец и нажала кнопку. Микромир давал ей возможность предчувствовать изменение ситуации еще до того, как картина появлялась у нее перед глазами. Это был мир безграничных возможностей. Она засмеялась, сделала ставку и выбрала максимальный уровень сложности. Ей необходимо было по крайней мере один раз облететь каждую сингулярность, и на это отводилось так мало времени, что возможность ошибки практически исключалась. Она полностью использовала время, отведенное для разработки стратегии, для прокладки курса между звездами. Затем прозвучал сигнал, и она бросила свою сферу вперед с максимальной скоростью... Сфера растягивалась и сжималась, разрываемая

1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19

Автор:Уильямс Йон. Книга :Корабль беглецов
скачать эту книгу можно по ссылке

Добавить книгу на сайт
Друзья
Электронная библиотека
Архив книг
Обратная связь
admin[dog]allbooks.in.ua

Интернет реклама
Все материалы предоставлены исключительно для ознакомительных целей и защищены авторским правом