Корабль беглецов, Уильямс Йон, читать или скачать бесплатно эту книгу.

Онлайн библиотека - большой выбор различных книг, разных жанров и направлений

Читать Уильямс Йон Корабль беглецов


скачать Уильямс Йон Корабль беглецов можно отсюда

- Мне начинает нравится слабая гравитация. Это забавно. - Здесь достаточная сила тяжести, - сказал Юби, слизывая красную жидкость с ладони, - чтобы разобраться, кто наверху. Магда хихикнула. Белые зубы сверкнули на черном лице. - Только хорошо бы, - сказала она, - иметь подходящую одежду. - Могу подсказать, как решить эту проблему. Она вопросительно посмотрела на него. - Да? И как же? - Просто снимите платье. Ее глаза округлились. - Действительно, просто. - Оглянитесь вокруг. Она медленно повернула голову, обведя взглядом помещение, и в раздумье коснулась передних зубов кончиком красного от коктейля языка. - Возможно, попозже, - в ее голосе звучало сомнение. - А сейчас не могли бы вы пойти к стойке бара и купить немного Голубого Рая. Мне неудобно в этой юбке. - Конечно. Она достала из сумочки и протянула ему кредитную карточку. Юби отправился к стойке и купил ей капсулы. Когда он вернулся, Магда запихивала свое платье в сумку. Юби сел, наблюдая, как колышутся ее груди. - Рама, - зашептала она. - Всемогущий. Не оставь меня без защиты в этих трущобах. В голове Юби вспыхнула молния. - Вы считаете это трущобами? - спросил он. - О... - она выпрямилась и, увидев его, смутилась. - Извините. - Это просто стиль жизни. Я могу купить вашего отца вместе с потрохами. - Я не хотела обидеть вас, - она дрожала, как будто ей было холодно. - Можно надеть ваш жилет? Мне так не очень удобно. - Воспользуйтесь верхними прорезями для рук, - он передал ей жилет и положил капсулы на стол. Она взяла две штуки, улыбнулась и надела жилет, плотно запахнув его. - Ну вот, - сказал Юби. - Теперь вы нарядно одеты. Вернулась Камала, ведя за собой высокого черноволосого пилота с "Андриона". - Пилот Людовик, - вежливо поздоровался Юби. - Я Юби Рой, командор "Беглеца". - Мы встречались? - удивился Людовик. - Не думаю, просто, я знаю, кто вы. На лице Людовика отразилось сомнение. - О... Рад видеть вас, - его угловатое лицо осветила слабая улыбка. - О вас ходят слухи, Юби Рой. - Неужели? - Вы становитесь знаменитым. - Да? И что он сделал? - заинтересовалась Магда. Юби пристально посмотрел на Людовика. Трущобы". Для нее они были чужими. Монстрами. В глазах Людовика засветился огонек понимания. Он едва заметно кивнул. Камала опять засмеялась. Юби сделал глоток Шарпса". Алкоголь обжег ему горло. - Громадные чудовища в панцирях и со множеством рук. Выглядят как камни, пока не подойдешь ближе. Они атаковали шахтеров на одном из рудников пояса астероидов. Людовик ухмыльнулся. - Юби спас их. Магда не знала, верить им, или нет. - Но ведь там нет разумной жизни. Это общеизвестно. - Они не разумные, - сказал Юби. - А просто голодные. Съели шестнадцать шахтеров. Мне пришлось воспользоваться самодельным оружием. Сначала раскалываешь панцирь, а затем достаешь их лучом лазера. - Перестаньте рассказывать такие ужасные вещи, - отвернулась Магда. - Это и было ужасно. Юби и Людовик принялись подробно описывать ужасы сражения, пока не появились музыканты и не зазвучала какая-то сложная мелодия. Юби и Магда танцевали до тех пор, пока ее глаза не затуманились от Голубого Рая. Он отвел девушку в отель Порт-Меншен", где снял комнату для свиданий и купил гормоны. Людовик и Камала расположились за соседней дверью. Юби поцеловал девушку, ощутив сладкий вкус коктейля на губах, и снял с нее оставшуюся одежду. Пока он выключал свет и вдыхал остатки Четвертого Красного из баллончика, она неуклюже взобралась на кровать. Юби ощутил прилив энергии. Голова его слегка гудела. Сквозь тонкую стенку слышался приглушенный смех Камалы. Он опустился на Магду и нижней парой рук ухватился за трубчатую раму кровати. Девушка была почти не видна в тусклом желтом свете. Она закрыла глаза, стиснув ладонями его руки. Бриллианты в ее волосах слабо поблескивали. Шепча какое-то имя, она приподняла бедра ему навстречу. Ее глаза по-прежнему оставались закрытыми. Юби не сразу понял, что она шептала совсем не его имя. Это он хорошо понимал. Для него главным было то, что ее звали не Мария. 16 Прекрасная Мария ощутила легкое покалывание в затылке, вызванное перепадом давления. Она застыла, пытаясь определить, не произошла ли разгерметизация. Девушка расслабилась, убедившись, что все в порядке, сигналов тревоги не было. Значит, это возвращается Юби. Она взглянула на зеленые цифры часов. Почти полдень. Он спустился по трапу центрифуги и вошел в рубку. Под глазами у него были круги, волосы спадали на лицо. От него пахло спиртным и дорогими духами. - Повеселился, - сказала Мария. - Да. Извини... Наверное, нужно было позвать тебя. - Может быть. Она мрачно смотрела на него. Он отвернулся и потрогал щетину на щеке. - Не думаю, что нам стоит одновременно покидать корабль, - сказала Мария. - Кто-то должен оставаться с Двенадцатым. - Хорошо. Охранник показал мне, как работает система безопасности. Эта тема, казалось, не интересовала его. Он тяжело опустился в кресло. - Значит, сегодня моя очередь выходить, правильно? - Ну... я собирался выйти и купить костюм. Для судебного заседания. - Вечером. - У меня свои планы, - он посмотрел на нее, а затем отвел взгляд. - Ладно, будь по-твоему. - Вот и хорошо. Не забывай, что мы оба должны присутствовать в суде. Мне тоже нужен костюм. - Можешь отправляться прямо сейчас, если хочешь. Челнок на базу уходит в десять. Она повернулась к терминалу. - Я занималась закупкой видеофильмов, игр и музыки. Посмотри список, пока я собираюсь. Может, тебя что-нибудь заинтересует. - Ладно. Он уселся за терминал, вызвал на экран нужный файл и стал перемещать курсор, отмечая заинтересовавшие его названия. - Я посмотрела, сколько денег у нас осталось. Даже после закупки компьютеров хватит, чтобы приобрести две сингулярности вместе с кораблями, такими же большими, как Беглец". - Да, - усмехнулся он. - Можно основать транспортную компанию. Беглец" и Возлюбленная лтд . - Не забывай про Сообщество. Все может рухнуть в любой момент. Он посмотрел на сестру. В его глазах отражались мерцавшие на пульте красные огоньки, указывающие на то, что грузовые люки открыты, а автоматические погрузчики включены. - Рухнуть... Черт! - произнес Юби. - Мы ведь просто заработали деньги. И надеемся заработать еще. - Рано или поздно они обо всем узнают. Мне уже звонили из отдела расследований флота. Хотели задать несколько вопросов. - И что ты им ответила? - Посоветовала обратиться к нашему адвокату. Юби улыбнулся, снова повернулся к экрану и отметил еще один фильм. - Когда все откроется, - продолжала Мария, - мы утратим монополию. Как ты думаешь, что будет с нашим бизнесом, когда правительство и Хайнлайн" захотят прибрать это дело к рукам? Нас просто вытеснят, как раньше это уже было со многими семьями. Юби сердито повернулся к ней. - Мы сами можем стать компанией вроде Хайнлайна"! Ты об этом задумывалась? - Возможно. - Мы пилоты. Это все, что мы умеем. Тебе приходилось переживать что-либо подобное ощущению подпространства? - Я думала об этом. Можно построить экскурсионный корабль. - Что? - Экскурсионный корабль. Возить туда богатых людей. Пусть попытаются организовать свой бизнес с Возлюбленной. - Ушам своим не верю! Мария задохнулась от гнева. - А что здесь не так? - Ты только представь себе, Мария! - Юби размахивал тремя руками. - Мы с тобой берем на борт банду этих земляных червей - богатых фермеров, чиновников и их тупых детей - вытираем пыль с их ног, убираем за ними, учим пользоваться скафандрами, следим за их безопасностью в невесомости, чтобы они не разбили свои драгоценные головы и никто не увидел, что у них там за мозги, готовим им еду и... - Нам не нужно будет самим заниматься этим, Юби. Мы богаты. Мы просто купим корабль и будем получать прибыль. - Господи Иисусе! Гнев клокотал в горле Марии. Она тяжело дышала. - Мы богаты, Юби! И если хотим сохранить свое богатство, то должны научиться этому. Если ты хочешь основать компанию вроде Хайнлайна", то сначала нужно изучить их методы работы. Провести немного времени с другими богачами - не худший способ. Он покачал головой. - Мы доставляем грузы. Это все, что мы умеем. - Будет лучше, если мы научимся чему-нибудь еще. Потому что мы много лет занимались доставкой грузов и всегда оставались в проигрыше. - Сейчас мы победители. Она встала, подошла к трапу и стала взбираться вверх. Злость не отпускала ее. Остановившись на верхней ступеньке, Мария глянула вниз. - Все меняется, - сказала она. - Ты же все время повторяешь эти мои слова. Мария нашла в справочнике магазин одежды, покинула грузовой причал С и окунулась в шум Порт-Тауна. Она купила себе в киоске кусок говядины в имбирном соусе и съела его на остановке катера. Магазин назывался У Хонга" и находился тремя уровнями выше причала для катеров - ярко освещенное место с выложенным пластиковыми плитками полом и черными графитовыми стенами. Повсюду бродили разодетые посетители. Они не бросали удивленных взглядов на Марию, как в клубе. Вероятно, на этом уровне люди чаще имели дело с пилотами-подпространственниками. Она вошла в магазин и посмотрела на подошедшего к ней седого человека с азиатскими чертами лица. Мария видела свое отражение в его печальных черных глазах - высокая экстравагантная девица с грязными босыми ногами в жилете и шортах. Она показала кредитную карточку. - Завтра я должна быть в суде, и мне нужна подходящая одежда. - Нет проблем, - понимающе кивнул мужчина. Мария улыбнулась. Яркие лучи лазеров заплясали вокруг ее тела, снимая мерку. Мария выбрала материал и фасон, и расположенные в глубине зала автоматы разрезали ткань, сложили ее и застрочили дорогим швом, вместо того, чтобы, как обычно, просто склеить детали. Все это заняло меньше часа. В результате получился целый костюм: светло-голубая рубашка со стоячим темно-синим воротником и короткими рукавами, куртка без воротника с вельветовыми клапанами карманов, черные бархатные туфли, серые полосатые брюки в обтяжку. Одежда обитателей планет была максимально адаптирована для жизни на орбите - убраны все застежки и петли, чтобы в условиях невесомости не за что было зацепиться. Мария смотрела на свое выражение в зеркале и вспоминала, как почти в таком же костюме входила в двери Монте Карло", дрожа от страха и повторяя про себя правила игры в красное и черное". Тогда она пыталась проникнуть в мир, который видела только в кино. Теперь она опять войдет в эту жизнь. Управляющий, казалось, был разочарован тем, что она решила не надевать новый костюм тут же, в магазине. Он аккуратно упаковал одежду в светло-зеленую пластиковую коробку. Прекрасная Мария вернулась с коробкой на Беглец". Двенадцатый наигрывал какую-то грустную мелодию, Юби спал у себя в каюте. Она засунула коробку с костюмом под кровать и направилась в холл, размышляя на ходу, не посмотреть ли один из новых фильмов. Вдруг она вспомнила, что скоро сюда прибудет Абразо". Интересно, сердится ли еще на нее Кит? Она включила видеопроектор. Все персонажи фильма жили на планете. Они казались очень глупыми, а их поступки нелогичными. То ли это плохой фильм, то ли она ничего не может понять? Раздался зуммер телефонного вызова. Мария нажала на паузу", сняла со стены пульт управления и переключила изображение и звук к себе в холл. - Юби здесь? Так вот, как она выглядит", - подумала Мария. Черная кожа, зачесанные назад длинные волосы, глупые глаза. Странные проткнутые мочки ушей, свободно свисающие почти до плеч и колышущиеся, как оборванные ленты. Угрюмый взгляд. Вероятно, недовольна, что ответил не Юби. Такие пользуются дорогой парфюмерией. Возможно, у нее даже нет вшей. - Командор сейчас не может ответить, - сказала Мария. - Скажите ему, что звонила Магда. Я запомнила название того места. Это "Сурат". Можете ему передать? - Да. - Я буду ждать его в шестнадцать тридцать. - Записала. Мария переслала запись разговора в каюту Юби. Он посмотрит, когда проснется. Она подумала, что придется опять в одиночестве провести ночь на корабле, ожидая когда вернется Юби. В воздухе холла замерцали полосы интерференции. Сердце Марии замерло. Она отвела взгляд. - Где Китти? Куда она ушла? Это голос Паско. Мария узнала интонации - запись была сделана незадолго до трагического конца, когда его разум уже начал падение в зияющую пропасть. Ненависть вскипала у нее внутри. Сжав кулаки, она посмотрела на жалкую дрожащую пародию отца. - Ты свое получил. Он смотрел на Марию удивленным взглядом. - Я что-то хотел сказать, а теперь забыл. Вы не видели ее? Я давно ищу. Ярость бушевала у нее в мозгу. - Я избавлюсь от тебя. Ты не мой отец. Плевать я хотела, что думает Юби. Мария схватила клавиатуру и принялась за работу. Она найдет его. После двух часов напряженной работы Прекрасная Мария обнаружила Паско и изолировала его. Она нашла программу, которая перемещала в другое место и прятала изображение после очередного случайного появления, распутала ее, как моток шерсти, и собрала все изображения в один файл, заблокировав к нему доступ. Первое в галактике голографическое привидение было поймано и спрятано в шкаф. И если Прекрасная Мария не захочет, оно никогда оттуда не выйдет. Тем временем Юби сходил в Порт-Таун и вернулся с дорогим костюмом. Вероятно, Сурат был магазином одежды. Магда не пришла вместе с ним, и ее духами от него не пахло. Общается с богатыми людьми, - подумала она, - ведь я этого от него хотела? Для Порт-Тауна она надела темно-серое трико со светлыми полосками, нанесенными на ткань при помощи луча лазера, почти прозрачную накидку, перекинутую от правого бедра через левую грудь и плечо. Она нанесла пудру с блестками на щеки и шею, надела мокасины с бахромой. В Порт-Тауне Мария вприпрыжку двинулась вдоль короткой металлической улицы, опоясывающей узкий конец базы Безель подобно надетому на палец серебряному кольцу. Она переходила от бара к бару, от клуба к клубу. Ела, танцевала, иногда оказывалась в неподходящей компании. Встречала старых друзей, пила, отвечала на их неуклюжие комплименты. Она мягко, по-дружески отметала попытки узнать о происхождении груза Беглеца", не отвечала и на прямые вопросы. Вокруг звучал смех, шум, крики. Прекрасная Мария пила, танцевала, смеялась, но мысли ее были заняты. Она находила своих товарищей немного странными, какими-то чужими. Раньше Порт-Таун и подобные зоны на других базах казались ей домом. Она, не задумываясь, путешествовала с базы на базу, окунаясь везде в привычную жизнь. Но сейчас она смотрела на все это, по крайней мере, отчасти, чужими глазами. Двенадцатого? Махадаи? И пилоты-подпространственники казались ей чуть-чуть странными: счастливые, безалаберные, безыскусные, одетые в лохмотья, которые они с гордостью носили, как флаги. Чрезвычайно удачливые во всем, за что брались, так что даже власти почувствовали угрозу и поставили своей целью уничтожить их. Ограниченные, знающие только свой мир и свой бизнес, и не беспокоящиеся ни о чем, кроме острых ощущений подпространства. Исчезающие. Через поколение их уже не будет. Может, потому, что они ничего не понимают? Может, они слишком верят в свои возможности, в необходимость и правильность своего образа жизни, и поэтому не пытаются понять обитателей бронзовых дворцов, вроде ПДК-клуба, которые решили просто избавиться от них, подобно тому, как программист стирает из памяти компьютера старый ненужный файл. Пилоты-подпространственники не понимают этого, не дают себе труда даже задуматься над этим. Это все, что мы умеем". Так говорил Юби. Мы пилоты. Что может быть лучше ощущения подпространства? Сердце Марии глухо застучало. Окружающее веселье казалось искусственным. Она понимала, что все это будет уничтожено, как в черной дыре, которая засасывает материю, сжимая ее до такого плотного состояния, что ни одна, даже самая маленькая частичка, не может шевельнуться. Она подумала о том, что Паско заглядывал в ту же самую черную дыру, и его разум не нашел иного выхода, кроме безумия... Коктейль оставил во рту металлический привкус. Она встала, извинилась и вышла из бара на покрытую металлическими плитками улицу. До нее доносились звуки музыки и запах готовящейся пищи. Мария подумала, что они с Юби выкрутились. Теперь у них есть финансовые резервы. Почти все остальные либо исчезнут, либо будут вынуждены измениться. Дольше всех продержатся пилоты внутрисистемных линий, занимающиеся доставкой сырья с астероидов и безжизненных лун и нашедшие свою нишу в экономике окраин, которой не интересуются крупные компании. Но они не были пилотами-подпространственниками, никогда не испытывали тех ощущений, направляя корабль в ревущую бездну черной дыры и вновь возвращаясь к действительности... Те, кто выживет, будут поглощены чужой культурой, знающей о подпространстве, но не живущей в нем. Слезы ослепили ее. Она покачнулась и прислонилась к пластиковой стене здания, когда-то выкрашенной в черный цвет. Боль в груди не утихала. Почему сейчас? - подумала Мария. Глупо плакать - ведь она давно уже все знала. Затем она поняла, что ее реакция вызвана тем, что теперь она смотрела на этот мир извне. Когда они с Юби умирали вместе с остальными, плакать было бессмысленно. Кто оплакивает собственную смерть? Теперь Беглец" спасен, хотя и не в состоянии сохранить привычное окружение. - Настоящее секс-шоу. Всего за двадцать. Для вас пятнадцать. Она моргнула и отбросила волосы со лба. Зазывалой оказался старый пилот-мутант со второй парой рук вместо ног. Его нижние руки были засунуты в верхние подмышки, узловатые пальцы скользили по металлической мостовой. Мутант был такой дряхлый, что даже не мог стоять, и хозяева клуба посадили его в дверях. Те лекарства, что он принимал для поддержки координации и равновесия, каким-то образом влияли на его зрение. Он смотрел вправо и вверх от Марии. - Незабываемое зрелище, - уговаривал он. - Все настоящее. Секс вживую. На его лице засветилась надежда. - Наркотики. Качественный товар, женщина-пилот. Голубой Рай - магический Седьмой. Восьмой Красный. Ингаляторы, таблетки - все, что пожелаете. Дешевле, чем где-либо еще. Прекрасная Мария повернулась и пошла прочь. Печаль в ее сердце отзывалась в такт доносившейся откуда-то грустной мелодии. Слишком много для одной вечеринки", - подумала она. Шли дни. Судебное заседание длилось не более десяти минут. Гораздо больше времени потребовалось, чтобы избавиться от репортеров, окруживших Марию и Юби, когда они выходили из здания суда. Во время их отсутствия кто-то пытался проникнуть на Беглец через грузовой люк. Незваный гость, вероятно, знал, что его появление вызовет тревогу, поскольку после того, как потревоженный охранник выскочил из шлюза для экипажа в грузовой отсек, он совершил прыжок в противоположном направлении. Охранник выстрелил в него, но пуля пробила контейнер Семнадцатого Оранжевого, выпустив в воздух ангара блестящие прозрачные пузырьки гормона. Прежде, чем атмосферу очистили, умственные способности занятых на погрузке рабочих выросли процентов на десять. Шпион скрылся на украденной ремонтной капсуле, которую он оставил у шлюза станции. Через несколько дней погрузочные механизмы причала 17А умолкли, была выгружена последняя тонна медикаментов. Беглец отошел от причального модуля и, мигая красными сигнальными огнями, завис в двух милях от базы Безель. Арендованный на базе склад постепенно заполнялся компьютерами различных моделей. Юби и Мария пользовались скафандрами для посещения Порт-Тауна, они виделись друг с другом только когда этого требовали дела. Они уплатили задаток за две черные дыры, которые должны быть пойманы и доставлены на Безель. Расположенные неподалеку и вращающиеся синхронно с базой доки ПДК построят вокруг этих сингулярностей корабли. Огромные транспорты, как того хотел Юби. Больше, чем корабль Возлюбленной. Абразо приближался. Огненная струя от плазменных двигателей сияла в пустоте. Мария больше ничего не слышала о Магде. Вероятно, эта девушка больше не нужна Юби. Теперь он казался более спокойным. Он не рассказывал Марии, как проводил время в Порт-Тауне. Визиты Марии были короткими, вынужденными. Тоска не отпускала ее. В конце концов, она нашла себе пару, тихого лысеющего немолодого мужчину по имени Митагучи. Много лет назад, сразу после того, как он получил свой сертификат пилота-подпространственника, его семья разорилась в результате первого наступления Сообщества, и Митагучи устроился на транспортные линии Компании. Теперь он дослужился до старшего офицера и ожидал вакансии, чтобы получить должность капитана и иметь, наконец, возможность использовать полученный еще в одиннадцать лет сертификат. На Доране у него была жена и трое почти взрослых детей. Митагучи все еще одевался как пилот-подпространственник, когда посещал Порт-Таун, где встречался со старыми друзьями, пел старые песни. Что-то в нем привлекало Марию - в Порт-Тауне они могли жить, погрузившись в мечты, хотя до конца и не верили им. Они вдвоем бродили по металлическому кольцу, ни пропуская ни одного из развлечений, радуясь его грубой и суматошной жизни, занимаясь любовью внутри пластиковых обшарпанных стен. Он рассказал ей о своей семье, поделился дорогими его сердцу воспоминаниями. Он не видел своих уже много лет. За два дня до того, как ему было предписано покинуть базу, Митагучи вдруг понял, что безумно влюблен в Марию. С горящими глазами он оттеснил ее в угол комнаты для свиданий и пылко объявил, что хочет отказаться от должности, бросить жену, детей, работу и перебраться на борт Беглеца", чтобы быть вместе с женщиной, которая возродила его к жизни, вернула ему все, что он когда-то потерял... Его необычная настойчивость, сила его отчаяния привели девушку в замешательство. На какой-то короткий миг Мария даже испугалась. Она смотрела на него долгим неподвижным взглядом. Митагучи прочел ответ в ее глазах и весь как-то съежился и обмяк. Он не противился, когда Мария попросила его уйти. Незадолго до старта своего корабля Митагучи отправил ей письмо, в котором благодарил Марию за принятое решение. Его порядочность несколько улучшила настроение Марии. Абразо" причалил к модулю А. В последующие несколько дней во время посещений Порт-Тауна Мария чувствовала некоторое возбуждение. Возможно, она увидит Кита. Но дни проходили, а встреча так и не произошла. Не получила она и сообщения по электронной почте. Она перестала ждать. Когда, наконец, предоставился случай встретиться, это случилось в неподходящий момент. Прекрасная Мария сидела в Клубе под названием Теперь и всегда , представлявшем собой пристройку к публичному дому и предназначавшемся в основном для эффективного вытягивания денег из карманов пилотов и докеров. Мария не любила подобные места, с их агрессивными официантами и назойливыми проститутками обоего пола. В "Теперь и всегда" ее привели Ву и Пете Рэй, двое пилотов, которые доставляли груз для хозяина бара и имели здесь какие-то дела. Ву и Пете Рэй были сверстниками Паско. Их семьям удалось выжить благодаря эксклюзивному контракту с Портфайер на поставку медикаментов с базы Безель на остальные окраинные системы вроде Анжелики. Подобный контракт Де Соарес Экспрессуэйз заключил с ПДК. Иногда они уступали часть груза Беглецу", и теперь, возможно, Беглец" даст заработать им. Ву и Пете Рэй знали Марию и Юби с рождения, а Мария и Юби виделись с ними и их пятью детьми чаще, чем с другими пилотами, работавшими в этой части космоса. Теперь и всегда был их четвертой забегаловкой за этот вечер. Пока Пете Рэй, положив свои большие коричневые руки на стойку бара, разговаривала с хозяином, Ву взял у ближайшего официанта поднос с бокалами водянистого пива и передал их Марии и своим детям. В глубине зала в мерцании розовых и фиолетовых огней лениво танцевали проститутки. Их беспорядочные движения имели весьма отдаленное отношение к звучавшей музыке. Куклы-андроиды танцевали бы лучше, но в последнее время люди обходились дешевле. Тем временем Ву и компания пропустили по одной и принялись подпевать в такт музыке, к большому неудовольствию официанта, который считал, что поющие посетители тратят слишком мало денег. Пока Ву беседовал на эту тему с официантом, Мария направилась в туалет. Она оттолкнулась ногами, пролетела над соседним столиком и приземлилась на свободном месте. Протянув руку, чтобы ухватиться за поручни, она краем глаза заметила освещенные красноватым светом щеку и лоб Кита де Соареса. Рука Марии непроизвольно сжала поручни. Ее тело по инерции пролетело вперед, а затем вернулось, как мяч на конце эластичного шнура. Кит шел в ее сторону. Мария слегка оттолкнулась от пола и оказалась рядом с ним. Кит вздрогнул. Она поздоровалась, и он пробормотал в ответ что-то невнятное. - С Беглецом все в порядке, - сказала Мария. Казалось он ищет кого-то взглядом. А может, он просто не хотел смотреть на нее. - А со мной нет. - Что ты имеешь в виду?! - Марко все узнал, - он повернулся и впервые посмотрел на девушку. Его взгляд был холодным. - Больше не проси меня об одолжении, ладно? - Извини, - она выдавила улыбку. - Я здесь с друзьями. Присоединишься к нам? Кит покачал головой. - Увидимся позже. Он повернулся и отпрыгнул в сторону. - Жаль, - сказала Мария. Он не отреагировал. Возможно, не слышал. В туалете стоял резкий запах дезодорирующих средств и дешевой косметики проституток. Вытирая руки и разглядывая свое отражение в грязном зеркале, она вдруг сообразила, что наткнулась на Кита, когда тот выходил из публичного дома, и что он, скорее всего, шел от женщины и стыдился этого. Неподходящий момент. Спор Ву с официантом был прерван появлением буддистского миссионера, который положил брошюры на каждый стол, и чье выдворение - он прекрасно дрался посохом - потребовало внимания всего персонала. К тому времени, когда Мария вернулась за столик, Ву и его семья опять распевали во все горло, широко улыбаясь. Пилоты способны музицировать везде, когда им этого хочется. Мария присоединилась к ним. Мысли ее были заняты Китом, его странными манерами и холодным взглядом. В голове Двенадцатого звучали сложные ритмы ударных. Чужие мысли бурлили у него в крови. Он висел посередине резервной рубки. Выключив свое звукозаписывающее устройство, он позволил урагану человеческих эмоций захватить его. Страсть". Люди были невероятно необузданными, слишком импульсивными, преувеличивающими важность своих эмоций. Их развлечения почти всегда были бесстыдным проявлением страсти, любви или желания, а иногда и более сложных мыслей, хотя выраженных с откровенной страстностью. Некоторые музыкальные стили, в особенности стриф и дросс, оказались достаточно понятными, обрушивая на слушателей мощный поток простых повторяющихся ритмов. Они напоминали ритмы Возлюбленной, звучавшие во время сражений или тяжелой работы. Тема, конечно, была другой, но общую тенденцию Двенадцатый улавливал. Отдельные произведения в стиле дросс были более сложными, их главная тема размыта, ослаблена - более поэтична, по заключению Двенадцатого. Поэзия представляла собой явление, которое Двенадцатый считал безнадежно глупым и определенно гибельным, созданным как будто для того, чтобы вызвать отклик посредством умелого обращения к тем уровням сознания, которые сами по себе скрыты и трудны для понимания... Двенадцатый подумал, что подобное воздействие может быть использовано коварным разумом, чтобы заразить мысли своих врагов. Хуже всего обстояло дело с грустными балладами. Мелодии почти всегда были печальными, тема простая и понятная - обычно любовь или разлука - но концентрация эмоций чрезвычайно велика, а чувства выражены всегда в поэтической форме. Все это еще более углублялось, когда в ритм баллады вплеталась мелодия, которую Мария называла ладино", и которую Двенадцатый был склонен рассматривать как несомненное зло. Мелодический рисунок "ладино" почти не просматривался, ритмы обрывались, темы сменялись одна другой... любое ритмическое построение исчезало прежде, чем слушатель успевал уловить его. Некоторые ритмы напоминали ритмы Возлюбленной, но если бы она попробовала передать своим слугам такое сообщение, то они ничего не поняли бы, и результатом явилось бы лишь замешательство и растерянность. Любой из слуг Возлюбленной, подвергнувшись воздействию такого количества эмоций, сошел бы с ума. Двенадцатый спасался только тем, что пытался сконцентрироваться на указаниях Возлюбленной собирать информацию, учиться и оставаться объективным... Если ему придется действовать, а не оставаться просто свидетелем, он окажется совсем беспомощным. Такое сосредоточение людей на своих чувствах он находил непристойным. Сами эмоции часто были неподходящими, насколько Двенадцатый мог разобраться в человеческих взаимоотношениях, и настойчивость певца в подчеркивании и важности своих чувств казалась ему эгоистичной сверх всякой меры. Двенадцатый подумал, что когда-то давно человечество стало разобщено. Каждый индивидуум существовал теперь лишь как фрагмент, лишенный своей Возлюбленной, которая должна была направлять течение его жизни. Некоторые люди верили в богов, некоторые нет. Юби и Мария никогда не встречали бога. Было непостижимо, как человечество могло достичь современного уровня развития в таком хаосе чувств и мыслей... Может быть, боги сначала направляли людей, и потом бросили на произвол судьбы по какой-то непонятной причине? Эта мысль поразила Двенадцатого, как удар грома. Возможно ли, чтобы Возлюбленная когда-нибудь перестала нуждаться в своих слугах и оставила их бродить в одиночестве, занявшись более важными делами? Двенадцатый вздрогнул от страха. Нет. Он обязан верить Возлюбленной, быть ее наблюдателем здесь, на "Беглеце". Он не должен поддаваться панике и распространять свои предположения относительно человечества на священное и совершенное существо, являвшееся его собственным сердцем, средоточением его жизни. Но мысль о человеческих богах, как приглушенная мелодия баллады, непрошенно поднималась в его мозгу. Его собственная миссия сталкивалась с трудностями. Хотя вторая часть божественного послания была достаточно понятна, первая смущала его. Вероятно, бог считал, что Двенадцатый знает о человечестве больше, чем это было на самом деле. Бог винил себя в том, что случилось какое-то несчастье - это ясно. О природе этого несчастья ничего не говорилось - речь шла о партиях и "поставках" - но предупреждение бога относительно семьи де Соарес прозвучало достаточно понятно. Возможно, в послании содержался скрытый смысл. Возможно, все это было одним из видов поэзии, попыткой воздействовать на подсознание Двенадцатого. Он с ужасом подумал, что его мозг мог быть разрушен хитрым человеческим богом. Эта мысль повергла его в смятение. Он отбросил от себя красное звукозаписывающее устройство, как будто прибор жег ему руки. Он подплыл к синтезатору и запрограммировал самый спокойный из ритмов Возлюбленной, затем пристегнулся к креслу, прикрыл глаза, полностью сосредоточившись на успокаивающих звуках. Человеческие мелодии все еще проникали в его подсознание. Сухой плотный воздух по-прежнему удалял влагу со вкусовых жгутиков, наполняя его чужими запахами. Враждебные ритмы грохотали у него в голове как осколки, падающие в глубь темного бесконечного туннеля. 17 - Эй! Младший брат! Голос Юана. Руки Кита были покрыты до локтей яркой оранжевой смазкой, использовавшейся в опорах центрифуги. Он повернул голову и посмотрел в сторону люка. Почти круглые капли пота покрывали его лоб и нос. - Я здесь. В проеме люка появилась голова Юана. Его взлохмаченные волосы отсвечивали красным в тусклом свете закрепленного над люком безопасного светильника в металлической сетке. - Тебя зовет командор. Кит рукой вытер лоб, стараясь не запачкать лицо. Запах смазки ударил ему в нос. - К командору в таком виде? - он поднял вверх обе руки. Ответ Юани прозвучал угрюмо. - Командор сказал немедленно". Мне приказано закончить твою работу. Кит потянулся за полотенцем, его мысли беспокойно забегали. Если Марко хочет, чтобы он прервал свою грязную работу, значит, он приготовил ему что-то худшее. - Ладно, - сказал он. - Я закончил с механизмами Кастора, но над всем остальным еще надо поработать. - Лентяй несчастный. К этому времени половина должна была быть сделана. - Я хотел оставить тебе побольше приятной работы, старший брат. Кит стер с рук смазку, насколько это было возможно, и выскользнул в люк ногами вперед. Прохладный воздух коснулся его разгоряченной кожи. Вдоль технологического туннеля тянулись промаркированные цветным кодом стеклянные сверхпроводящие кабели для подачи энергии и сигналов управления к центрифуге. Попеременно отталкиваясь руками, Кит продвигался вперед, затем перевернулся, приняв вертикальное положение, и через следующий люк проскользнул в жилую часть корабля. По коридору распространялся запах готовящейся пищи. Марко сидел у себя в офисе. Комната освещалась ярким желтым светом. Стараясь не испачкать ничего смазкой, Кит притормозил в дверях, упершись в косяк локтем и коленом. Блестящая кофеварка за спиной Марко фыркнула, как будто предупреждая хозяина о появлении посетителя. Худое обнаженное тело Марко было пристегнуто ремнями к креслу. Чашка эспрессо" при помощи полоски липучки держалась на поверхности стола. За спиной старика на стене висело изображение распятого Христа. - Командор, Юан сказал мне, что вы хотели... - Да, - глаза Марко не отрывались от терминала. Он поднес ингалятор к носу, вдохнул, чихнул. - Мне бы хотелось сначала принять душ. Я весь в смазке. Только теперь Марко повернулся к нему. В ярком, льющемся сверху свете казалось, что его глаза исчезли в желтоватых глубоких глазницах, и лицо старика больше походило на череп. Кит с трудом унял дрожь. - Я могу побеседовать с тобой и в душе, - ответил Марко. Кофеварка еще раз фыркнула. Марко сохранил файл, с которым работал в памяти компьютера и отстегнул ремни. Он взял чашку кофе и оттолкнулся ногой от пола. Спина Кита покрылась мурашками. Марко следовал за ним по коридору. Из камбуза доносился запах жареного лука, смешиваясь с ароматом благовоний от статуи Мадонны. Кит миновал статую и повернул в каюту, которую занимал вместе с одним из своих братьев. Стены были покрыты голографическими изображениями героев видеофильмов и порнографическими картинками. Трехмерное изображение вагины перемещалось вслед за ним, когда он шел к двери душа. Кит открыл дверь, вошел и сбросил с себя одежду. Из соседней каюты доносился смех младших детей, заглушающий видеофильм. Марко, с обвисшими даже в невесомости мышцами, появился в каюте и остановился возле кровати Кита. - Беглец здесь, - сказал Марко. Кит встал под душ и почувствовал, что его кожа покрылась пупырышками. - Я знаю, - он старался говорить спокойно. - Ты уже виделся со своей подружкой? - Я думал, что вам это не понравится. Кит закрыл дверь кабинки; он избегал встречаться взглядом с Марко. Страх терзал его сердце. Он сначала включил вытяжку, а затем пустил воду. Круглые сверкающие капли воды застучали по коже Кита. Три обнаженные девушки смотрели на него со стены оценивающим взглядом. Тень Марко появилась на рифленом стекле двери. Его голос перекрывал шум душа. - Они с братом уладили все проблемы с властями. Вернулись с таким ценным грузом, какого раньше никто не видел. Кит осторожно дышал сквозь сжатые зубы, как будто старался не захлебнуться. Он протянул руку и нажал на клавишу подачи мыльного раствора. Белая пена заполнила его ладонь. Прежде чем намылить руки, Кит долго смотрел, как капли воды врезаются в пушистый комок. Он был рад, что не нужно смотреть в глаза Марко. - Двадцать восемь тысяч тонн высококачественных медикаментов, - сказал Марко. - Беглец до отказа заполнил свои трюмы. Когда в последний раз такое случалось с нашим кораблем? Груз не мог быть украден, поскольку такую крупную пропажу давно бы обнаружили. Кит видел, как тень Марко поднесла кофе ко рту. Когда голос старика раздался снова, он звучал немного громче. - Ты слушаешь меня, мальчик? Я говорю все это не ради собственного удовольствия. - Я все слышу, - крикнул Кит. Он подумал, что может заставить Марко так кричать весь день. Голос Марко по-прежнему звучал громко. Один-ноль", - подумал Кит. - Груз находился в стандартных контейнерах, только сделаны они были из какого-то материала, напоминающего синтетическую смолу. Способы производства таких смол известны, но какой в этом смысл? Сплавы дешевле. Бело-оранжевая пена стекала по телу Кита и исчезала в сливном отверстии. Капли воды щекотали нос. Он сделал резкий выдох, чтобы избавиться от них. Марко перекрикивал шум насосов. - Ты ведь говорил, что они направляются на поиск сингулярностей, так? Магнитные захваты все еще установлены на их корабле. Значит, они забрались достаточно далеко, правда? Они не могли направляться в уже исследованные системы. - Согласен! - крикнул Кит. - Ходят слухи, что они наткнулись на какой-то старый корабль, сбившийся с курса после неудачного прыжка. Он не смог вернуться, и весь экипаж погиб. Юби и Мария ограбили его, и теперь, возможно, вернутся за следующей партией груза. Я не верю в эту версию. Все привезенные медикаменты были разработаны за последние двадцать лет, и все широко доступны. За это время не пропал ни один корабль с подобным грузом. - Ну и что? - крикнул Кит. - Некоторые считают, что это забытая колония. Кит выключил воду и стряхнул капли с волос. Крошечные бриллианты дождем сыпались с его головы, падали, разбивались и исчезали в сливном отверстии. Теплый воздух обдувал тело. Несмотря на тепло, мурашки бежали по его спине. Он понимал, куда клонит Марко. - Откуда может взяться забытая колония? - спросил он. - Это звучит еще менее правдоподобно, чем пропавший корабль. - Кто знает? - крикнул в ответ старик. - Может, это кто-то из нас. Возможно, когда Сообщество стало вытеснять нас, несколько семей пилотов объединились и основали колонию. Хотя это не объясняет, откуда за несколько месяцев могли взяться двадцать восемь тысяч тонн медикаментов. Как будто бы они там занимались производством лекарств, ожидая, пока кто-нибудь не наткнется на них и не купит их товар. Но я намерен выяснить это, мальчик. Кит открыл дверь и взял полотенце. Он смирился с неизбежностью. Он сделает все, что скажет дядя. Он только хотел получить достойную награду за свои усилия. - Послушай, я думаю, что раньше они уже экспортировали медикаменты, - Марко обнаружил, что продолжает кричать, нахмурился и понизил голос. - Вероятно, несколько семей пилотов заключили с ними контракт и продавали товар небольшими партиями. А когда Мария и Юби наткнулись на них, то колонисты просто откупились, предложив взять со склада гигантское количество товара и забыть о том, что они видели. Контейнеров не хватило, и они использовали свои собственные, сделанные из синтетических смол. Возможно, позже они включат Беглец" в свою дистрибьюторскую сеть. Юби покупает компьютеры. Последнюю модель Лахора", предназначенную для контроля за подпространственными прыжками. Один установят на Беглеце", остальные предназначены для продажи. Похоже, они хотят оснастить целый флот. И, кажется, я знаю, чей. Правильно, мальчик? Кит закончил вытираться и бросил полотенце в корзину. Перед ним в воздухе висел Марко - желтая кожа, трехдневная щетина, сморщенные серые гениталии, впалая грудь. Отвратительный контраст со стройными улыбающимися женщинами на стенах. Кит заставил себя взглянуть в запавшие глаза Марко. - Ты хочешь, чтобы я сблизился с Марией, - сказал он. - И узнал, где находится эта колония. Губы Марко слегка раздвинулись. - Начинаешь соображать, мальчик. Я хочу, чтобы ты сыграл с ней такую же шутку, как она сыграла с тобой. Используй свое знаменитое обаяние. Возможно, во время одного из ваших свиданий она расскажет все, что тебе нужно, - он плеснул немного кофе себе в рот. - О чем бы Юби не договорился с этими людьми, я думаю, что Де Соарес Экспрессуэйз справится с этим лучше. У нас больше кораблей, мы можем работать эффективнее и по более гибким ценам. - Она может и не сказать мне. - Тогда ты должен выяснить это другим способом. Заглянешь в судовой журнал. Придумаешь что-нибудь. Кит с трудом подавил дрожь. Он подумал, что Марко похож на какого-то семейного демона. От него невозможно избавиться, но с ним можно сторговаться. - Я сделаю это, - сказал он, осознавая, что не вполне представляет себе, за что берется. - Но я хочу кое-что получить взамен, командор. Черные блестящие глаза Марко уставились на Кита, такие же неподвластные жалости, как окружающий их корабль вакуум. Он поднял свою узловатую руку и указал на Кита средним пальцем. - Со мной этот номер не пройдет, мальчик. Я могу превратить твою жизнь в ад. Ненависть вскипела внутри Кита, давая ему силы взглянуть в глаза старика. - Я хочу статус пилота. На Фамилии", с моим отцом. - Ха, - Марко, казалось, размышлял над словами юноши. - Сначала добудь информацию, мальчик. То, что Марко сразу же не набросился на него, давало Киту какую-то надежду. Возможно, ему удастся вырваться отсюда. - Договорились, командор? - Да, - ответил Марко. - Если ты узнаешь то, что мне требуется. В противном случае забудь об этом. Мне не нужны пилоты, способные только волочиться за женщинами. Он ухватился за койку Юана и повернулся к двери. - Я освобождаю тебя от обычных обязанностей, - сказал он, выходя из каюты. - Постарайся доставить как можно больше удовольствия Марии. Кит смотрел ему вслед. Почему-то он не испытывал благодарности. Он помнил и всегда будет помнить причину, по которой согласился на это. - Привет! Я хотел извиниться за свое поведение два дня назад. Прекрасная Мария наклонила голову, всматриваясь в запись изображения Кита. Он что, прошел курс приема гормонов? Его лицо казалось более жестким. Повзрослевшим. Кит поерзал на стуле. - Марко приказал мне больше не встречаться с тобой, и я боялся, что нас могут увидеть вместе. Там был один из моих кузенов. Ты, наверное, видела его. Мария не могла припомнить, чтобы в баре сидел кто-то из Соаресов, но это не означало, что его там не было. Кит оглянулся через плечо, как будто боялся, что кто-нибудь подслушивает его. - Я бы хотел увидеться с тобой, если ты не против. Только не в общественном месте. И даже не в отеле, - его голос прервался. - Может, на Беглеце"? Кит выглядел взволнованным. Он посмотрел в камеру и открыл рот, чтобы что-то сказать, но затем передумал. Я люблю его? - Оставь сообщение на базе, если захочешь. Я буду там весь завтрашний день с самого утра. Запись окончилась. Мария смотрела на пустой трехмерный экран и размышляла о том, как изменился Кит. Стал более взрослым, хотя и более скованным. Может, он просто не знал, как выразить свои чувства. Максим вскочил на колени к Марии. Гладя кота, она подумала, что их с Китом отношения были, по крайней мере, простыми. Он не просил ее, как Митагучи, вернуть ему прошлое, не требовал, подобно Юби, соблюдать какие-то неписаные

1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19

Автор:Уильямс Йон. Книга :Корабль беглецов
скачать эту книгу можно по ссылке

Добавить книгу на сайт
Друзья
Электронная библиотека
Архив книг
Обратная связь
admin[dog]allbooks.in.ua

Интернет реклама
Все материалы предоставлены исключительно для ознакомительных целей и защищены авторским правом