Корабль беглецов, Уильямс Йон, читать или скачать бесплатно эту книгу.

Онлайн библиотека - большой выбор различных книг, разных жанров и направлений

Читать Уильямс Йон Корабль беглецов


скачать Уильямс Йон Корабль беглецов можно отсюда

ее пополам и бросила половинки на стол. - Естественно, для вас закроются все игорные заведения, - сказала она, - и здесь, и во фринже. Информация о вас будет разослана всем. Мария посмотрела на Юби. Он слабо зашевелился. Все лицо его было в крови. В груди Марии поднялась волна боли. Она стиснула руки и перевела взгляд на Джемисон. - Дело в том, - произнесла девушка, - что я экстрасенс. Джемисон откинулась на спинку стула и вздохнула. - Ответ неудовлетворителен. Охранник снова ударил Марию. На этот раз сильнее. Слезы брызнули у нее из глаз. - Это правда! - всхлипнула Мария. Следующий удар сбросил ее со стула. Она упала на колени. Красные и голубые капсулы высыпались из ее карманов. Капельки крови сверкали среди цветных шариков. - Начните со второй степени, - сказала Джемисон. - Если они будут упорствовать, переходите к третьей. 3 Юби попытался пошевелиться, и его живот и спину пронзила резкая боль. У него даже не было сил позвать на помощь. Тошнота подступала к горлу. После того, как избиение не дало результата, охранники применили электрошоковые дубинки. Юби чувствовал запах своей обожженной кожи. Он подождал, пока утихнут спазмы, а затем судорожно вдохнул, стараясь, чтобы кровь, заполнившая рот, не попала в легкие. Разбитые губы сильно болели. Он лежал на чем-то твердом. Прохладный ветер высушил кровь на его коже. Глаза у него заплыли, и он ничего не видел. Юби опять сделал попытку пошевелиться, но боль когтями вцепилась в его тело. На этот раз он потерял сознание. Он очнулся от того, что волосы Марии упали ему на лицо. Ему удалось открыть один глаз, и он увидел склонившуюся над ним сестру. Засохшая кровь делала ее изуродованное лицо почти неузнаваемым. Сердце Юби мучительно сжалось от боли. Ему захотелось закрыть глаз и заплакать. - Ты можешь встать? - спросила Мария. Юби был не в состоянии говорить. Он наклонил голову, чтобы выплюнуть изо рта свернувшуюся кровь и попытался стать на четвереньки. Прохладные руки Марии поддерживали его. Охранник нанес ему несколько ударов ногой в пах, и теперь выворачивающая наизнанку боль напоминала об этом. Каким-то образом ему удалось не потерять сознание. Юби скосил свой единственный раскрытый глаз и разглядел рифленую металлическую поверхность пола, яркие огни, помеченные цветным кодом трубы, покрывающие стены и потолок. Казино не хотело пачкать свой парадный вход, выкидывая на улицу двух окровавленных игроков. Юби и Марию бросили в один из технических туннелей, огибавших базу. Голова у Юби закружилась, когда он попытался сообразить, в какую сторону следует двигаться, чтобы попасть на Беглеца". Но Мария уже выбрала направление. Ее ладонь лежала на руке брата, поддерживая и подбадривая его. Боль в паху накатывала волнами, вызывая приступы тошноты, но он держался. Убедившись, что тело слушается, Юби поднялся на ноги. Боль оглушила его, он согнулся в мучительном кашле. Мария тянула его за руку. Ее серая куртка исчезла, одна нога была босая, разорванная рубашка в нескольких местах сожжена и испачкана кровью. Юби охватило чувство вины. Это он виноват в том, что с ней сделали. Он всхлипнул и покачнулся. Тупая боль заполнила все тело, а затем, как будто молотком, ударила по почкам. Он застонал. От металлического пола под ногами шло тепло. Где-то внизу слышалось гудение компрессора. - Мне очень жаль, - сказал Юби. Мария не подала виду, что слышит его. С шипением открылась дверца люка, и они выбрались из тоннеля. Издалека доносились звуки музыки. Они были дома, во фринже. Мария и Юби выглядели, как пара туристов, избитых местными жителями, и весь путь до эскалатора их сопровождали насмешливые взгляды. С уменьшением силы тяжести боль проходила. Юби сжал руку Марии и повел ее к шлюзу. Войдя внутрь, они прямиком направились в лазарет. Он был прекрасно оснащен, а Юби и Мария прошли курс обучения по оказанию первой помощи. Юби взял из аптечки чашку, разорвал стерильную упаковку и прополоскал кровоточащий рот. Он проглотил болеутоляющее, таблетку для уменьшения отеков и Голубой Рай". Встревоженный Максим стоял в дверях и громко мяукал. Прекрасная Мария дрожащими руками взяла чашку, попыталась проглотить таблетку, но подавилась. Она ухватилась руками за край раковины. Юби неуклюже попытался пригладить ее растрепанные волосы. Мария, всхлипывая, опустилась на колени. Силы оставили ее. Она тащила его сюда на остатках "Девятого Красного", а теперь полностью выдохлась. Он взял из аптечки стерильную вату и начал вытирать кровь с ее лица. Она подчинилась, стиснув зубы от боли. Юби поднял сестру с колен и принялся снимать с нее одежду. Он скрипнул зубами. Дыхание со свистом вырывалось из его груди. Эти сволочи с электрошоковыми дубинками уделили особое внимание ее груди. Слезы текли по опухшему лицу Марии. Юби включил теплый душ и помог ей пройти в кабинку. Рот ее приоткрылся в беззвучном крике - от боли, вызванной жалящими струями воды. Юби отвернул кран с мыльной водой, и белая пена легла на плечи Марии. Он вошел в кабинку вместе с ней, даже не сняв одежду. Он осторожно вымыл ее, смывая кровь с ран, потом сбросил с себя одежду и вымылся сам. Мыльная вода бурлила вокруг его коленей - одежда заткнула сливные отверстия. Юби закрыл кран с мыльным раствором и стал под струю чистой воды. Мария тихо всхлипывала. Юби так хотелось все это забыть - удары, крики, израненное тело Марии и ее слезы. Память других людей со временем ослабевала, но у Юби никогда. Паско создал его таким, что Юби мог вспомнить все - любое движение, любой звук. События навсегда запечатлевались в его мозгу, чтобы в любой момент возникнуть из небытия - как призрак Паско, бродящий по коридорам корабля. Он тщательно осмотрел Марию. Она могла стоять и ходить, значит, кости ног и таза были целы. - Как твои ребра? - спросил он и увидел, что Мария боится двигать рукой. - Дай мне посмотреть, - он взял ее руку. - Здесь? Эти два пальца? - Больно. И запястье тоже. Юби сделал снимки руки при помощи портативного рентгеновского аппарата и запустил программу анализа. Пальцы были всего лишь выбиты, а вот одна из костей запястья оказалась сломана. Повреждение было неопасным, но в будущем оно могло привести к ограничению подвижности. Он ввел ей гормон, ускоряющий сращивание костей. Максим мяукал в дверях, пока Юби выводил Марию из душа и заряжал инъектор препаратом, стимулирующим иммунную систему, а также лекарствами, что принял сам. Он ввел все это Марии и взял аптечку в одну руку. Поддерживая сестру, он отвел ее в комнату и уложил на кровать. Седьмой Голубой уже начал действовать. Под влиянием наркотика руки Юби двигались медленно и осторожно. Он еще раз продезинфицировал раны на теле Марии и нанес на них заживляющий бальзам. Глаза Марии закрылись. - Прости меня, - сказал Юби и поцеловал ее макушку, где из белой теплой кожи росли мягкие черные волосы. Оставляя на полу мокрый след, Юби поплелся в свою новую спальню - старая все еще была завалена обрывками разорванных фотографий - и упал на кровать. Он провалился в теплые объятия сна. - Я сегодня в отличном настроении! - отчетливо произнес Паско. Юби открыл глаз. У кровати, улыбаясь и почесываясь, стоял обнаженный Паско. Запись была сделана восемь или девять лет назад - лицо его было гладко выбрито. - Знаешь, почему? - спросил Паско. - Сейчас расскажу. Заткнись, отец , - подумал Юби. - Потому что мне удалось раскрыть кое-какие закономерности, - широко улыбнулся Паско. - Мы поймаем удачу за хвост! Юби подумал, что будет слишком больно вставать с кровати и выключать проектор. Он закрыл глаз и постарался не слушать. - Я понял, на что способна Прекрасная Мария! Она действительно экстрасенс! Когда я разовью ее способности, - он прищелкнул пальцами и рассмеялся, - деньги сами будут плыть нам в руки! Нас ждет успех! - О, Господи! - воскликнул Юби. - Нам только надо найти им правильное применение. Эта история с Сообществом стала беспокоить меня, но теперь все в порядке. Если мы сможем продержаться еще несколько лет, деньги посыплются на нас дождем. Паско запел веселую старинную балладу Сегодня мои мечты сбываются . Он плохо помнил слова и заполнял пробелы всякой чепухой. Юби надеялся, что отец не станет воспроизводить звучание инструмента, но именно так Паско и сделал, пытаясь сымитировать электрогитару. Сердце Юби наполнила печаль. Он хотел бы отключить свои чувства, как мог одним движением выключить голограмму Паско. Вместо этого он слушал фальшивое пение и надеялся, что Голубой Рай поможет ему погрузиться в забытье, а слова песни избавят от назойливых воспоминаний и уверенности, что база Эйнджел - место, где умирают все мечты. 4 Поток электронов успокаивал Марию, приглушал боль. Прикосновение электрических полей не было таким острым и волнующим, как под действием "Девятого Красного", просто еле слышный гудящий фон плел чудесные кружева по всему кораблю - невидимый электронный каркас, тончайшую паутину, опутывающую сознание Марии. Она находилась под воздействием наркотика. Третий голубой был слабее "Голубого Рая", но снимал болевые ощущения. Одежда причиняла боль, поэтому большую часть времени Мария, обнаженная, лежала в кровати или в кресле комнаты отдыха, радуясь почти полному отсутствию гравитации, Максим неизменно составлял ей компанию. Иногда она играла на синтезаторе или смотрела фильмы, больше интересуясь электронными узорами микромира в своем мозгу, чем музыкой или убивающими друг друга персонажами. Юби существовал где-то на границе ее сознания. Он, прихрамывая, перемещался по кораблю. Мария чувствовала изменение электронных потоков при его появлении. Он проводил время за клавиатурой компьютера в поисках нужной ему информации. Юби разрабатывал план. Еще один план. Мария была, конечно, частью этого плана. Она слишком хорошо знала, как работают мозги Юби. Девушка проглотила еще одну капсулу Третьего Голубого и сосредоточилась на электронных узорах микромира. Она знала, что ей не уйти от Юби, от его плана и ее собственной боли. Но ей хотелось не впускать все это в свой мозг как можно дольше. - Не хотелось бы снова просить тебя, - сказал Юби. - Но я не вижу другого выхода. Прекрасная Мария молчала, перебирая клавиши синтезатора. - Остался один день, - продолжал Юби. - Максимум. Потом нам придется иметь дело с Отто-Банком". - Подумай о чем-нибудь другом, - разбитыми губами произнесла Мария. Левой рукой она взяла аккорд, а правой смахнула капельку крови с нижней губы. Звуки музыки наполнили комнату. - Если бы я мог! - крикнул Юби. Долгий аккорд вызвал красные вспышки в его мозгу. Ярость утихла, он почувствовал разочарование. Он повернулся и захромал к двери. Ему не хотелось больше смотреть на ее обнаженное тело, видеть, к чему привел его последний план. Лицо Марии напоминало бледную неподвижную маску. Синяки стали больше, ярко выделяясь на ее нежной коже. Ожоги на спине и груди походили на укусы какого-то дикого животного. Он больше не мог видеть этого. Юби прислонился к двери холла, повернувшись к сестре спиной. Аккорды пылали в его мозгу фиолетовым пламенем, вызывая ассоциации с синяками на теле Марии. - Я не хочу начинать жизнь неудачником, - сказал он. - Это наш единственный шанс, и мы обязаны им воспользоваться. Если мы проиграем, удача отвернется от нас. Здесь не о чем говорить. Голос Марии был тише мурлыканья Максима. - Давай... поговорим об этом завтра. Юби повернулся и вышел. Старый корабль поскрипывал, когда он шел по коридору, факты роились у него в мозгу. Статистика производства продукции. Результаты политики Сообщества. Статистика банкротств. Цены на сингулярности. Стоимость мощных магнитов на базе Эйнджел. Все это перемешивалось с воспоминаниями, звуками, запахами: плачущий Паско и выпадающие из его кармана красные капсулы, костлявое лицо де Соареса и блеск нейростимулятора на его верхней губе, резкий запах обожженной кожи Китти, тихие стоны Марии, когда электрошоковая дубинка касалась ее тела... Беспокойство терзало его. Хотелось уйти с корабля. Даже если у него нет денег, даже если люди будут смеяться над его синяками и шишками. Юби прошел к себе в спальню, натянул через голову свитер и подпоясался ремнем. Посмотрев в зеркало, он решил не бриться. Привычным к слабой гравитации шагом он двинулся в сторону выходного шлюза, прошел через рукав для погрузки и оказался в шлюзе со стороны базы. Через открывшийся люк внутрь ворвались разнообразные звуки: крики, резкие свистки, гудение механизмов, перемещающих грузы. Крышка люка откинулась полностью, открыв стоящего снаружи паренька. На его нежном лице застыло удивленное выражение - то ли от неожиданности, то ли от вида разбитого лица Юби. На нем были узкие туфли, светло-зеленая рубаха с золотыми металлическими нитями - настоящая вышивка, а не имитация - и шорты с множеством карманов. Черты лица выдавали в нем де Соареса. Юби подавил раздражение. - Командор, - поздоровался юноша. - Пилот, - с сомнением ответил Юби. - Я... - Кристофер де Соарес. Знаю. Юноша удивленно посмотрел на него. - Мы встречались? - Несколько лет назад. На митинге протеста против политики Сообщества. Один из многих. Ничего из этого не вышло". - Не помню, - сказал де Соарес. - Ничего запоминающегося там не было, - губы Юби сложились в улыбку, но резкая боль пронзила его щеки и шею, заставив поморщиться. - Что тебе нужно? - Я бы хотел видеть Прекрасную Марию. Юби догадывался об этом - компьютер Беглеца был заполнен сообщениями, оставленными для Марии. Не с ним ли проводила время сестра? - Она плохо себя чувствует, - сказал Юби. Он не хотел пускать де Соареса на борт корабля - тот сообщит Марко о его потрепанном виде, пустых грузовых отсеках и избитом экипаже. - О, - забеспокоился юноша. Это серьезно? - Зависит от того, что ты считаешь серьезным. - Я бы хотел повидаться с ней. Кажется, этот Соарес упрям. Юби нажал кнопку, и крышка люка закрылась. - Я вызову ее, - сказал он. - Подожди здесь. Он решил не звать Марию, а просто сказать парню, что она не может встретиться с ним, но потом рассердился на себя. Не потому, что хотел солгать, а из-за бессмысленности лжи по такому мелкому поводу. Он нажал клавишу интеркома. - Здесь Кристофер де Соарес. Хочет видеть тебя. Мария отозвалась после короткой паузы. В ее голосе почти не ощущалась усталость. - Кит. Я знаю его. Можешь впустить. Юби подавил поднимавшееся в нем раздражение. - Ты уверена, что нужно пускать де Соареса на борт? Я не хочу, чтобы Марко обо всем узнал. - Кит ненавидит Марко. Он ничего не скажет дяде. - Ладно, - с сомнением произнес Юби. - Твое дело. Кит, - подумал он. - Какое глупое имя . Он открыл люк и выбрался наружу, заставив де Соареса отступить в сторону. - Центрифуга корабля выключена. Поэтому можешь не карабкаться к центру, а просто откроешь второй люк и войдешь. Мария в комнате отдыха. Вторая дверь направо после рубки. Де Соарес нерешительно улыбнулся. - Спасибо, командор. - Счастливо, Кит, - ответил Юби с неопределенной улыбкой. Кит, - опять подумал Юби, удаляясь от корабля. - Какое глупое имя . Прекрасная Мария сидела на старом продавленном диване в комнате отдыха, прислонясь спиной к теплому плечу Кита и держа его за руку. Устроившись таким образом, она получила возможность не видеть растерянного выражения его глаз, когда он смотрел на ее разбитое лицо. Кот спрыгнул с клавиатуры синтезатора и растянулся у Марии на коленях. Легкий туман Третьего Голубого окутывал девушку. Она рассказала Киту правдоподобную историю о том, как они выиграли крупную сумму в Монте-Карло", но были избиты и ограблены шайкой разбойников. - Вы сообщили полиции? - Конечно, - ложь легко далась ей. - Но с тех пор от них никаких вестей. Может, их подкупили. На базе Эйнджел это обычное дело. Если это не касается персонала Биагра Экзетер", они и пальцем не шевельнут. Я даже не видел упоминания об этом происшествии в сводке новостей, - он сжал ее руку. - Мне хочется обнять тебя. По-настоящему обнять. Но тебе ведь будет больно, правда? - Это будет неприятно. Извини. - Я хотел бы тебе чем-нибудь помочь. Но Абразо отчаливает через несколько недель. Мы только дождемся прибытия груза. Мария почувствовала сожаление и удивилась силе этого чувства. Она повернула голову, увидела, что Кит упорно смотрит в сторону, и коснулась пальцами его щеки. - Мне не хочется расставаться с тобой. Ты не думал о том, чтобы пойти к нам стажером? - Вряд ли Марко согласится, - тяжело вздохнул Кит. - А если и согласится, то потребует от меня информации о том, что происходит на корабле и о заключенных вами контрактах. А потом он использует эти сведения, чтобы навредить вам. Она покачала головой. Третий Голубой мешал ей понять поведение Марко. - Он отвратителен, - сказала Мария. - Но мы выжили. И даже получаем прибыль. Мне только не хочется, чтобы он действовал подобными методами. Прекрасная Мария закрыла глаза и позволила печали овладеть собой. Кит покинет ее. Это не его вина, но это неизбежно. Потом опять Мария и Юби останутся одни, одни будут сражаться с Сообществом. Непрерывная и безнадежная борьба, похожая на агонию затянутого черной дырой корабля, когда экипаж выполняет все известные ему маневры, но судно падает все глубже, пока не превратится в яркую вспышку, идущую из сердца черного солнца. - Мария, - окликнул девушку Кит. - Есть один выход. - Какой выход? - Ты можешь остаться со мной. На борту Абразо". Мы будем жить вместе. Марию приятно удивило, что Кит способен на такие поступки. Она повернула голову и благодарно посмотрела на него. Сначала Кит отвел взгляд от ее распухшего лица, а затем посмотрел ей в глаза. Она поцеловала его. - Марко разрешит? - Вероятно. Думаю, да, - в голосе юноши послышались оборонительные нотки. - Я могу поговорить с ним. Нам разрешено самим выбирать себе подруг. Я еще не пилот, но, думаю, смогу убедить его, - пояснил он. Под действием Третьего Голубого" Мария неожиданно рассмеялась. Кит покраснел и отвел взгляд. Мария снова поцеловала его. - Я вовсе не смеюсь над тобой, Кит. Просто, все это как-то неожиданно. Мы знакомы всего один день. - Достаточно, чтобы я разобрался в своих желаниях. Люди будут смеяться, но мне все равно. - Смелый поступок. Кит выглядел удивленным. Он начал что-то объяснять, но потом умолк. - Не могу представить себе жизнь на корабле, где столько народу. - На большинстве кораблей живут целые семьи. На некоторых даже по нескольку семей. Ваш Беглец - исключение. Мария опять устроилась у него на плече. - Сестры и братья отца погибли в результате несчастного случая. Разгерметизация или что-то еще на базе Атоха. Задолго до моего рождения. - Наверное, вам было одиноко втроем. А теперь вдвоем. - Она почесала сонного Максима. Кот изогнулся и подставил шею. Теплый мех ласкал ее голые ноги. Она погладила вибрирующее горло кота и лениво подумала о жизни на борту Абразо в качестве члена семьи де Соарес. - Интересно, - сказала она, - возможно ли побыть в одиночестве на "Абразо"? - Ну... - он развел руками, которые повисли в воздухе из-за почти полного отсутствия гравитации на корабле. - Трудно. Дело в том, что приходится согласовывать все свои поступки с остальными. Тебя сковывают мысли и действия других. Он мрачно замолчал. - Но ты сможешь там побыть в одиночестве. У тебя получится. - Не очень-то привлекательная картина. - Ладно, - он поцеловал ее в шею. - Вдвоем нам будет легче. И кроме того, ты - пилот, более ценный член экипажа. Он подвинулся и обнял ее за талию. Мария вздрогнула, когда его ладонь легла на ее живот. - Мне так нравится касаться тебя, - сказал Кит. Мария продолжала почесывать горло Максима. - А Юби? - спросила она. - Я... он... - Кит опять умолк, затем вздохнул и заставил себя примириться с действительностью. - Это невозможно. У нас и так слишком много пилотов. Марко примет тебя как мою женщину, но он не возьмет на борт пилота просто потому, что он пилот. - Юби и я не разлучимся. Последовало долгое молчание. - Мне очень жаль. - Это не твоя вина. Она не обязана была говорить, что не хочет быть членом семьи де Соарес, не хочет, чтобы ее терпели только из-за Кита, не хочет играть роль Китти. Мария почувствовала разочарование. Хорошо было фантазировать, как она оставит Беглеца", как кто-то будет заботиться о ней. Ей хотелось еще немного помечтать. Она знала, что завтра ей придется столкнуться с реальной жизнью, и это будет жестокая реальность. - Я больше никогда не попрошу тебя проникать в компьютер. Но сейчас это нам необходимо. Он сжимал ее пальцы своими теплыми ладонями. Мария закрыла глаза. Перед ее внутренним взором мерцал микромир. Она ощущала встроенный в стол компьютерный терминал. - Пожалуйста. - Мы продлим срок погашения кредита, - сказала Мария. - Получим отсрочку еще на несколько суток. И что дальше? - Нас здесь не будет, когда придет срок погашения ссуды. - Как ты себе это представляешь? У нас даже нет средств, чтобы заплатить за ремонт. Отто-Банк" больше не даст нам ни цента - для этого нам придется иметь дело с человеком, который раскусит нас. - Я все рассчитал. Микромир постепенно заполнял все существо Марии, она почти могла коснуться его. Голос Юби доносился как бы издалека. - Твой выигрыш в черную дыру пропал, правильно? Но у нас остались вырученные за оборудование деньги. Мы возьмем эти деньги, купим пару магнитных захватов, кучу продовольствия и отправимся на поиски сингулярностей. Я проверил склады базы и обнаружил пару старых захватов, которые нам по карману. Микромир гудел в голове Марии. Она видела его структуру, чувствовала, как его волны ласкают ее. - На это уйдут годы, - сказала она. - Не зря этим занимаются роботы. - Раньше эту работу делали люди. Иногда они возвращались, разбогатев, - он криво усмехнулся. - Мы найдем черную дыру и погасим долги. Заплатим штрафы. А затем можем приняться за поиски новых сингулярностей. Твои способности облегчат задачу. Возможно, ты научишься видеть их издалека. Абсурдная надежда проникла в сердце Марии. Она языком ощущала пощипывание электрических полей. - Но мы не можем заплатить за ремонт. - Мы и не будем платить. Просто улетим. Микромир исчез. Мария наклонилась вперед, коснувшись лбом стола, и вздохнула. - Незаконно, - возразила она. - Ты толкаешь нас в тюрьму. - Я командор. Мне и отвечать, - он помолчал. - Я все рассчитал. Мы отчалим во время третьей вахты, когда все спят. Флот держит здесь патрульный корабль, но он не сможет остановить нас. Прежде, чем нас поймают, мы удалимся от станции на расстояние, достаточное для короткого прыжка. - Мы плохо кончим. - Я в отчаянии. Дела наши плохи, я согласен, если у тебя есть какие-нибудь идеи, скажи. Мария прижималась лбом к прохладной крышке стола, тщетно ища ответ. Настойчивый голос Юби проникал в ее сознание с неумолимостью ударов боксера-профессионала. - Ты знаешь, что произойдет, если мы останемся здесь? Корабль продадут за долги, и мы ничего не получим. Если повезет, мы заключим контракт с "Хайлайном", но скорее всего, нам придется расстаться и, возможно, навсегда. Может, мы устроимся пилотами местных линий, но тогда придется провести всю оставшуюся жизнь в системе Анжелики, и наши таланты пилотов-подпространственников пропадут. Мы никогда больше не погрузимся в сингулярность. Если и это не удастся, то, быть может, мы устроимся на рудники Биагра-Экзетер". Ты так себе представляешь будущее - дробить камни на астероидах? Оплата мизерная. Придется всю жизнь ютиться в комнатушках со стенами из пластика, а во Фринже бывать только несколько недель в году во время отпуска, чтобы потратить накопленные деньги. - Юби, - сказала Мария. - Я все это знаю. - Но, скорее всего, никто не захочет иметь с нами дела и нас отправят в какое-нибудь поселение на планету. Там мы не будем считаться даже совершеннолетними - никому нет дела до гормонов и кассет ускоренного обучения - просто дети. Они дадут нам самую грязную работу, от которой отказываются остальные. А ведь Анжелику нельзя назвать высокоразвитой колонией. Голос Юби прервался. Мария ободряюще сжала его руку. - Небо там очень далеко, Мария, - продолжал он. - Оно меняет свой цвет, от черного к голубому, красному или еще какому-нибудь, звезды видны не все время, и они не сияют, а тускло мерцают. Мы не сможем отключить гравитацию по своему желанию - сила тяжести будет постоянно давить на нас. Там не удастся поддерживать чистоту - там везде грязь. Они заставят нас выращивать в грязи растения, чтобы затем употреблять их в пищу. Юби с трудом выговаривал непривычно звучащие слова. Его рука дрожала. Он глубоко вздохнул. - Разве это лучше, чем тюрьма, Мария? - спросил он с болью в голосе. - Что может быть хуже, чем оказаться запертым на болтающемся в космосе комке грязи? Мария подумала о Девятом Красном", о волнующем микромире, быстром, опасном, заполненном водоворотами пространства и времени, как черная дыра. Она дрогнула. - Разве нет другого способа? - Я больше ничего не могу придумать, - Юби помолчал. Пальцы, сжимавшие руку Марии, ослабли. - Послушай, если ничего не выйдет, то мы окажемся в ненамного худшем положении. Если мы не отыщем сингулярность, если дойдем до такого состояния, когда больше не сможем продолжать поиски и начнем ненавидеть друг друга... нет смысла развивать эту мысль, правда? Тогда мы найдем высокоразвитую систему, не такую, как Анжелика, а освоенную сотни лет назад, вроде Безель или Чайна Лайт, и объявимся там. Нас отправят на планету, но, по крайней мере, это будет не Анжелика. Мария вскочила, и Юби стал нижней парой рук гладить ее по волосам. - Мы можем сдаться, - сказал он. - Если ты этого хочешь. Настойчивость исчезла из его голоса, он просто безразличным тоном констатировал факт. - Я поступлю так, как ты скажешь, Мария. Я не буду противиться твоим желаниям. - Я знаю, - спазмы сжимали горло Марии. - Я никогда бы не повел тебя в Монте Карло , если бы догадывался, что может произойти. - Я люблю тебя, - его ладонь гладила волосы Марии. - Я знаю. Печаль наполнила ее сердце. - Я знаю, - повторила девушка. Его любовь сломила ее сопротивление. Она пойдет за ним, подчинится его плану, будет делать все, о чем он попросит, пока остается хоть какая-то надежда. Юби стоял за спиной Марии, расположившейся в кабинке Отто-Банка". Яркий свет заполнил кабинку, когда он закрыл за собой дверь. В экране терминала Мария видела отражение своих собственных глаз, сиявших подобно бриллиантам. Девятый Красный" подстегивал ее. Плечи Марии покрылись "гусиной кожей", как от холода. Синяки и ссадины вызывали жгучую боль. Она прикрыла глаза рукой. Голова раскалывалась. - Господи, как бы я хотела не делать этого! - В последний раз. Тело Марии пронзила боль. Она подавила раздражение и подумала, действительно ли Юби так наивен. Или он верит в то, что говорит. Хотя, это не имеет никакого значения. Волна боли вновь накатила не нее. Во рту пересохло. Как она ненавидела все это! В Девятом Красном , может, и не было необходимости, поскольку физический контакт с терминалом существенно облегчал задачу. Но Марии давалась всего лишь одна попытка, и ей необходимо было использовать все возможности. Юби наклонился над Марией и нижней парой рук набрал на клавиатуре идентификационный номер Беглеца", вызвав нужный файл. Данные появились на экране. Мария ощутила колебания электрического поля. - Как мы это проделаем? - спросил Юби. - Сначала попросим отсрочить выплату? Или просто попытаемся изменить файл? - Я сама это сделаю, - ответила Мария. Она задержала дыхание и посмотрела на свое отражение, чьи контуры пересекались рядами светящихся цифр. Девушка протянула руку и прижала ладонь к отражению своего лица. На нее смотрел один широко раскрытый глаз, пугающий своим одиночеством и бездонной глубиной черного зрачка. Другой рукой Мария коснулась клавиш, ввела запрос и подождала, пока центральный компьютер банка подтвердит его получение. Она знала, что ответ будет отрицательным. Сердце выпрыгивало у нее из груди. Казалось, энергия концентрируется в ее ладони, проникает сквозь прозрачное стекло экрана внутрь электронного мозга. Перед глазами Марии, словно рой светлячков, мелькали искры. Она была близка к обмороку. Мария сделала глубокий вдох и убрала руку. Желтые буквы бежали по экрану. РАЗРЕШЕНИЕ ПОЛУЧЕНО. - Отлично, - сказал Юби. Мария подпрыгнула на стуле - голос брата показался ей слишком громким. - Ты можешь вернуться на корабль, - сказал Юби. - Об остальном я сам позабочусь. В мозгу Марии бушевала электронная буря. - Голубой рай", - попросила она, опуская руку в карман. - Быстрее. Пара огромных сверхпроводящих магнитов была установлена в грузовом отсеке Беглеца - два блестящих изогнутых когтя гигантского животного. Кабели свисали с громадных металлических катушек. Скобы крепления поблескивали в слабо освещенном отсеке. В другом конце помещения лежала груда пластиковых контейнеров с вещами Паско, которые Юби не смог продать - разбитая искусственная матка, устаревшая аппаратура быстрого обучения, какие-то приборы неизвестного назначения. Кит в растерянности смотрел на оборудование. - Ты собираешься на поиски сингулярностей? - недоверчиво спросил он. Его голос эхом отражался от металлических стен отсека. Мария плавала в воздухе прямо над ним, ее серое платье свободно колыхалось при почти полном отсутствии силы тяжести, а белая кожа ног контрастировала с темной материей. - Как только пополним запасы продовольствия, - ответила она, медленно повернувшись к нему. Ее руки мелькали у него перед глазами, улыбка освещала точеное лицо девушки. - И попрощаемся с тобой. Теплая волна желания прокатилась по телу юноши. Он оттолкнулся от пола и поплыл к ней. - Ты исчезнешь на долгие годы, - сказал он. - Многим так ничего и не удалось найти. На ее щеках и вокруг глаз еще оставались желтые пятна, но раны под действием лекарств уже затянулись. Сломанное запястье было заключено в специальный пневматический бандаж. Опухоль спала, и теперь Кит мог спокойно смотреть в ее лицо, не испытывая желания сжать кулаки и броситься на того, кто сделал с ней это. Она засмеялась, потянувшись к нему, ухватилась за его воротник, и они стали медленно падать на голый металлический пол грузового отсека. С легким стуком молодые люди приземлились на ноги. Волосы Марии взметнулись черным пушистым облаком. Он обнял ее за талию, ощутив ладонями гибкое, сформированное при помощи гормонов тело. - Кит, я буду скучать по тебе. Он чувствовал острый приступ тоски. Больше всего на свете ему хотелось раствориться в этом облаке черных волос, в стройном белом теле, в темных печальных глазах. Он поцеловал ее и почувствовал на губах вкус острого соуса чили, служившего им приправой во время обеда. Кит целовал ее глаза, царапины на щеках. Ее руки скользнули ему под рубашку. - Я давно хотела тебя, - прошептала она. - Только это может быть больно. Она улыбнулась. - Невесомость поможет нам. Он прижал ее к себе и подпрыгнул, поднявшись высоко над полом огромного пустого отсека. Мария смеялась, откинув голову. Кит покрыл поцелуями ее шею, ощущая губами вибрацию нежного горла. Он стянул с нее через голову платье, отшвырнул его и наклонился, чтобы поцеловать желтое пятно сходящего синяка на ее плече. Она уткнулась носом в его ухо. Ее волосы теплой волной опустились ему на спину. Ее тело, казалось, было сплетено из игры света и тени: белая кожа, темные впадины между ребрами, синяки, спускающиеся вниз, подобно стекающей с опрокинутой палитры фиолетовой краске. Они опять коснулись пола и взмыли вверх. Мария сняла с него шорты и отбросила их, вытащив сначала эластичную пластиковую ленту, которую он использовал вместо ремня. Она обмотала ленту вокруг них обоих, чтобы случайно не оттолкнуть друг друга. Ее длинные ноги обвились вокруг него. Жесткие волосы ее лобка прижимались к его животу. Их языки сплелись. Опять касание пола. Его босые ноги слегка скользнули по металлу. Мария опустила руку вниз. Краем глаза он увидел, как сверкнули ее белые зубы, когда она засмеялась, ощутив в своей ладони его теплую пульсирующую плоть. Ее бедра приподнялись и резко опустились. Они одновременно вскрикнули, когда он вошел в нее. Теплое дыхание девушки ласкало кожу Кита. Он оттолкнулся от пола и обхватил руками ее бедра, стремясь глубже проникнуть в ее лоно, но она была невесома, плавая в сплетении их волос, рук и его неудержимого желания, и поэтому его попытка ни к чему не привела. Мария сдерживала его, ее бедра слегка подрагивали, сводя его с ума. Легкие его, казалось, наполнились огнем. Она откинулась назад, сильно сжав ногами его тело. Связывающая их лента врезалась в его кожу. Он видел пульсирующую на ее шее жилку. Грузовой отсек стал медленно вращаться вокруг них. Пол приближался. Мария спиной мягко коснулась металлической поверхности и рассмеялась. Кит оттолкнулся руками от палубы, так что их тела приняли вертикальное положение, а затем оттолкнулся ногой, и они взмыли вверх. Мария опять откинулась назад. Ее волосы развевались. Потолок быстро приближался. Кит поднял руки, смягчив удар ладонями. Они стали медленно опускаться. Взгляд Марии был сосредоточен. Мышцы ее бедер напряглись, и она слегка покачивалась. Они приблизились друг к другу всего на один или два мучительных миллиметра. Капля пота, казалось, бесконечно долго скатывалась по шее Кита. Его ноги коснулись металла. Даже в невесомости его колени дрожали. Кит опять оттолкнулся от пола. Его движения были неловкими, и они, медленно вращаясь, поплыли по длинному пустому отсеку. Смех колокольчиком звенел в горле Марии. Они ударялись о стены, отскакивали, падали, тормозя о рифленые пластиковые поддоны для груза, прикрепленные к полу. Глаза Марии сияли, уголки рта были растянуты в улыбке. Пряди волос падали ей на лицо. Кит схватился за край пластикового поддона, используя его в качестве упора. Бедра девушки приподнялись навстречу ему. Прекрасная Мария откинула голову назад, на ее лице застыла кошачья улыбка. Край поддона начал выскальзывать из рук Кита. Пальцы Марии гладили его ребра. Кит разжал пальцы, и они поплыли в невесомости, беспорядочно кувыркаясь. Он откинул волосы с лица Марии и поцеловал ее. Ее взгляд был обращен внутрь. Кровь, казалось, прилила к коже Кита. Она сжала пальцами его ягодицы, тихонько всхлипывая. Кит и Мария барахтались в беспорядочном сплетении рук и тел. Наконец, они застыли в изнеможении, повиснув вверх ногами, так что на голову и шею Марии пришелся их суммарный, хотя почти неощутимый вес. Мария выпрямилась. Они медленно поплыли вверх, перевернулись и опустились на голову Кита. Он перекатился на спину, и пластиковое покрытие врезалось ему в плечи. Тыльной стороной ладони Кит вытер стекавший в глаза пот. Смех Марии щекотал ему шею. - Я хочу еще, - сказала она. Кит сделал глубокий вдох. - Не так быстро. Она ладонью откинула волосы и неопределенно улыбнулась. - На корабле есть гормоны. Ты сойдешь с ума, Мария обещает. Мы будем любить друг друга, пока нам не станет так больно, что мы больше не сможем продолжать. А потом я найду болеутоляющее, - она взглянула на него и хихикнула. - Раз мы расстаемся на долгие годы, я хочу получить максимум удовольствия. - Да, - он моргнул, - конечно. Мария развязала эластичную ленту и растерла оставшуюся на бедрах красную полосу. Руки Кита касались ее груди. Его сердце наполнилось отчаянием при мысли, что он может потерять ее. Мария заставила его почувствовать, как одинок он был раньше. Он подумал об Абразо", о тесных каютах корабля, полных родственников, которые усиленно готовились к войне против всего мира, и понял, какой бессмысленной будет его жизнь без Марии. - Уйдем со мной, - сказал он. - Я люблю тебя. Он не договорил - ладонь Марии закрыла ему рот на слове люблю". В ее темных глазах светилась печаль. Она наклонилась и прижалась щекой к его щеке. - Для пилота есть только Космос. Это все, что нам нужно. Он закрыл глаза. Сердце его сжималось от тоски. Он ощущал ее запах, его руки ласкали ее тело. Она подняла голову и посмотрела на него. Ее волосы накрыли их, как одеяло, создавая впечатление, что они одни в своем собственном темном и тесном мире. - Любовь в невесомости - совсем другое дело, - сказала Мария. - Поэтому обитатели планет прилетают на космические базы для развлечений. - Да, - ответил он. - Наверное. Он обхватил ее руками и крепко прижал к себе. Он хотел ощутить тяжесть ее тела, что могло бы создать хоть какую-то иллюзию устойчивости. К своему разочарованию, он понял, что она весит не больше котенка. Вентиляция работала с перебоями,

1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19

Автор:Уильямс Йон. Книга :Корабль беглецов
скачать эту книгу можно по ссылке

Добавить книгу на сайт
Друзья
Электронная библиотека
Архив книг
Обратная связь
admin[dog]allbooks.in.ua

Интернет реклама
Все материалы предоставлены исключительно для ознакомительных целей и защищены авторским правом