Корабль беглецов, Уильямс Йон, читать или скачать бесплатно эту книгу.

Онлайн библиотека - большой выбор различных книг, разных жанров и направлений

Читать Уильямс Йон Корабль беглецов


скачать Уильямс Йон Корабль беглецов можно отсюда

Он подождал, пока манипуляторы закончат работу, выключил их, вышел из лаборатории и стал спускаться на второй уровень центрифуги. С каждым шагом сила тяжести увеличивалась. Прекрасная Мария сидела в холле с Максимом на коленях. Ее лоб опоясывала стимулирующая антенна. Остальную часть комнаты занимала голограмма пространственной четырехмерной игры. Серебристый шар перепрыгивал с места на место, а бегущие цифры отсчитывали оставшееся до конца игры время. Юби посмотрел на ее просвечивающее через голограмму обнаженное тело и вздохнул. Послышался звуковой сигнал. Время игры истекло. Четырехмерное поле исчезло. Мария взглянула на Юби и улыбнулась. - Пытаюсь отвлечься. Тяжело просто так сидеть и ждать, когда что-нибудь произойдет. Он подсел к ней. Кресло прогнулось под его тяжестью. Мурлыканье Максима громко раздавалось в тишине корабля. Мария взяла одну из его рук и положила к себе на бедро. - Закончил? - Наполовину. - Ничего, завтра закончишь. - Да, - он закрыл глаза. - Времени у нас сколько угодно. Она коротко рассмеялась. Ее бедро приятно грело руку Юби. - Я уже не помню такого, - задумчиво произнесла Мария. - Раньше мы все время куда-то торопились. - Да. Разговор угас. За эти дни они уже исчерпали все темы для беседы. Максим громко мурлыкал. - Пойду прилягу, - Юби открыл глаза. - Составить компанию? Он покачал головой: - Нет. Повернувшись, он заметил нахмуренные брови сестры и поцеловал ее. - Мне нужно побыть одному. - Как хочешь. Она потерлась щекой о его голое плечо. Он опять поцеловал ее и вышел. Юби упал на койку, выключил свет и уставился в потолок. Гнездившаяся внутри боль усилилась. Он знал, что Прекрасная Мария пришла к нему, спасаясь от одиночества. Теперь его собственное невероятное одиночество отталкивало его от нее. Он хотел бы исчезнуть в ее объятиях, снять с себя невыносимую ношу постоянно усваивающего информацию сознания, отключить свою совершенную память. Вместо этого он лишь оживил старые воспоминания, а последние события только усилили и подтвердили их: теплая кожа Марии под его ладонями, волнующее прикосновение ее волос, звонкий смех, превращавшийся в его мозгу в яркие голубые и малиновые искры, разноцветные ленты, разбросанные по темному небу какого-то странного вращающегося мира. Те же мучения, то же отчаяние... растущее ощущение абсолютного одиночества. Он должен положить этому конец. - Кажется, я получил эту работу, - громко произнес в темноте голос Паско. Его изображение, появившееся в каюте, ярко светилось. - Уходи, - сказал Юби. Еще один грустный эпизод, который он никогда не забудет. Паско был молодой, здоровый и бодрый. Ликование светилось в его глазах. - Завтра утром я поставлю свою подпись под контрактом, - сказал он. - Мы подпишем соглашение о регулярных поставках грузов от компании ПДК из Тринчераса на новые шахты в Маскараде. Юби прикрыл глаза рукой и удивленно посмотрел на светящееся изображение отца. Волны интерференции проходили по телу Паско. - Я беспокоился из-за образования Сообщества. Но теперь у нас есть длительный контракт. На много лет вперед. Куча денег, - он засмеялся. - Похоже, все наши неприятности позади. Запись, вероятно, была сделана много лет назад, когда Юби был ребенком. Он никогда не слышал ни о каких сделках с ПДК, даже неудачных. Юби внимательно посмотрел на изображение Паско, пытаясь понять, что здесь не так. Может быть, этот контракт - всего лишь плод воображения Паско, результат путаницы, неверного толкования каких-то событий. - Я собираюсь отпраздновать, - сказал Паско. Он порылся в кармане, достал ингалятор и впрыснул наркотик в каждую ноздрю. - Пойду в ресторан "Ростов" и устрою вечеринку с друзьями. Он засмеялся, чихнул и потер нос. - Все неприятности позади, - повторил он и исчез из поля зрения, чтобы выключить камеру. Послесвечение еще несколько мгновений висело в неожиданно сгустившейся темноте. Юби моргнул, но изображение не исчезло, а только немного расплылось. Что, черт побери, все это должно означать? Он откинулся на подушку. Изображение Паско, растворившись в темноте, осталось в его мозгу. Печаль охватила его, к глазам подступали слезы. Еще одни несбывшиеся надежды, еще один мрачный призрак, бродящий по коридорам "Беглеца". Прекрасная Мария опять включила пространственную головоломку. Гигантский серебристый шар прыгал из лунки в лунку, следуя движению ее мысли, прокладывавшей путь среди плавных изгибов четвертого измерения. Наконец, шар упал - она никак не могла сосредоточиться. Мария выключила игру и услышала голос Паско, доносившийся откуда-то из центра корабля. Громкость его увеличивалась, а затем наступила тишина. Несколько минут она сидела, прислушиваясь. Одиночество угнетало ее. Она сняла Максима с колен, встала и положила кота в оставшееся в кресле углубление. Максим, слегка удивленный тем, что его побеспокоили, сел, мяукнул, затем снова лег и закрыл глаза, не переставая довольно мурлыкать. Мария вышла в коридор и двинулась в сторону каюты Юби, мягко ступая босыми ногами по шершавому зеленому ковру, истончившемуся от времени. Перед закрытой дверью она в нерешительности остановилась. Юби давно уже не закрывал дверь, с того самого дня, когда умер Паско. Она смотрела на дверь, учащенно дыша. А что, если эта дверь закрыта навсегда? Страх закрался в ее сердце. Она повернулась и пошла в рубку, села за пульт управления и дала команду компьютеру вывести на экран результаты сканирования за последние несколько часов. Использовала ли она Юби, как раньше Кита? Было ли что-то жестокое в том, как она пришла к нему в ту первую ночь? Она знала, что Юби хочет ее, что она нужна ему гораздо больше, чем он ей. Диаграммы плыли перед глазами Марии. Ничего необычного. Странно. Ведь она пыталась дать Юби то, чего он всегда так страстно хотел. Могла ли она винить себя, что попытка оказалась неудачной? Использовала ли она его? Сомнения мучили ее. Она больше не хотела оставаться одна. Внезапно среди ровных линий спектра появился выброс, выходящий за обычный диапазон. Микромир загудел у нее в мозгу. Она наклонилась вперед и провела кончиком языка по передним зубам. Прокрутив запись назад, Мария обнаружила всплеск излучения, с последующим откликом собственной сингулярности "Беглеца". Жесткое излучение, гравитационные волны. Мария торжествовала. Это могло означать удачу. Она тщательно изучила особенности спектра. За первым всплеском через несколько минут последовал второй, а затем наблюдалось постепенное уменьшение мощности излучения. Ее сердце замерло. Очень похоже. Конечно, это сингулярность. Черная дыра находилась внутри корабля. Беглец больше не был один. Мария вычислила местонахождение незнакомца и направила на него телескопы. Она увидела светящийся плазменный хвост судна, направлявшегося к Прекрасной Марии с постоянным ускорением 2 g". Предполагаемое время прибытия - от пяти до восьми дней, в зависимости от того, как долго экипаж сможет выдержать такие перегрузки. Это определенно был корабль, а не автоматический аппарат, охотящийся на сингулярности. Слишком велик, чтобы быть чем-то иным. Основной вопрос состоял в том, знает ли экипаж корабля, что они скрываются от представителей закона. Мария опять посмотрела на цифры, а затем на голограмму - ярко-розовую полосу, перечеркнувшую зияющую черноту космоса. Корабль не мог преследовать их - они и сами не знали, куда направляются, не говоря уже о людях на базе Эйнджел. Возможно, судно оказалось в похожей ситуации, когда его экипаж был вынужден заняться поиском сингулярностей. Она вскочила и бросилась к каюте Юби. Он не будет сердиться, когда узнает, в чем дело. Они наблюдали за кораблем в течение следующих трех дней. Он продолжал двигаться с постоянным ускорением 2 g", уменьшавшимся только во время необычно частых коррекций курса. Экипаж, наверное, состоял из суперменов, способных выдержать такие нагрузки, но навигационная программа оставляла желать лучшего. Юби высказал предположение, что это военный корабль, и что у Флота могли быть свои причины, чтобы следовать за Беглецом в неизвестность. Если это действительно так, то они ничего не смогут сделать - им с Марией долго не выдержать таких перегрузок. К облегчению Юби, судно оказалось не военным. Расстояние между кораблями уменьшалось, и сенсоры Беглеца смогли различить сквозь светящуюся плазму темный силуэт, увенчанный двумя гигантскими рогами сверхпроводящих магнитов для захвата сингулярностей. Корабль, скорее всего, был исследовательским. Достаточно большой, примерно вдвое больше "Беглеца". Судно прошло точку поворота, и Юби предположил, что они собираются проскочить мимо изумрудно-голубого полосатого шара, используя притяжение гигантской планеты для смены курса. Но через полдня последовал резкий поворот с убийственным ускорением в 3,5 g", и корабль вышел на орбиту, аналогичную орбите Беглеца". - Господи! - воскликнула Мария. - Экипаж, должно быть, сплющило в лепешку. Она сидела в кресле рубки, положив ноги на пульт управления. На ней было платье из тонкой ткани с геометрическим узором, составленным из игры света и тени в четырехмерном пространстве. Юби надел обычные шорты, оставив обнаженными мускулистые плечи. Все мониторы и голографические проекторы отображали одну и ту же картину: направленная в сторону "Беглеца" струя плазмы и яркий светящийся огонек в центре, окруженный колышущимися бледными языками, занимающими все поле обзора. - Они прибыли на два дня раньше, - сказал Юби. - Интересно, что заставляет их торопиться? - Может, это автомат-исследователь? - Слишком велик. Мария пошевелила пальцами ног прямо под голограммой. - Может, владелец сумел построить судно такого размера. Юби задумался. - Если это робот, то мы можем украсть его, - произнес он. - Перейдем на его орбиту, и ты проникнешь внутрь. Используем его для поиска сингулярности, а когда дело будет сделано, восстановим первоначальную программу. - Полагаю, у нас получится, - пожала плечами Мария. Юби нахмурился и наклонился к пульту управления. Тремя руками он ввел команды телескопам. Приборы будут отслеживать перемещение судна, когда он будет проходить мимо Беглеца на большой скорости, двигаясь по внешней орбите на расстоянии десяти тысяч километров. Медленно тянулись минуты. Многочисленные изображения плазменных выбросов становились все больше и ярче. - Ну вот, - произнес Юби. Он отодвинул кресло, встал и перевел взгляд на самый большой дисплей. Внезапно угол зрения изменился. Корабль проходил мимо них, и телескопы вывели на экраны его темный силуэт, освещенный светом выбрасываемой двигателем плазмы, распадавшейся на облачко мерцающих звезд... Волосы на руках Юби приподнялись, как под действием статического электричества. Выброс адреналина в кровь подстегнул его. Он не отрывал взгляда от экрана. Послышался удивленный и испуганный вскрик Марии, а затем шлепки по палубе ее босых ног. Обшивка пришельца была черная, но в нескольких местах поверхность сияла жарким светом плазмы, отбрасывающей разноцветные отблески, как при восходе солнца над планетой - бледно-зеленые, ярко-голубые, кроваво-красные. Корабль имел округлую форму и неровную поверхность, напоминая своим видом гигантский грецкий орех. На одном его конце располагались выбрасывающие плазму сопла, на другом - магнитные захваты. Поверхность корабля была утыкана антеннами и остовами грузовых кранов и разукрашена яркими потоками плазмы и пляшущими разноцветными отблесками. Выпуклости - возможно, это были планетолеты - облепили, подобно ракушкам, корпус судна. Корабль построили не люди. Это было ясно с первого взгляда. По нервам Юби пробежал огонь. В мозгу его проносились лихорадочные расчеты. Пришелец пронесся мимо, превратившись в темный силуэт на фоне светящейся плазмы. Юби, не глядя, потянулся к пульту управления, чтобы убедиться, что изображение чужого корабля записано в память. Он повернулся к Прекрасной Марии. Ее серые глаза все еще в изумлении смотрели на удаляющийся силуэт. Юби рассмеялся, и Мария удивленно взглянула на него. - Мария, - сказал он. - Это наш шанс. Он опять засмеялся и протянул все четыре руки и темному яйцеобразному объекту, окруженному яркой плазмой. - Женщина, мы только что вступили в новую эру! Она пристально смотрела на него. - Первое, что мы сделаем, - сказал он. - Убедим их подписать контракт. 9 Неспециализированный Разумный Организм номер двенадцать почувствовал, что удерживающие его растяжки размягчаются. Поток питательных веществ, поступавших в его тело и мозг, усилился, а специальные клетки, блокировавшие нейроны мозга, сморщились и отступили, вызвав тем самым процесс быстрого восстановления нервных связей и усиление размножения мозговых клеток. По мере того, как специальные вещества заполняли его нервную систему, связывая между собой и восстанавливая поврежденные нервные окончания, другие очищали капилляры и оживляли мышечную ткань. Болевые центры Двенадцатого были отключены во время этой процедуры, но он все же испытывал неприятные ощущения от того, что нервные импульсы пытались преодолеть блокировку. Случайные болевые сигналы проникали через другие участки мозга, ослабляясь и рассеиваясь. Эластичные растяжки для смягчения перегрузок постепенно рассасывались, оставляя его свободно парить в невесомости. Когда к нему вернулось зрение, он увидел остальных, висевших рядом с ним: трех Неспециализированных Разумных, пару Навигаторов, двух гигантских Грузчиков и нескольких Неспециализированных Неразумных. Один из Навигаторов не подавал признаков жизни. Его система жизнеобеспечения вышла из строя во время перелета. Двенадцатый открыл рот, и его вкусовые жгутики высунулись наружу, исследуя окружающую среду. Плотные потоки теплого воздуха начали сдувать жидкие остатки растяжек в специальные сита, чтобы сохранить их для повторного использования. Крошечные Неразумные ползали по его телу, очищая его своими шершавыми языками, и радостно щебетали в поисках пищи. Зазвучал голос. - Идите к Возлюбленной, - произнес он. - Пора на слияние. Волна наслаждения пробежала по телу Двенадцатого. Жгутики подрагивали от удовольствия. Он сражался с несколькими оставшимися растяжками, стараясь высвободиться. Вспененный питательный раствор извергся изо рта Неспециализированного Разумного номер восемь. Его легкие наполнились воздухом и он вскрикнул, взмахнув руками. Что-то было не так. Болевые центры разблокировались слишком рано. Его пуповина оборвалась, и он висел в воздухе, беспорядочно дергая руками и ногами; обрубок пуповины кровоточил. - Возлюбленная! - взвизгнул воудер Восьмого. Двенадцатый протянул руку, чтобы поддержать его. Восьмой заковылял к двери и, конвульсивно дернувшись, вытолкнул свое тело в коридор. За Восьмым последовали крупные Неразумные. Грузчики освободили мертвого Навигатора и потащили к дезинтеграционной камере. Последняя растяжка, на которой висел Двенадцатый, оборвалась, разрезанная его острыми и сильными внутренними пальцами. Он плавал в воздухе, привязанный к похожему на соты помещению только пуповиной и ожидал, когда его восстановление закончится. Вещества, восстанавливающие нервную деятельность, выполнили свою задачу и распались на цепочки протеинов, которые выводились из организма через пуповину, грудная клетка его расширилась, когда из легких вышли остатки питательного раствора. Он вдохнул воздух, и легочные пузырьки расправились, издавая легкое потрескивание. Он почувствовал, как уменьшается поток питательных веществ по мере того, как усыхает пуповина. Наконец, она отпала, и он освободился. Несколько капелек крови повисли в невесомости. Двое маленьких Неразумных прыгнули и мгновенно слизнули кровь. Двенадцатый повесил пуповину на место, перевернулся, поставил свои косолапые с длинными пальцами ноги на пол и двинулся к выходу. За ним последовал оставшийся в живых Навигатор. Наружный коридор имел овальное сечение и был освещен флюоресцентными полосами, излучавшими холодный свет. Встроенные в стену мембраны ритмично вибрировали. Двенадцатый легкой походкой двинулся по коридору, обогнав по пути Восьмого. Восьмой находился в состоянии шока: его тело скрючилось, как у эмбриона, руки и ноги беспорядочно двигались. - Возлюбленная, - всхлипывал он. Двенадцатый не обратил на него внимания, его передняя пара глаз была направлена прямо вперед. Очевидно, Восьмой обречен на дезинтеграцию. Множество существ заполнили коридоры. Сердца Двенадцатого учащенно забились. Никогда раньше он не видел сразу столько обитателей корабля. Должно было случиться что-то серьезное, чтобы все они были мобилизованы. Может, это война? - подумал он. Резкая боль пронзила все его тело, заставив остановиться. Это разблокировались болевые центры. Влажное тепло ласкало кожу Двенадцатого. Его жгутики трепетали. Он приближался к Возлюбленной. - Слава! - пропел он. - Слава! Возлюбленная занимала несколько помещений в центральной части корабля, а ее полупрозрачная плоть покрывала стены еще нескольких соседних кают. Двенадцатый торопился в одну из таких кают, предназначенную для слияния. Здесь находилась большая мембрана, отбивавшая настойчивый ритм, несколько пульсирующих сердец, пучок нервных волокон, плавающих в воздухе, как нежный анемон, и плавно покачивающихся в такт с дыханием Возлюбленной - одна из ее ноздрей находилась здесь, вдыхая запахи своих послушных детей и выдыхая гормоны, которые передавали невыразимую словами, величественную, извечную и необыкновенную сущность Возлюбленной. Несколько ее детей уже висели в комнате подключенные к нервным волокнам. Двенадцатый ухватил своими толстыми внешними пальцами одно из волокон и прижал его к углублению в основании черепа. Волокна захватили его плоть и крепко присосались. Микроскопические нейроны Возлюбленной, оканчивающиеся бурами из чистого углерода, проткнули его кожу, не вызвав болевых ощущений. - Слава, слава, - пропел он, повиснув в невесомости на конце гибкого жгута. Другие дети Возлюбленной - Строители, Солдаты, Уборщики, Разумные и Неразумные - оттесняли его, ища свободные нервные окончания. - Слава, слава, - бормотали они. Тело Двенадцатого вздрогнуло от наслаждения, когда нервная система Возлюбленной соединилась с его собственной. Его личность перестала существовать. Центры удовольствия в его мозгу захлебывались от неизъяснимого наслаждения. - Ждите, ждите, - передавала Возлюбленная. Появились два Неспециализированных Неразумных, тащивших скрюченное тело Неспециализированного Разумного номер восемь. Они подвели Восьмого к свободному нервному окончанию и держали, пока не произошло подключение. Он беспомощно повис в воздухе, кровь и слюна текли у него изо рта. - Ждите. Остальные соединялись с Возлюбленной. Крошечные Неразумные ползали по ее плоти, любовно ощущая ее своими шершавыми языками и щебеча от удовольствия. Один их них оттолкнулся от стены и прикрепился к Двенадцатому. - Дети, - сказала Возлюбленная. - Сообщаю вам, что появилась благоприятная возможность. У Двенадцатого вырвался радостный крик. Вопли остальных достигли его ушей. Благоприятная возможность . Уже давно Двенадцатый не слышал ничего, напоминавшего ему об удаче. Возлюбленная переживала не лучшие времена. Последним заданием Двенадцатого была продажа единственного оставшегося ребенка Возлюбленной. Уже несколько лет, после того, как исчез вместе со своим кораблем Первый Ребенок, дела шли все хуже и хуже, и дети, зачатые в более счастливые времена, рассеялись по пути следования корабля Возлюбленной, передаваясь в обмен на товар в чужие неласковые руки. Поначалу цены были приемлемыми, и обмен производился на что-то полезное: новые модели слуг, только что выращенное оборудование, файлы информации, закодированные в генах живой субстанции. Затем, по мере того, как экономика приходила в упадок и сама торговля стала делом довольно рискованным, дети Возлюбленной продавались уже для того, чтобы просто поддерживать существование корабля. Этот последний ребенок, заключенный внутри шестифутовой твердой оболочки, содержал в себе весь генетический материал, достаточный, чтобы из него получилась новая Возлюбленная вместе со всеми слугами и кораблем, аналогичным кораблю Возлюбленной. Двенадцатый, с переполненным печалью сердцем, вместе с двумя другими членами делегации доставил ребенка с корабля Возлюбленной на территорию Клана Лэтис - огромную сферическую торговую базу, вращавшуюся вокруг бледно-желтого газового гиганта, Лэтис 4007. Мозг, управлявший станцией, не принадлежал расе Лэтис, а был чужим существом, которого ребенком когда-то продали Клану Лэтис, как сейчас собирались продать ребенка Возлюбленной. Еще находящемуся внутри оболочки Организму 4007 вводились гормоны и гены Клана Лэтис, так что ее врожденные приоритеты изменялись на субклеточном уровне, пока она не превратилась в послушного раба Лэтис. База Лэтис 4007 подвергалась воздействию вызывающего мутации излучению газового гиганта, и Клан не хотел рисковать собственной драгоценной протоплазмой: купленные рабы отлично справлялись с работой. Двенадцатый и его товарищи печально вздыхали, доставляя оболочку с ребенком с транспорта Возлюбленной в гигантскую чужую сферу. Мембраны Существа 4007 отбивали настойчивые ритмы, чужие для воукодера Двенадцатого. Он кожей чувствовал присутствие чужаков. База Лэтис 4007 была полна торговцев, не только членов Клана Лэтис, но многих других. Грузчики работали в две смены, доставляя контейнеры от корабля к кораблю и на склад. Покрытые твердой оболочкой атмосферные рабочие с телами, деформированными колоссальной силой тяжести, возвращались на базу на кораблях, предназначенных для погружения в смертельную атмосферу газовых гигантов в поисках редких газов или сложных органических соединений. Гигантские луны использовались для добычи менее ценных материалов другими слугами Клана Лэтис, и руда непрерывным потоком доставлялась последними моделями низших существ по внутрисистемным транспортным тоннелям. Неспециализированный Разумный номер двенадцать, сопровождаемый Восьмым и Девятнадцатым, с достоинством нес ребенка из грузового причала в рабочие уровни станции. Спешащие существа, в основном из клана Лэтис, сновали по плавно закругляющимся коридорам и бросали насмешливые взгляды на неуклюжих чужаков. Вкусовые жгутики Двенадцатого мучительно вибрировали от наполнявшего базу враждебного запаха, источаемого всеми детьми Лэтис, но по мере приближения к центру базы Двенадцатый начал различать еще один незнакомый запах, который не смогли окончательно уничтожить гормоны Клана Лэтис. В его мозгу мелькнула смутная догадка, предположение, что Организм 4007 был всего лишь беспомощным осколком исчезнувшего клана. Печаль охватила Двенадцатого при мысли о том, какая судьба может ждать ребенка. Скорее всего, ребенок Возлюбленной станет транспортировщиком грузов, а не большой станцией. Сохранит ли он при этом запах Возлюбленной, слабый и теряющийся среди чужих, вызывавших отвращение запахов? Представитель Клана Лэтис был молодым Неспециализированным Разумным, рожденным для жизни в невесомости, и имел четыре руки и блестящую кожу. Двенадцатый не видел его во время предыдущих посещений базы. Он ждал гостей в предназначенном для ребенка Возлюбленной помещении. Комната была снабжена толстыми жгутиками, один из которых оканчивался химическим синтезатором, вырабатывающим специальную жидкость, чтобы растворить твердую оболочку ребенка и получить доступ к его мозгу и аппарату наследственности. Делегат Клана Лэтис сделал легкий приветственный жест рукой. Его жгутики вибрировали, чувствуя чужой запах Возлюбленной. - Представители Клана Ластр должны оставить свое семя здесь, - сказал он. Двенадцатый застыл на месте, приняв величественную позу и отказываясь отвечать на такое унизительное приветствие. Он устремил два своих передних глаза на делегата Клана Лэтис. - Мы ожидали более достойного приема. Нижние руки делегата дернулись. - Данный индивидуум уполномочен вести переговоры, - ответил он. - Данный индивидуум должен принять семя вместе с документами и передать в обмен на него согласованный эквивалент. Жгутики Двенадцатого ощущали исходящее от остальных делегатов негодование. Он с трудом сохранял спокойствие. Его острые внутренние пальцы впились в ладонь. - Тем не менее, мы ожидаем приема, соответствующего уважению, оказанному Клану Лэтис, - сказал он. Одним из своих задних глаз он заметил, как отростки Организма 4007 ощупывают ребенка, и чувствительные обонятельные жгутики дрожат от чужого запаха. Делегат остался неподвижным. - Индивидуумы Клана Лэтис заняты решением более важных задач, - объяснил он. - Они не отвлекаются на незначительные дела. Данный индивидуум подготовлен для совершения согласованного обмена. В противном случае данный индивидуум займется выполнением других обязанностей. Кровь прилила к лицу Двенадцатого. Ему хотелось броситься на делегата Клана Лэтис, задушить и обезглавить его, а затем с триумфом доставить его голову Возлюбленной. Он с трудом подавил гнев. Это невозможно. - Из уважения к Клану Лэтис, - сказал он, - Клан Ластр совершит сделку, но выражает протест против невежливого обращения. - Протест принят. Пожалуйста, передайте данному индивидууму документацию. Делегат протянул руку. Неспециализированный Разумный номер девятнадцать, стоявший позади Двенадцатого, издал яростное шипение. Двенадцатый приблизился к делегату Лэтис и передал ему пластинку, содержащую описание заложенной в ребенка генетической информации, а также сведения о Возлюбленной и ее возможностях. В ответ делегат протянул Двенадцатому пластинку, которая передавала во владение Возлюбленной магнитные захваты и генетическую культуру, позволяющую выращивать неразумные Организмы, способные находить сингулярности и управлять оборудованием для их захвата. Эти организмы были устаревшей модели и давались в качестве скидки, но это было все, что Возлюбленная смогла получить в обмен за полный набор своих генов. Дрожа от возмущения, Двенадцатый увел своих спутников из комнаты, прежде чем они окажутся свидетелями агонии ребенка Возлюбленной, захваченного отростками Организма 4007. Двигавшийся вслед за ним Девятнадцатый издал крик боли и гнева. - Оскорбление! Этот индивидуум заслуживает дезинтеграции! - Успокойся, - сказал Двенадцатый. - Мы Клан Ластр. Мы служим Возлюбленной. - У-у! - зарычал Девятнадцатый. - Замолчи, - прикрикнул Двенадцатый и с яростью взглянул на него задней парой глаз. Восьмой сердито махнул одной их своих рук. Девятнадцатый умолк, не переставая дрожать. Спустившись на грузовую палубу, Двенадцатый ощутил новый приступ отчаяния. Он видел блестящие отполированные тела Транспортировщиков, отражавшие последние достижения биотехнологии, увеличенные черепные коробки Навигаторов, что говорило об их улучшенных способностях к многоуровневым вычислениям. Казалось, сияющая новизной База Лэтис демонстрировала техническую отсталость Возлюбленной. Даже Неразумные, очищавшие грязь со стен, были новейших моделей. Пока делегация двигалась сквозь огромную грузовую палубу, Девятнадцатый продолжал дрожать. Его глаза непрерывно вращались, не останавливаясь ни на чем. Он глубоко вздохнул, опорожнил мочевой пузырь и застыл, скрючившись. Уборщики уловили своими усовершенствованными сенсорами запах мочи и бросились очищать помещение. Двенадцатый и Восьмой отогнали их, подхватили неподвижного товарища и потащили домой. Окружающие с ужасом и презрением смотрели им вслед. Девятнадцатый не подавал признаков жизни даже после возвращения к Возлюбленной. Он оставался в состоянии кататонии, и Возлюбленная приказала дезинтегрировать его. Помогая тащить Девятнадцатого к дезинтеграционной камере, Двенадцатый подумал, что их с Восьмым ждет та же участь. Возлюбленная может решить, что последняя миссия слишком сильно травмировала психику, и поэтому их будущая стабильность и полезность сомнительны. Но дезинтеграционная команда не появилась. После недолгого, вызвавшего экстаз слияния, Возлюбленная погрузила их в транс. Их тела были подвешены на эластичных растяжках, защищающих от действия многократных перегрузок. Восьмой умер в результате неудачного пробуждения. Только мозг Двенадцатого хранил ужас последнего путешествия, воспоминания о муках, вызванных необходимостью передачи ребенка Возлюбленной в руки чужого Клана. Только мозг Двенадцатого. И Возлюбленной. Благоприятная возможность . Сверкающие искры счастья заполнили мозг Двенадцатого. Затем пришло знание, и радость исчезла. Чужаки! Пришельцы! Убить их! Двенадцатый вскрикнул и взмахнул сжатыми кулаками, пораженный известием о пришельцах, еще более чужих, чем самый враждебный клан. Безумие проникало в его мозг. Половина слуг Возлюбленной были в шоке. "Благоприятная возможность", - успокаивала Возлюбленная. Убить!" Благоприятная возможность", - настаивал мягкий голос. Не похожие на нас. Не Ластр. Чужаки из чужаков . Благоприятная возможность. Мы контролируем ситуацию. Если возникнет угроза нашей безопасности, мы изготовим солдат . Несмотря на собственные чувства, на радость и наслаждение, которыми была Возлюбленная, Двенадцатый ощущал реакцию других слуг - глухие протестующие вскрики и растущее безумие. Шок поверг одних в транс, других в состояние буйного помешательства. С особой осторожностью снабженные острыми наконечниками нейроны Возлюбленной проникали в мозг ее расстроенных слуг, разрушая связи в коре головного мозга и локализуя безумие на небольших замкнутых участках, поскольку Возлюбленная нуждалась в умственных способностях жертв. Благоприятная возможность, - успокаивал голос Возлюбленной, в то время, как утихал хор протестующих голосов ее слуг, подвергнутых операции. - Объяснения последуют . Слава, слава , - всхлипнул Двенадцатый. Его протест ослаб. Возлюбленная медленно и терпеливо объясняла свой план оставшимся слугам. Двенадцатый представил себе всю грандиозность этого плана. В изумлении он неподвижно повис в воздухе. Слава, слава! - крикнул он. Остальные, соображавшие медленнее Двенадцатого, присоединились к нему. Тела извивались от наслаждения. Начинаем", - сказала Возлюбленная. Медленно и осторожно мысли чужаков стали проникать в мозг Двенадцатого. Когда чужое мироощущение проникло в его сознание, Двенадцатый на мгновение погрузился в транс. Возлюбленная разбудила всех своих детей, даже низших существ, чтобы использовать их мозговые клетки. Они слились в единое целое, в огромный организм, предназначенный для расшифровки незнакомых сигналов. Неспециализированные Разумные решали общие задачи, распределяя потоки информации, Неразумные существа работали над отдельными частями головоломки, низшие организмы предоставляли свои ограниченные возможности для вспомогательных вычислений. Многие из слуг Возлюбленной погибли. Их тела высохли, а мозг разрушился. Хотя им было приказано беречь себя, но они были настолько переполнены чужими, вызывающими ужас мыслями и раздавлены тяжестью стоящей перед ними непосильной задачи, что команды Возлюбленной не достигали их сознания. Двенадцатому удалось понять поставленную перед ним задачу, но он не помнил, сколько раз ему приходилось отключаться от Возлюбленной, принимать пищу, опорожнять кишечник, снова подключаться - и все это в полубессознательном состоянии, со сверлящими его мозг чужими мыслями. В один из моментов он обнаружил, что жует ухо Восьмого, чья голова, теперь отделенная от тела, беззвучно открывала рот, покачиваясь на привязи. Корабль Возлюбленной наполнился запахом разложения. Уборщики не справлялись со своей работой. Пришельцы были сумасшедшими - это стало совершенно ясно. Основой существования для Двенадцатого было Единство, символом которого являлось полное слияние с Возлюбленной. Чужаков же было Двое, и они жили в странном двойственном мире: Мать-Отец, Мужчина-Женщина, чьи взаимоотношения были безнадежно запутаны. Даже предназначение мужчины казалось ему отвратительным богохульством, а объяснение, что его функция состояла во внесении разнообразия в генный материал, вместо его тщательного сохранения, звучало более чем абсурдом. Разрушение всеобщего Единства привело к такому непристойному и ужасному расщеплению, что Двенадцатый был не в состоянии оценить его истинные размеры. Пришельцы были одиноки. Их изоляция казалась настолько полной, что граничила со святотатством. Он подумал, что они так же одиноки, как Возлюбленная, но эта мысль так напугала его, что он немедленно выбросил ее из головы. Двенадцатый стал понимать, какой опасности подвергает себя Возлюбленная. Многие из ее слуг сошли с ума, и она сама сильно рисковала, позволяя чужой мысли загрязнять ее священный мозг. Двенадцатый воспринимал лишь небольшую часть пугающей информации. Возлюбленная же видела всю картину целиком. Двенадцатый ужаснулся от мысли, что она может не выдержать нагрузки. Даже погруженный в экстатическое состояние, он чувствовал растущее напряжение Возлюбленной, ощущал, как слабеет ее мозг. Если Возлюбленная не выдержит напора чуждых понятий и идей, то все будет кончено. Но Возлюбленная выдержала. Работа продолжалась. Солдаты, разумные и неразумные организмы, выращенные для целей обороны - все были подключены к живой сети. Возлюбленная объединяла их всех, и Двенадцатому оставалось лишь благоговейно изумляться. А затем великое слияние подошло к концу. Слуги Возлюбленной отсоединились и занялись своим делом. Двенадцатый оставался подключенным, помогая управлять слугами и подготавливать помещения для выращивания новых организмов на замену тем, кто умер или сошел с ума. Наконец, подключенным остался один Двенадцатый. Он висел в комнате, наполненной ударами сердца Возлюбленной, ее легким и успокаивающим дыханием. Для Моего слуги Неспециализированного Разумного номер двенадцать у Меня есть особый подарок . Двенадцатый радостно вскрикнул. Для Моего слуги есть еще задание . Единственным желанием данного индивидуума является служение своей Возлюбленной , - ответил Двенадцатый. Ты хорошо поработал в сложных условиях. И поскольку ты продемонстрировал достаточную гибкость в общении с посторонними, то Я желаю, чтобы ты послужил Мне в качестве главного посредника между Мной и чужестранцами . Какая-то небольшая часть мозга Двенадцатого испугалась необходимости общения с отвратительными чужаками и с их пагубным безумием. Но, тем не менее, его сердца, как и

1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19

Автор:Уильямс Йон. Книга :Корабль беглецов
скачать эту книгу можно по ссылке

Добавить книгу на сайт
Друзья
Электронная библиотека
Архив книг
Обратная связь
admin[dog]allbooks.in.ua

Интернет реклама
Все материалы предоставлены исключительно для ознакомительных целей и защищены авторским правом