Корабль беглецов, Уильямс Йон, читать или скачать бесплатно эту книгу.

Онлайн библиотека - большой выбор различных книг, разных жанров и направлений

Читать Уильямс Йон Корабль беглецов


скачать Уильямс Йон Корабль беглецов можно отсюда

Не о чем беспокоиться, - она неожиданно усмехнулась. - Где вы взяли это выражение? Я не слышала его несколько лет. - В первом фильме. Разве оно неправильное? - Нет. Просто немного устарело. Юби выпрямился в кресле и снял наушники. - Ну вот, - сказал он. - Теперь я знаю, кто такие греки. Он потер лоб. - А вы знаете, что слово Кибернетик пришло к нам из греческого языка? Оно обозначает человека, который правит лодкой. - Какое отношение имеет лодка к компьютеру? - Мария удивленно взглянула на брата. - Не знаю. Там об этом ничего не сказано. - Наверное, греки знали. Юби повернулся к Двенадцатому. - Фильм, который вы посмотрели, называется трагедия". Это произведение, где всегда происходят ужасные вещи. Возмущение Двенадцатого вернулось. Внутренние пальцы застучали по клавиатуре. - Ужасные и кощунственные, уважаемый командор. - Это вторая часть трилогии. Вы не видели первую, Двенадцатый. Конечно, это ужасно, что дети убивают свою мать. Но в предыдущей части она совершила не менее ужасный поступок, убив своего мужа. Двенадцатый на мгновение задумался. - А что здесь ужасного? Мария и Юби переглянулись. - Считается, что люди не убивают своих родственников, - сказал Юби. - Но ведь она была родителем, - Юби повернулся к Марии. - Разве мы это не объяснили? Двенадцатый опять почувствовал раздражение. Его пальцы с трудом успевали за потоком встревоженных мыслей. - Муж может быть хранителем определенного генетического материала, уважаемый командор, но это не имеет отношения к священному институту материнства, а также к праву матери использовать своих слуг в соответствии с их назначением и избавляться от ненужных. - Вот так-то, Юби, - комната наполнилась звонким смехом Марии. Двенадцатый, возмущенный поведением девушки, скосил на нее пару глаз. - Священный институт материнства, - повторил Юби. - Ладно. Он немного подумал. - Действия детей направлялись богом Аполлоном. Это придавало, как вы выражаетесь, священный характер их действиям. Двенадцатый задумался над понятием божества. В его словаре бог определялся как высшее существо, обычно воплощавшее в себе один из атрибутов действительности... Слово имело и другие значения, нередко противоречащие друг другу. - Вы когда-нибудь встречали бога? - спросил он. Мария и Юби рассмеялись. Двенадцатый в недоумении переводил взгляд с одного на другого. - Никто из нас не видел бога, - ответил Юби. - Я не верю в их существование, хотя многие люди верят. Автор пьесы тоже верил, что Аполлон существует. Двенадцатый опять разволновался. - Боги либо существуют, либо нет. - Только в нашем воображении, - перебила Мария. - Если бог дает указание слугам убить их Возлюбленную, - настаивал Двенадцатый, - тогда это злой бог, и его необходимо уничтожить. Юби издал долгий свистящий звук, который компьютер оказался не в состоянии перевести. - Убить их Возлюбленную... Я понял, о чем вы, - он перевел взгляд на Марию. - Он беспокоился, что Возлюбленной грозит опасность. Мария кивнула и повернулась к Двенадцатому. - Ни один из богов не может угрожать Возлюбленной. Уверяю вас. Двенадцатый задумался. - Я верю вам, Прекрасная Мария, - напечатал он. - Но нельзя ли поймать Аполлона и уничтожить? - Никто не видел его уже несколько сот лет, - сказал Юби. - Не думаю, что он может представлять какую-нибудь опасность. - Остались его кощунственные мысли, уважаемый командор Юби Рой. Юби посмотрел на Марию, а затем на Двенадцатого. - Может быть мне стереть фильм? Радость заполнила сердца Двенадцатого. Пальцы его сжались в кулаки. - Уничтожьте кощунственные мысли! Да, уважаемый командор! - Отлично, - Юби повернулся к пульту и нажал несколько клавиш. - Я стер его. - Благодарю вас, уважаемый командор. Двенадцатый вспомнил о фильме и вздрогнул. Он ощущал торжество от мысли, что способствовал избавлению мира от такого ужасного зла, но что-то все же беспокоило его. - Уважаемый командор, - произнес он. - А почему остальные не помешали этому безумному поступку? - Какие остальные? - В фильме. Женщины, которые пели и били в барабаны. Разве они не родственники той, которую убили? - Это хор, Двенадцатый. Они не вмешиваются в происходящее, а только комментируют. Двенадцатый задумался над этим утверждением. - Тогда они тоже грешны. Они обязаны были вмешаться. - Понимаете... хор - это олицетворение обычных людей. Обычные люди не могут победить все зло этого мира. - Убийство происходило прямо перед ними. Они совершили грех, когда не предотвратили его. Наступило молчание. - Двенадцатый, - наконец произнес Юби. - Мне кажется, что вам больше не стоит смотреть фильмы. - Согласен. Мои мысли могут быть заражены злыми богами. - В следующий раз лучше слушайте музыку. - Хорошо, уважаемый командор. Я последую вашему совету. Они оставили Двенадцатого наедине с его мыслями. Он ощущал удовлетворение от того, что помог уничтожить скверну. Он был уверен, что Возлюбленная была бы довольна. - Никогда бы не подумал, что проведу несколько часов, обсуждая с инопланетянином вопросы теологии и этики, - сказал Юби. - Господи Иисусе! - Священный институт материнства, - произнесла Мария. - Мне это нравится. Юби убрал наушники и видеопроектор и потянулся. - Теперь все сведения о классической драме хранятся у меня в голове. Интересно, зачем они мне? - По крайней мере, наш пассажир не умер. - Как ты думаешь, что произойдет, если Двенадцатый решит, что мы заражены мыслями Аполлона, и наши мозги представляют опасность для Возлюбленной? Юби закончил спуск по лестнице и спрыгнул на пластиковый пол, наступив голой ногой на новую трещину. Он отступил назад и потер пятку. Черт! Нужно заделать ее. Прекрасная Мария спустилась вслед за ним и принялась расплетать свою толстую косу. Юби направился в рубку. - Я хочу уточнить наши координаты. Хорошо бы немного поспать перед следующим прыжком. - Нет нужды торопиться. Юби почувствовал растущее раздражение. - И тем не менее, я сделаю это, - сказал он, подошел к навигационному дисплею и взглянул на карту. Беглец" приближался к цивилизации. Мария молча расплетала косу. Он почувствовал, как она встряхнула волосами, и представил, как они рассыпаются по ее спине и плечам. Мария повернулась и пошла в холл. Все меняется, - подумал он. - Пропади оно все пропадом! 15 Ненасытная сингулярность Беглеца жадными глотками пожирала световые годы. С каждым новым глотком черной дыры Юби ощущал, как усиливается его нетерпение, как будто каждый подпространственный прыжок заряжал его злостью и не находящей выхода энергией. Казалось, он даже не нуждается во сне. Он бродил по Беглецу с сумкой инструментов, ремонтируя все, что только можно, и проверяя не использовавшиеся годами приборы. Он поставил заплату на трещину в полу под лестницей центрифуги, изучил список самых лучших адвокатов в системе Безель. Дважды он слышал голос отца, доносившийся из отдаленных отсеков корабля. Юби не обратил на него внимания. Беглец все глубже проникал в освоенный человеком космос. Они миновали Анжелику и двигались к ближайшей из крупных торговых баз. На Безеле можно будет выгодно продать груз и быстро урегулировать проблемы с законом в Верховном Суде. Если все сложится неудачно, Юби и Мария окажутся в тюрьме на планете, которую осваивали уже десятки поколений, а не в только что основанном полуцивилизованном месте, вроде Анжелики. Юби не очень много общался с Двенадцатым, но проходя мимо отсеков, где поддерживалась невесомость, слышал звуки синтезатора, воспроизводившего различные ритмы Возлюбленной. Иногда раздавалась и человеческая музыка. Кажется, Двенадцатый предпочитал синкопы и секцию ударных. От Марии, которая проводила больше времени с Двенадцатым, Юби узнал новые сведения о госте. Двенадцатый хотел знать, какую функцию выполняет кот на корабле. Узнав, что никакой, он ужасно расстроился от мысли о паразитическом существовании животного, но затем Мария успокоила его, сказав, что главная функция Максима - доставлять удовольствие людям. Двенадцатый, казалось, был удовлетворен этим объяснением. Мария заключила, что удовольствие - это такая вещь, которую Двенадцатый получает извне, а не генерирует сам. Поэтому Максим представлялся ему какой-то передвижной наградой, которая предлагает себя людям, когда они того заслуживают. Канистра с пищей, которую Двенадцатый принес с собой, содержала серую вязкую массу с запахом прокисшего фасолевого супа, напоминавшую внешним видом протухший мягкий сыр. Двенадцатый внутренними пальцами отрывал кусочки массы и подносил к высовывавшимся изо рта жгутикам - одновременно органам вкуса и обоняния - которые скатывали массу в небольшие шарики и отправляли в рот. Шарики проглатывались целиком. Как сказала Мария, зрелище не из приятных. Мария выяснила, что странные пятна на спине и груди Двенадцатого представляют собой роговые наросты на коже. Когда Возлюбленная выращивает солдат, эти наросты развиваются в твердый панцирь, а у остальных остаются в рудиментарном состоянии. Прекрасная Мария также узнала, что генетически Двенадцатый был мужчиной: у него были мужские гены, но отсутствовали репродуктивные органы. Мужской генотип оказался не более, чем случайностью. Мария поняла, что Двенадцатый никогда не слышал о полноценном мужчине среди своих соплеменников, и сама эта мысль приводила его в ужас. Двенадцатый очень быстро учился говорить. - Его память почти так же хороша, как твоя, - сказала Мария Юби, и эта новость вызвала у юноши грусть. Он представил себе Двенадцатого, плававшего в резервной рубке и впитывающего чужую речь, будучи не в состоянии избавиться от нее. Возможно, для Двенадцатого и его соплеменников загрязнение мыслей не метафора, а реальность - их память действительно подвергается заражению, подобно тому, как вирус внедряется в гены человека, а затем зараза передается от одного индивидуума к другому, и уничтожить ее можно только вместе с организмом-носителем. Световые годы вспыхивали и пропадали в сингулярности Беглеца". Юби подготовил радиосообщения и выбрал себе адвокатов. Его тело изнывало от вынужденного безделья. Внутри бушевала нерастраченная энергия. После заключительного прыжка, которым, как всегда, управляла Мария, Беглец" оказался в системе Безель. Когда Мария сняла антенну стимулятора и вытерла пот со лба, на навигационном дисплее Юби появилось голографическое изображение звездной системы. Корабль находился в пятнадцати днях пути от базы. Юби придвинул кресло к коммуникационной панели и передал свой идентификационный номер, а также заранее заготовленные сообщения. Сдерживая рвущуюся наружу энергию, он ждал ответа. Как только сенсоры Безеля уловили вспышку излучения и посланные Юби сообщения, закрутилась бюрократическая машина. Отто-Банк потребовал конфискации Беглеца и его сингулярности, но прежде, чем документы успели передать в суд, в конторе банка уже сидел новый адвокат Юби, С.С.Махадаи, предлагая договориться полюбовно, вернуть долг с процентами и уплатить все штрафы и пени. Махадаи был одним из самых известных адвокатов на станции Безель, и Отто-Банк прислушался к его мнению. Тем временем один из помощников Махадаи находился в Верховном Суде, где вел переговоры по поводу обвинения Юби в мошенничестве, захвате корабля, обмане персонала Флота и бегстве с базы Эйнджел. Другой помощник Махадаи вел поиск покупателей больших партий высококачественных медикаментов. Беглец встал в очередь к грузовому причалу Безель. Формальности заняли несколько дней. Отто-Банк согласился на денежную компенсацию, когда убедился, что груз действительно находится в трюмах корабля. Прокурор, принимая во внимание то, что Юби раньше не совершал противозаконных деяний, согласился потребовать крупный штраф вместо тюремного заключения. Продажа лекарств заняла больше времени. В конце концов, вся партия была приобретена компанией Портфайер", главным поставщиком медикаментов в регионе - они хотели удержать свое лидирующее положение, подавить конкурентов, а также сохранить высокими цены и оставить за собой этот рынок сбыта, оградив себя от торгующих со скидкой соперников. Юби приобрел новейшие навигационные компьютеры. Юби подсчитывал количество нулей в воображаемом банковском балансе. Он быстро усваивал, как надо вести дела. Напряжение не отпускало его. Он ожидал большего: противостояния, драму, несущийся к Беглецу" военный катер с включенным сигналом тревоги, с вооруженными солдатами, ожидающими в шлюзах, с рассчитывающими траекторию ракет компьютерами... Вместо этого были лишь цифры со все увеличивающимся количеством нулей в его еще не реализованном портфеле заказов и перечень цен, которые тут же пойдут вниз, когда он в следующий раз появится в системе Безель и оставит отпечаток своего пальца на соответствующих документах. Юби пошел в свою комнату и приложил к вискам электроды альфа-ритма, но в голову ему не приходило ничего, кроме Марии, Паско и Марко де Соареса, их отношения были странными и запутанными, а яркие цветные образы двигались под ритм барабанов Возлюбленной. Он снял с головы мягкие подушечки электродов, выдернул шнур из розетки и сел. Возбуждение не оставляло его. Он был готов к сражению, но противник отступил. Перегрузки сдавливали тело Двенадцатого. Сухой воздух царапал пересохшее горло в такт движению диафрагмы. Из синтезатора доносились успокаивающие ритмы Возлюбленной. Он прикрыл глаза и сосредоточился на том, чтобы как-то справиться с охватившим его ужасом. Внезапно в рубке появился кто-то еще. Над ним висел странный человек. От страха Двенадцатый мертвой хваткой вцепился в ремни кресла. - Черт возьми. Черт возьми, - необычный голос, одновременно мягкий и скрипучий. Незнакомец был полным мужчиной с развевающейся черно-серой шевелюрой и завитками волос на груди. - Прошу прощения, уважаемый джентльмен, - пробормотал Двенадцатый. - Я занял ваше место? - Я все понял. Я знаю, как это произошло. Мужчина плавал в воздухе. Его широкая волосатая рука откинула со лба прядь волос. Может, это голограмма, - подумал Двенадцатый. - Возможно, случайно включился фильм . Он скосил глаза на коммуникационную панель и увидел, что она находится в том же состоянии, в каком он ее оставил. Страх вновь зашевелился в нем. Человек просто внезапно появился. Из ниоткуда. Двенадцатый сфокусировал на нем взгляд. - Вы бог? - почти парализованный ужасом, он с трудом управлял своим органом речи. - Вы Аполлон? Человек-бог не отвечал. Двенадцатый увидел, что щеки и подбородок незнакомца покрыты короткими серыми волосами, а глаза обведены красными кругами. - Дело было сделано, - сказал он. - Эксклюзивный контракт с Компанией. Поставки товаров с Безеля на Тринчерас и Маскарад. Работа на годы вперед. Тело незнакомца начало дрожать, на нем появились полосы интерференции. Двенадцатый подумал, что это какое-то супероружие, и приготовился к аннигиляции. - Но я решил отпраздновать. Пошел в Ростов и закатил вечеринку. Обрадовался и потерял осторожность. Забыл, что мы больше не друзья. Тело божества вновь стало непрозрачным. - Я многим рассказал о своей удаче. Один из них сообщил Марко де Соаресу. А может, я сам ему рассказал. Точно я не помню. - Высокочтимый сэр, - сказал Двенадцатый. - Не обижайте меня. Я всего лишь слуга своей Возлюбленной. Он сообразил, что бормочет на своем языке, но его скованный ужасом мозг не справлялся с переводом. - Вероятно, он сразу вернулся на Абразо и предложил Компании свои услуги. Объяснил, что его пять судов успешнее справятся с задачей, чем один мой корабль, - бог покачал головой. - Черт бы побрал этого человека. Его глаза смотрели прямо на Двенадцатого. - Именно это я хочу сказать. Понимание обрушилось на Двенадцатого, словно удар молнии. Бог пытался передать ему важную информацию. Он обязан все это запомнить. - Я внимательно слушаю, дорогой сэр, - сказал он. Его сердца стучали сильнее, чем ритмы Возлюбленной. - Я не могу винить Марко де Соареса, - сказал бог. - Он действовал в интересах своих людей. Он противостоит Сообществу, как и все мы. Просто, больше никому верить нельзя, особенно Марко де Соаресу. Божество указало пальцем на Двенадцатого. - Держитесь подальше от Марко де Соареса и его семьи. Они предатели. - Да, высокочтимый сэр. Единственные люди, которым можно верить, находятся на борту Беглеца". Верьте Юби и Марии, и мне. Больше никому. - Вас понял, сэр. Последовала долгая пауза. Влага потекла из глаз бога. У Двенадцатого создалось впечатление, что бог устал. - Лучше бы я держал рот закрытым. Теперь для нас наступят тяжелые времена. Если бы не моя ошибка... то мы... мы... - бог несколько раз беззвучно открыл и закрыл рот, его плечи тряслись. Затем бог двинулся к Двенадцатому. Двенадцатый отпрянул и вжался в кресло, но рука бога исчезла прямо перед его глазами. Цветные полосы опять пробежали по телу бога, и он исчез. Двенадцатый широко открыл глаза от удивления. Он вновь посмотрел на коммуникационную панель. Видеопроектор не был включен. Бог больше не появлялся. Станция Безель медленно плыла во тьме, и холодный красный свет солнца оставлял длинные пурпурные полосы на ее вращающейся поверхности. Яркие звездочки окружавших станцию космических кораблей казались деталями какой-то сложной трехмерной головоломки. Между ними сновали серебристые искорки челноков. Устроившись в навигаторском кресле, Мария наблюдала за приближением станции. Юби направил Беглеца" к грузовому причалу. Раньше, когда Безель находилась на краю освоенной человечеством области космоса, ее главная база имела форму тора, как на Анжелике, но постепенно, разрастаясь, становилась более вытянутой и плоской, пока не приняла форму диска. Создание Сообщества замедлило рост базы Безель, но к этому времени она уже приобрела важное значение и стала крупным транспортным узлом. Место это было настолько оживленным, что у самой станции не хватало причалов. Рядом с ней располагались специальные модули, предназначенные для причаливания и разгрузки кораблей. При необходимости гигантский модуль подходил к станции и разгружался сам. Дисплеи мерцали перед глазами Марии. Причальный модуль приближался. Краем глаза девушка видела, как четыре руки Юби мягко касаются клавиш, включая маневровые двигатели и вызывая на экран показания различных датчиков. Беглец был так сильно загружен, что его масса представляла опасность даже для самой станции. Поэтому для него выделили отдельный причальный модуль С. Малейшая неосторожность могла привести к катастрофе. Мария не принимала участия в выполнении маневров, а только наблюдала за дисплеями, чтобы убедиться, что Юби не совершил ошибку. Все прошло гладко. Огромная масса корабля затормозила и остановилась в зоне досягаемости магнитных захватов модуля. Захваты сработали. Гигантские кабели сматывались со своих катушек, и грузовой отсек Беглеца вошел в причальную нишу 17А. При соприкосновении корпус корабля загудел, словно колокол. Мария откинулась на спинку кресла. - Безель, - сказал Юби. - Беглец благодарит вас. Его руки быстро пробегали по клавишам, запуская процедуру выключения всех систем корабля. - Просим также прислать персональный катер. Центрифуга дернулась и пришла в движение. Мария почувствовала вибрацию и постепенно увеличивающуюся силу тяжести. Она отстегнула ремни, выпрямилась и повернулась к Юби. Его руки продолжали манипулировать переключателями, в глазах застыло сосредоточенное выражение, на щеках играли желваки. Мария подумала, что теперь он далеко от нее, и она ничего не может сделать, чтобы вернуть его. Дисплеи погасли, сила тяжести все увеличивалась. Взгляд Юби не отрывался от темных экранов, как будто он ожидал, что они засветятся вновь. Его руки висели над клавиатурой. - Что теперь? - спросила Мария. - Встреча с Махадаи и юристами Отто-Банка". А затем с людьми Портфайер", - его губы скривились. - И с прокурором. Вероятно, нам следует одеться, как одеваются пилоты-подпространственники. Будем теми, кто мы есть. - А потом? Он посмотрел на нее. От напряжения у него свело плечи. - Мы боремся за то, чтобы сохранить все, что у нас есть. - Я имела в виду... - она взглянула на свои ноги и уперлась длинными пальцами в шероховатую поверхность пола. - Что будет с нами? Его глаза были непроницаемыми. - Что-нибудь будет. Все меняется, правда? Ты сама это сказала, и я верю тебе. - Вовсе не обязательно... - она умолкла, не в силах выразить свои чувства словами. Ей не хотелось причинять боль ни ему, ни себе, и она надеялась, что то, что должно случиться, будет безболезненным. Он отстегнул ремни и встал. - Прежде, чем выключить навигационный компьютер, - сказал он, - я хочу, чтобы ты вскрыла судовой журнал и удалила оттуда наш маршрут. Она удивленно подняла голову. - Это незаконно. - Неважно. Я не хочу, чтобы кто-нибудь узнал, где мы были, и мог догадаться о месте нашей следующей встречи. Все дела с властями улажены, и ни у кого нет причины проверять наш судовой журнал. Мария прикусила губу. Доступ ко всем бортовым журналам был закрыт. Чтобы удалить оттуда часть информации, придется обойти установленные властями блокировки. - Пойду проведаю Двенадцатого. Нужно посмотреть, как он перенес торможение, и сказать, чтобы он оставался на месте, пока мы не вернемся. Он прошел мимо нее к трапу. Она смотрела ему вслед, и последняя надежда слабела и умирала в ее сердце. Она повернулась к навигационной панели, вызвала на экран страницу судового журнала и отметила начало и конец удаляемой информации. Ее внимание привлекла вспышка на мониторе дальнего обнаружения. В системе Безель только что вышел из подпространства новый корабль. Он находился в четырнадцати днях пути от станции. На экране появились название корабля, имя владельца и идентификационный номер. - Абразо - прочитала Мария. - Де Соарес Экспрессуэйз . Махадаи оказался миниатюрным смуглым мужчиной с черными вьющимися волосами и тонкими усиками. Он был одет в полосатые брюки, войлочные туфли, футболку с длинными рукавами и широкий жилет со стоячим воротником. В правом ухе поблескивала маленькая серебряная серьга. Гравитационные ботинки удерживали его на палубе причала номер 17А. - Командор, - произнес он, поклонившись. Ему приходилось перекрикивать грохот механизмов, доносившихся с соседнего причала. Юби и Мария возвышались над маленьким адвокатом. На Юби были надеты шорты, блестящий серебристый жилет, цепочка на нижней левой руке и пара гравитационных ботинок. Он посмотрел на Махадаи и улыбнулся. - Мистер Махадаи. Рад познакомиться. Вы проделали отличную работу. Махадаи взмахнул рукой. - В вашем деле, как и в моих действиях, не было ничего необычного. За исключением того, что вам посчастливилось найти такой груз. - Да. Наверное, тебе ужасно хочется узнать, как мы нашли его , - подумал Юби. Он взглянул на сопровождающего Махадаи, угловатого чернокожего человека в брюках-дудочках и мешковатой бархатной куртке, которая была сшита для планеты и поэтому в невесомости болталась у него вокруг талии. Он держал чемоданчик с приборами для проверки качества груза Беглеца". - Это мистер Коди, - сказал Махадаи. - Он представляет Отто-Банк". Юби презрительно взглянул на него. - Это моя сестра, Прекрасная Мария. - Очень приятно. На Марии были лишь черные шорты и майка, контрастировавшие с ее бледной кожей. Заколотые только у висков волосы темным облаком плыли рядом с ее головой. Она была босиком и поэтому неподвижно висела над палубой, придерживаясь рукой за поручни люка для экипажа. Раздался сигнал робота-погрузчика. - Ладно, - улыбнулся Юби, повернувшись к Коди. - Давайте начнем, чтобы мистер Коди смог вернуться в зону гравитации, прежде чем куртка задушит его. Махадаи издал сдержанный вежливый смешок. Лицо Коли вспыхнуло. Юби ухватился рукой за поручень, оторвал ноги от шероховатых пластин, покрывающих палубу, и направился к грузовым воротам. Здесь он набрал код, открывающий грузовой шлюз, а затем, когда давление выравнялось и загорелся зеленый огонек, открыл внутренний люк. В ярком свете, заливавшем причал, огромные контейнеры казались красно-коричневыми. Юби повернулся в воздухе и посмотрел на Коди. - Проверяйте любой, на ваш выбор. Можете проверить все. - Благодарю вас, мистер Рой, - в его голосе слышался легкий акцент, свойственный выпускникам элитных учебных заведений. - Меня никогда еще так не называли, - рассмеялся Юби. - Извините, я подумал, что Рой - это фамилия. - Пусть будет так. Необычным было обращение мистер". - Прощу прощения. Правильным будет командор", так? Юби забавлялся, наблюдая, как Коди одной рукой одергивал куртку, одновременно освобождая ноги и отталкиваясь от поручней, чтобы направить свое тело в сторону грузового люка. Ему это удалось, хотя траектория получилась кривой, и он стал медленно вращаться. Лязганье погрузчиков стихло. - Командор, - ответил Юби, когда Коди пролетал мимо, - или пилот. Коди ухватился за комингс люка, затормозил и оттолкнулся по направлению к контейнерам. Остановившись около одного из них, он попытался открыть свой чемоданчик, и тут же его отнесло в сторону. Одной рукой он хотел ухватиться за ближайший контейнер, но промахнулся на несколько дюймов и полетел дальше. Голос Юби звучал бодро. - Звание командор - это что-то вроде капитана или генерала. Пилот - просто вежливое обращение. Как ваш мистер". Юби хотел посмотреть, чем закончится полет чиновника, но Мария сжалилась над гостем. Она оттолкнулась, перехватила Коди и подтащила его к дальнему комингсу люка, затем оттолкнулась еще раз и, держа Коди за ремень, подтянула его к рядам контейнеров. Он облегченно вздохнул. - Благодарю вас, мисс... пилот Рой. - Мария. Прекрасная Мария. Ваша сумка уплывает. Коли поймал сумку, а затем взглянул на нее. - Пилот Мария. Значит, у вас с командором разные отцы? Юби фыркнул. Жители планет всегда задавали этот вопрос. Их социальные системы, какими бы разными они ни были, всегда оказывались замкнуты на своем маленьком комке грязи, болтающемся в космосе, и они ничего не знали о людях, чья жизнь не была связана всем этим нудным бюрократическим дерьмом, которое тянуло вниз больше, чем гравитация: налоговыми декларациями, сертификатами об образовании, регистрационными картами и разрешениями даже на то, чтобы избавиться от мусора. Терпение Марии подходило к концу, в ее тоне засквозило раздражение. - Отец у нас один, - ответила она. - Но мы взяли себе те имена, которые нам нравятся. Иногда меня называют дочерью Паско, а моего брата - сыном Паско. При рождении ему дали имя Ксавьер, но оно ему не понравилось, и он назвал себя в честь героя какого-то фильма. В его сертификате вписано имя Юби Рой, так что оно является официальным. - Звучит странно. Прекрасная Мария, прищурившись, посмотрела на него. - Никто из нас не находит это странным. Юби громко рассмеялся. Коди ничего не сказал, а просто взял пробу из первого контейнера. Вероятно, он был удовлетворен результатом, поскольку не высказал сомнений по поводу показаний прибора. - Верховный суд рассмотрит ваше дело через два дня, - сказал Махадаи. - Лучше, если вы лично будете присутствовать на заседании. - Прекрасно, - ответил Юби. - Вам также следует одеться более официально. Если судье не понравится ваш вид, то он может не принять во внимание наши аргументы. Юби задумался. - Ладно, - в его голосе звучало сомнение. - Это Баннери, иначе я не обращал бы вашего внимания на эту деталь. До назначения на Безель он всю жизнь прожил на планете и отличается крайней консервативностью. Юби раздраженно пожал плечами. После того, как он получит деньги от Портфайер", то сможет купить любую одежду, которую носят обитатели планет, даже такую же судейскую мантию, как у самого Баннери. - Мы сделаем все, что необходимо. Опять загремели погрузочные механизмы. Махадаи сморщился от громкого скрежета. - Может быть, вы с сестрой пообедаете со мной на станции? - спросил он. - Потом мы встретимся с людьми из Портфайер". - Отлично. Один взмах волшебной палочки, - подумал Юби, - и гипотетический банковский счет станет реальным". - Обед здесь - длинная церемония. Занимает два или три часа. Вечером чай и легкий ужин. Юби это не интересовало, но он, тем не менее, улыбнулся Махадаи. Юноша знал, что адвокат уже давно ведет дела с пилотами-подпространственниками. Махадаи отлично знал свое ремесло и не задавал глупых вопросов. Он еще может пригодиться. - Мы обедали пять часов назад, - сказал Юби. - Но мы привыкли к отсутствию режима. - Хорошо. Договорились. А сейчас прошу меня извинить - мне нужно связаться с конторой. Коди устал, проверив четыре контейнера. Мария перетащила его на челнок, который доставил их на базу Порт-Таун. Мария и Махадаи подписали соглашение между Беглецом и Отто-Банком". Остальная часть полета прошла в молчании. Они бросили прощальный взгляд на Коди, который одергивал на себе куртку, стоя на движущейся ленте, уносившей его к планетолету. Юби махнул рукой ему вслед и рассмеялся. Я победитель, черт побери, - подумал он. - Я победитель". Он сгорбился и взглянул на нависшее над ними металлическое небо. Махадаи повел их вниз через причалы со слабой гравитацией к веретенообразному катеру, который курсировал вдоль оси базы. Они уселись в окантованные металлом кресла. Юби почувствовал запах электрических разрядов. В полной тишине катер пришел в движение и стал набирать скорость. Над их головами зажглась яркая голограмма, сообщающая на разных языках название следующей остановки. Вероятно, на Безеле в ходу было несколько языков. Они вышли на третьей остановке. Хорошо одетые люди двигались вдоль улиц, покрытых черным мягким материалом, пружинившим при каждом шаге. Некоторые удивленно смотрели на Юби. Он отвечал на их взгляд, и они поспешно отводили глаза. Юби усмехнулся. Это было забавно. Потолок здесь был сводчатым, радиальные опоры украшены богатой резьбой в стиле барокко. Махадаи повел их к зданию со строгим бронзовым фасадом. Пол был выложен плитками из серого камня, вероятно, доставленного с находящейся под ними планеты. Улыбка сползла с лица Юби. Он никогда раньше не забирался так далеко вглубь базы Безель и даже не видел подобных мест. Внутренность лифта была выложена отполированными до зеркального блеска золотыми пластинами. Махадаи приложил палец к сенсору с надписью ПДК", и лифт пошел вверх. ПДК, - вспомнил Юби. - Компания. Они финансировали первые поселения. Строили станцию. До сих пор Компания имеет здесь огромное влияние". - Мой клуб, - сказал Махадаи. - Полагаю, здесь самая лучшая еда. И великолепный вид. В зеркале дверей лифта кожа Юби казалась золотой. Силы, кажется, возвращались к нему. Он улыбнулся, и золотой бог в зеркале улыбнулся в ответ. Золотая кабина поднялась на сорок этажей и сила тяжести существенно уменьшилась. Когда двери открылись, они вышли и оказались в светлой комнате со стеклянными зеркалами на стенах и мягкими белыми коврами. Струнное трио исполняло грустную мелодию. Мария улыбнулась, ступив босыми ногами на ворсистый ковер. Из глубины зала доносился приглушенный гул голосов. - Мистер Махадаи, - к ним подошел важный бронзоволицый мужчина в галстуке и в короткой курточке с яркими желтыми пуговицами и стоячим воротником. - Ваш столик. Разодетые люди удивленно смотрели на Марию и Юби, проходивших мимо стойки бара. Столик Махадаи был установлен в выступе, имевшем форму трилистника и располагавшемся с другой стороны здания под прозрачной выпуклой крышей. Музыка продолжала звучать, но Юби не мог понять, то ли это громкие акустические инструменты, то ли тихие электронные. Прямо над ними сияли звезды и огни ночной стороны базы, внизу можно было различить темные матовые улицы, далекие огни рекламы и островки зелени, казавшиеся чужими среди угловатых металлических зданий и улиц. Юби подумал, что люди здесь выращивают растения, дабы создать себе иллюзию, что они находятся на планете. Махадаи прочитал меню. Названия блюд почти все были незнакомы Юби, и они с Марией предоставили право выбора адвокату. Сначала принесли легкие закуски и бутылку вина. Затем гашиш в витиеватом медном кальяне. Юби всегда считал курение отвратительной привычкой обитателей планет, но сейчас из вежливости делал неглубокие затяжки, радуясь, что вкус не такой противный, как у табака. Затем подали шербет, чтобы прополоскать рот. Потом какой-то острый суп. Все блюда подавались в белой фарфоровой посуде с золотыми вензелями ПДК". Затем им принесли еще одну бутылку вина и какое-то небольшое, обитающее на Безеле животное, запеченное прямо в панцире, который надо было вскрывать при помощи специального инструмента. Еще гашиш и еще шербет. Махадаи рассказывал о каждом блюде, но слова не доходили до сознания Юби. Он смотрел на ярких птиц, порхающих над зданием, вспоминая, что на Безеле им позволяли свободно летать, оставив в качестве аттракциона для туристов. Главным блюдом был толстый ломоть розоватого тушеного мяса с овощами. Жаркое, из чего бы оно ни было приготовлено, выглядело недожаренным. Юби подождал, пока официант принесет соус, увидел, что Мария и Махадаи принялись за еду, и решился отрезать кусочек. Осторожно жуя, он пытался разобраться во вкусе мяса. - Пресновато, - сказал он. - Оно и должно быть нежным, - возразила Мария. - Слишком нежное для меня, - рассмеялся Юби и взглянул на Махадаи. От вина в голове его слегка звенело. - Можно попросить соус чили? Или горчицу? - Это настоящее мясо, а не клонированное, - возразила Мария. - У него должен быть собственный вкус. К нему не нужен никакой соус. - Все в порядке, Прекрасная Мария, - сказал Махадаи. - Это моя вина. Я должен был все предусмотреть. Он махнул смуглой маленькой рукой, подзывая официанта. - Мне нравится так, - настаивала Мария, отрезая еще один кусок мяса и отправляя его в рот. Официант принес бутылочку острого чесночного соуса и предложил подогреть его в хромированной кастрюльке. Юби отказался и вылил красное содержимое бутылочки на мясо и овощи, ставшие после этого гораздо вкуснее. - Мне уже задавали вопросы, - сказал Махадаи, отрезая маленькие кусочки мяса, - относительно происхождения вашего груза. Юби взглянул на него. Вино бурлило у него в крови. - И что вы им ответили? - Сказал, что не знаю, и что все вопросы следует адресовать вам, - он потрогал усы маленьким смуглым пальцем. - Один из запросов пришел из отдела специальных расследований Флота. - Почему они этим заинтересовались? - Хотят убедиться, что груз не краденный. - Если им удастся обнаружить ограбление такого масштаба, то пусть попробуют повесить его на меня. Махадаи посмотрел в глаза Юби. - Могу ли я узнать, откуда у вас этот товар? Вы решитесь доверить мне эту информацию? - Все законно. У нас есть эксклюзивный контракт. В будущем возможны еще поставки партий медикаментов, даже более крупных, чем эта. Махадаи медленно кивнул. - Вы очень удачливый человек, командор. - Я не хочу, чтобы кто-нибудь знал о следующих поставках, пока мы не продадим этот груз по максимальной цене. - Возникнет множество вопросов. Люди захотят знать, от чьего имени вы действуете. Не исключены попытки шпионажа. Юби посмотрел на Марию, которая, казалось, была удивлена этим заявлением. - Они ничего не смогут узнать. - То есть, вы приняли меры предосторожности? - Конечно. Никто ничего не обнаружит. Внезапно Юби вспомнил о Двенадцатом, которого они оставили в резервной рубке, и улыбка застыла на его лице. Он попытался скрыть свое замешательство, взяв бокал с вином и отпив глоток. - Служба безопасности может потребовать доказательств. Ваши прошлые приключения привлекли их внимание. Вы должны знать, что имеете право ничего им не говорить. - Благодарю вас, мистер Махадаи, - кивнул Юби. - Внезапное открытие новых источников богатства... противоречит политике Сообщества. Вы должны знать об этом. Юби посмотрел в широко раскрытые блестящие глаза Марии. - Да, - тихо произнес он. - Мы знаем. Неожиданно Юби почувствовал, что ему необходимо глотнуть свежего воздуха. Он встал. - Где здесь туалет? Махадаи объяснил. Музыка доносилась и сюда. Он удивился, увидев в туалете маленькую сморщенную женщину, продававшую полотенца. Юби заплатил за полотенце, воспользовался кабинкой, вымыл руки и вернулся в ресторан. Стойка бара и стулья были обиты мягким материалом, как будто владельцы предполагали, что гравитация неожиданно исчезнет, и посетители могут удариться о мебель. Чернокожая девушка с поблескивающими в пышной прическе бриллиантами смотрела на Юби через плечо. Он подошел к стойке и встал рядом с девушкой. - Кислородный, - заказал он. Юби посмотрел на девушку. По ее хрупкому сложению трудно было определить возраст - скорее, лет восемнадцать. На ней были серебристые сандалии с обхватывающими икры ремешками и голубое платье без рукавов, сшитое из одного куска какой-то блестящей материи. Она продолжала смотреть на него, слегка покачивая головой в такт музыке. Длинные мочки ушей, достигающие почти до плеч, были украшены большими серебряными серьгами. - Никогда раньше не видели пилота-подпространственника? - спросил он. Она рассмеялась, показав белые зубы. - Нет. Только в кино. Он поднял все четыре руки. - Можете посмотреть. Победитель", - пронеслось у него в голове. - Меня зовут Магда Десмонд. - Юби Рой. Бармен поставил перед Юби одноразовый желто-красный стакан. Кислородный коктейль поможет организму расщепить алкоголь. Внезапно ему расхотелось трезветь. Он расплатился и посмотрел на Магду. - Вы живете здесь? - Я на каникулах. Мы с подругой прилетели поразвлечься. - Снизу? - Да. Из города Парбхани. - А где ваша подруга? - В постели. Тяжелое похмелье, - усмехнулась Магда. Победитель", - подумал Юби. - Может, позже прогуляемся по Порт-Тауну? - А куда? - засомневалась она. - В места, где собираются пилоты, - он засмеялся. - Не волнуйтесь, я буду защищать вас. - А можно взять с собой подругу? - Как хотите. Она опять улыбнулась. - Хорошо. Где мы встретимся? - На остановке катера в половине пятого, ладно? - Договорились. - Тогда, пока. - До скорого. Направляясь к своему столику, Юби обнаружил, что все еще держит в руке стакан с коктейлем. Наверное, лучше выпить его перед встречей с людьми из Портфайер". Он выпил содержимое, бросил стакан в корзину с надписью "легкие металлы" и приблизился к столику. Мария встретила его напряженной улыбкой. По спине Юби пробежал холодок. Он подумал о Марии и Магде, о белой и черной коже, и почувствовал, что внезапно протрезвел. Не сопротивляйся, пусть случиться то, что должно случиться . - Мистер Махадаи говорил о том, что следует поставить охрану на корабль. Он подберет нужных людей. Юби сел и потянулся за бутылкой вина. - Прекрасно, - ответил он. Махадаи улыбнулся. - Я могу уже сегодня все организовать. К четырем тридцати у грузового люка будет стоять охрана, а все внешние шлюзы будут опечатаны. Юби выпил вино и снова наполнил свой бокал. - Звучит неплохо. Он чувствовал, что Мария наблюдает за ним. - Полагаю, что следует организовать встречу со специалистом в области финансов, - сказал Махадаи. - Особенно, если ожидаются еще поставки. Сообществом введен налог на сверхприбыль. - Сверхприбыль, - повторила Мария. - С этим нам еще не приходилось иметь дела. На ее губах заиграла легкая улыбка, но большие темные глаза не отрывались от Юби. - Система налогов очень сложна, но всегда найдутся способы обойти ее. - Да, - согласился Юби. - Так мы и сделаем. Пусть правительство попробует получить свою долю где-нибудь в другом месте. Махадаи коснулся усов маленьким пальцем правой руки. - Они просто хотят, чтобы все было предсказуемым. - Это их проблемы, - нахмурился Юби. На сладкое подали два десертных блюда, каждое со своим ликером, за которыми последовал гашиш и последняя порция шербета. К концу обеда Юби опять захмелел. Проходя мимо стойки бара, он поискал глазами Магду, но, видимо, та уже ушла. Махадаи привел их в офис компании Портфайер", располагавшийся рядом с Порт-Тауном в белом здании со стенами из пенобетона. Огромная комната бежевого цвета была заставлена множеством конторских столов и компьютерных терминалов и освещалась подвесными флюоресцентными светильниками. Потоки данных перемещались от одного терминала к другому - Портфайер" поставлял товары со складов на планете и в Порт-Тауне. Юби подписал контракт и стал обладателем огромного состояния, с которого государство брало грабительские сорок процентов налога. "Отто-Банк" получил причитающуюся ему сумму. Юби с удовлетворением взглянул на остаток - цифру со множеством нулей. После подписания контракта они распрощались с Махадаи и направились обратно в Порт-Таун. Юби посмотрел на часы. Было десять минут четвертого. - Я собираюсь повеселиться. - К нам же придут люди. Охрана. Помнишь? - Черт! Совсем забыл. - Нужно защитить Двенадцатого, если кто-то действительно собирается шпионить за нами. - Да. Черт возьми! - он коснулся ее руки. - Послушай, займись этим сама, ладно? Я хочу отпраздновать успех. - Мы можем сделать это вечером. Волна гнева захлестнула Юби. - Просто сделай это, хорошо? Сделай одолжение. Прекрасная Мария взглянула на него своими темными бездонными глазами и подняла руку к горлу. - Ладно. Если ты... - Да. Я так хочу. Путь до Порт-Тауна они проделали в полном молчании. Движущаяся лента тротуара скользила вдоль металлической поверхности улицы. Здесь не было мягкого черного покрытия. Из баров доносились звуки музыки. Пилоты, докеры, портовые служащие проносились мимо, касаясь земли лишь кончиками пальцев из-за почти отсутствующей гравитации. За исключением публичных домов, все здания были из пластика. Привычная жизнь бурлила вокруг Юби и Марии, которые двигались по направлению к грузовым причалам. - Пока, - сказал Юби и махнул рукой Марии. Не обращая внимания на ее мрачный взгляд, он выбрал наугад один из баров и нырнул внутрь. Пластиковые стены помещения были выкрашены в кричащий синий цвет. Над стойкой висела фотография Эвела Крупна с автографом. Дюжина музыкантов сидели на сцене, терзая свои инструменты и пытаясь петь какую-то песню. Все это не походило даже на хор, а музыкант с гитарой почти спал. Диссонирующие звуки вызывали яркие вспышки в мозгу Юби - отличное дополнение к переполнявшей его мрачной энергии, которая бушевала в нем, как пламя реактивного двигателя. Пока музыканты пытались справиться со следующей песней, Юби выпил немного Шарпса". Потом он попросил разрешения сесть за клавиатуру синтезатора, чтобы немного помочь музыкантам, однако его дисгармоничная манера игры поставила их в тупик. Их бестолковое топтание вокруг его резких атональных аккордов только усиливало разочарование. Юби вспомнил о свидании с Магдой в самую последнюю минуту. Он отошел от синтезатора, чем вызвал громкий хор протестов со стороны остальных музыкантов, только начавших приспосабливаться к его манере игры. Купив баллончик Четвертого Красного, он вдохнул наркотик, чтобы подбодрить себя, и направился к остановке катера. Он улыбнулся, увидев стоящую у платформы Магду, одетую в красно-серое платье, очень похожее на то, что было на ней в клубе. В ушах сверкали серьги, украшенные рубинами, каждый из которых весил, наверное, не менее четверти килограмма. На плече у девушки висела сумка. Ее подруга оказалась высокой темнокожей женщиной примерно такого же возраста. Длинные прямые волосы были серебристого цвета. Она носила светлую шелковую блузку навыпуск, бриджи до колен, шелковые чулки и множество серебряных украшений. Круглые дымчатые очки, напоминавшие две монеты, украшали ее орлиный нос. Точка на лбу у девушки - знак касты - была красной, а серьги бирюзовыми. - Это Камала, - представила подругу Магда. Камала посмотрела на него и прыснула. - В чем проблема? - повернулся к Магде Юби. Магда тоже засмеялась. - Просто мы в отличном настроении, вот и все. - Я тоже, - ухмыльнулся Юби. Он подпрыгнул, оттолкнувшись кончиками пальцев, повернулся в воздухе и приземлился. Новый приступ смеха заставил Камалу согнуться пополам. Короткая юбка, задиравшаяся вверх из-за почти полного отсутствия гравитации, открывала взгляду Юби тонкое голубое нижнее белье Магды. Широко расставляя руки и ноги в попытках управлять своим телом, Магда быстро убедилась в неудобстве своего костюма. Из ее сумочки стали высыпаться вещи. Когда лицо девушки приняло обиженное выражение, Юби взял ее за руку. Он привел их в Черного контрабандиста". Бар получил свое название в честь легендарного разбойника и из-за необычных шершавых стен из черного пластика. Здесь был зеркальный потолок и подвешенная на тяжелых стальных стержнях площадка для танцев с поручнями ограждения. Народу внутри было мало, но Юби знал, что после окончания смены бар быстро заполнится. Юби продолжал маленькими глотками потягивать Шарпе". Магда заказала напиток под названием синдху", оказавшийся густым и красным. Чтобы приготовить его, бармену пришлось заглянуть в компьютер. Камала пила клюквенный сок, продолжая смеяться над чем-то, что видела только она. Появились посетители, в основном пилоты и докеры. - Не могу поверить, как много здесь наверху употребляют наркотиков, - сказала Магда. - Пилоты проводят многие месяцы без всякого медицинского контроля, - объяснил Юби, - поэтому мы должны иметь свободный доступ к аптечке. - Внизу все по-другому. Половина людей придерживается философии, которая в переводе с санскрита звучит как Истина и умеренность . В основном это означает отказ от всяких удовольствий. Никаких азартных игр, алкоголя, минимум стимуляторов. Только гашиш, но от него меня тянет в сон. Камала опять засмеялась. Магда бросила на нее сердитый взгляд. - Покажи Юби свои глаза, Камала. Камала сняла очки. Ее зрачки были почти такой же величины, как стекла очков. Юби удивленно смотрел на нее. Она опять засмеялась. - В это трудно поверить, но она моя компаньонка, - сказала Магда. Вращающиеся цветные огни окрасили бриллианты в ее волосах сначала в золотистый, а потом в небесно-голубой цвет. - Мой отец хотел, чтобы она охраняла меня от неприятностей. Услышав эти слова, Камала закивала головой и надела очки. - Кто ваш отец? - спросил Юби. Он работает в ПДК. Вице-президентом отделения компании на планете. Это объясняло ее появление в клубе. - Я родилась не здесь. Отца перевели на Безель. Через два года мы уедем. Камала встала и направилась в туалет. Юби проводил ее взглядом. - Вам, жителям планет, следует соблюдать чувство меры относительно наркотиков, - сказал он. - Черт с ним. Лучше скажите, есть ли у вас Голубой Рай, или мне купить немного? Магда с размаху поставила свой стакан на стол. Густая красная жидкость повисла в воздухе, а затем стала медленно опускаться, описывая дугу, по мере того, как станция поворачивалась под ней. Магда в изумлении попыталась поймать ее стаканом. Когда в воздухе осталось висеть лишь несколько капель, Юби протянул руку и прикрыл стакан, не давая жидкости снова выплеснуться. Несколько капель размазались по поверхности стола. Магда улыбнулась.

1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19

Автор:Уильямс Йон. Книга :Корабль беглецов
скачать эту книгу можно по ссылке

Добавить книгу на сайт
Друзья
Электронная библиотека
Архив книг
Обратная связь
admin[dog]allbooks.in.ua

Интернет реклама
Все материалы предоставлены исключительно для ознакомительных целей и защищены авторским правом