Настоящее - Прошлое - ..., Валентина AD, читать или скачать бесплатно эту книгу.

Онлайн библиотека - большой выбор различных книг, разных жанров и направлений

Читать Валентина AD Настоящее - Прошлое - ...


скачать Валентина AD Настоящее - Прошлое - ... можно отсюда

что у лебедей существует закон: Умирает лебедушка – умирает и он. Крылья сложит и камнем, с голубой высоты. Знаю, не испугался-бы поступить так и ты». (автор неизвестен) Пролог “Наша жизнь состоит из комедий, трагедий, романов, поэзий, и бесконечной прозы, а заканчивается у всех одинаково – литургией” Валентина AD Люди - не лебеди. В моем случае последняя строчка звучит так: «Знаю, что испугался, поступить так ты». Она звучит не так страшно, как все есть на самом деле. Больно и обидно до глубины души, но о лебединой верности речи и быть не может. Судьбе было угодно, чтобы в тридцать лет, я закончила свой путь на этой планете. Я не в обиде на нее, более того – я не боюсь смерти. Мне становится страшно за мою жизнь. У некоторых в тридцать, да что там в сорок или даже в пятьдесят, все только начинается, а у меня - финиш. Возможно поэтому, я недовольна всем тем, что уже прожила. Возможно, если бы у меня был шанс узнать – что будет дальше, в конечном итоге я поняла бы всю ценность прожитого и всецело насладилась настоящим, возможно… но не реально. О таких как я говорят – «Сгорела за год», а вместе с тем: сгорело мое настоящее, медленно тлело прошлое, и моментально испепелилось будущее. … - Сашка, ты точно не возражаешь? Мне важно это знать. Федор упорно настаивал на ответе, а мне с каждой минутой все тяжелее было дышать. - Точно. Будьте счастливы. – Собравшись с силами я, глядя в некогда любимые серые глаза, добавила - Федь, оставь меня, пожалуйста. - Саш, мы с… Нам… Мне не хотелось-бы, что бы ты нас проклинала… Мне точно нужно знать, что ты не против, а то ведь мы… мы, никогда не сможем спокойно жить. Как много слов. А сколько надежды и мольбы во взгляде. Мой муж все никак не может от меня отстать, он печется о своем безоблачном будущем, о чистой совести и жаждет прощения, а я? Как же мои чувства, желания, переживания? Кто позаботился о моей спокойной жизни? Куда же девались «МЫ» и наша спокойная жизнь? Мне многое хотелось ему сказать и достойно ответить, но не было ни сил ни желания, может быть, последние секунды своей жизни, тратить на этого… я не знаю, кем он есть после всего. В самых жутких и страшных кошмарах я не чувствовала себя так безнадежно и беспомощно, как сейчас. Мою нынешнюю боль можно сравнить только с тем моментом, когда на пороге моей квартиры оказался участковый и с прискорбием сообщил, что родители погибли в автокатастрофе. Отчаяние, которое наполнило мою душу сейчас, сопоставимо с тем, которое я испытывала каждый раз, когда мой гинеколог сообщал об очередном выкидыше. Боли, отчаяния и пустоты, в моей жизни было не мало, вот только мне никогда не было так больно и одиноко, как сейчас. Раньше все невзгоды мне помогал пережить любимый человек. Все плохое, как и хорошее, в моей прежней жизни делилось надвое и постепенно растворялось в любви и заботе, ласке и внимании любимого мужа. Он поддерживал и утешал, заставлял верить в лучшее и надеяться на светлое будущее, а сейчас?.. Что у меня осталось сейчас? Огромное желание остаться наедине со своими мыслями заставило меня коротко и ясно произнести то, чего так вожделенно ждал пока еще - мой муж. - Я вас благословляю, - четко проговорив каждое слово, я демонстративно отвернулась к стене. - Спасибо, родная, ты у меня самая лучшая. Слова Федора были пропитаны облегчением и некой благодарностью, но почему-то от второй половины сказанного мне стало тошно. Как можно одновременно быть заботливым мужем и самой законченной свольчью-эгоистом? Я почувствовала, как его рука на секунду коснулась моей головы, затем последовали удаляющиеся шаги и глухой стук двери. Видимо, полностью удовлетворенный моим ответом супруг, решили удалиться. Оставив, наконец, меня в покое. В полной тишине скромной одноместной палаты, я полностью предалась воспоминаниям о моей жизни - «до», ведь «после» не будет, и нет смысла заглядывать даже мысленно в будущее. Прошлое у меня не отнимет даже смерть; это то, что остается со мной до конца; это то, чем я обладаю всецело и навсегда. Прошлое… Часть первая Прошлое … - Шуруп, а ты пойдешь завтра на пляж, или с книгами просидишь, как обычно? На меня умоляюще смотрела Тома, девчонка с ровными средней длины волосами цвета соломы, яркими веснушками и глазами слабо заваренного черного чая. Моя одноклассница, а по совместительству – лучшая подруга. Шуруп – это я. Уменьшительно ласкательное от Александра. Мое прекрасное имя долго склоняли, прежде чем остановились на этом варианте, который на протяжении нескольких лет уверенно держит свои позиции. - Том, я еще не знаю, - проблеяла я. - Ты никогда не знаешь. – Тома кинула свой испепеляющий взгляд на смирно стоящий у окна письменный стол, с лежащей на нем горой книг. – Они никуда не денутся! - А пляж - может деться? - Да, он тоже никуда не денется, но ведь так нельзя! Тебе только семнадцать, а ты ведешь себя как взрослая тетка-заучка. Тебе ничего не интересно. Тебя с трудом можно вытащить вечером во двор, не говоря уже о дискотеке какой. Ты до сих пор нецелованная! О чем еще можно говорить?! Подруга произнесла это «нецелованная» - как самое ужасное из всего, что только могло со мной случиться. Для Томки, которая с тринадцати лет каждые выходные меняла парня, это, возможно, и был самый настоящий кошмар, но не для меня. (К тому же я все-таки – «целованная», но об этом потом). - Хорошо. Уговорила. – Зная, что могу долго объяснять этой рыжей бестии о причинах моего добровольного затворничества, причем бесполезно, я решила с наименьшими потерями выйти из сложившейся ситуации и согласиться. – Только, давай после обеда. - Да хоть ночью! – радость Томы не знала границ и об этом отчетливо говорила не сходящая с ее лица улыбка и крепкие благодарные объятия. - Ага, вот только ночью я с тобой еще и не бывала на пляже. - А это идея! - То-ма, - мне реально стало страшновато, ведь зная свою подругу, я ни на мгновенье не усомнилась в том, что она может на самом деле припереться ко мне ночью и попытаться вытащить меня на пляж, – даже не думай. - Шуруп, расслабься. Тебя в дневное время не вытащить, а о том, что ты побредешь со мной покорять ночной город, и мечтать не стоит. - Слава Богу, ты это понимаешь, а то мало-ли чего. - Тогда договорились. Завтра в час, я у тебя. - В четыре. - Но ты ведь сказала «после обеда», а не вечером. В четыре уже многие уходить будут… - Тома, или в четыре, или я передумаю? Меня всегда раздражало нытье, к которому то и дело прибегала подруга, ежели ей чего-то очень хотелось. Единственный способ избавить себя от этого была категоричность. Стоило Тамаре заметить человеческие колебания, она включала режим «танка» на полную, и тогда все пропало. Ты просто не сможешь отказать милейшему, молящему существу, поэтому всегда нужно опередить подобное. - Хорошо. Как скажешь. Скорее всего опасаясь, что я могу передумать, Тамара моментально покинула мой дом, бросив уже с лестничной клетки: - До завтра! * * * * * Я всегда по-доброму завидовала таким людям, как моя Тома. Она живет в собственном мирке по своим правилам. Ее девиз по жизни – Мне наплевать на то, что вы обо мне думаете, я о вас вообще не думаю. Она всегда легко и беззаботно порхала изо дня в день. Такое понятие как «будущее» для нее вообще абстрактно и не несет никакого существенного смысла. Ну, будет оно, это «будущее», и что? Живет себе девушка, наслаждается каждым днем и не парится. Сегодня она с Васей, завтра с Петей, послезавтра - независима и одинока. Сегодня она может себе позволить любить до умопомрачения, но уже завтра она и не вспомнит объект своего поклонения, а послезавтра - в омут новых чувств. Она живет так, как ей того хочется. А я, как того требуют внегласные правила, совесть, воспитание и прочие предрассудки. Правильная девочка – мое клише по жизни. Да, наверное, для жизненного баланса просто необходимы и такие как я, и такие как Тома, но ведь обидно – почему я не в ее команде? - Шуруп, ты готова? Едва стрелки часов показали четыре, как на пороге моей квартиры появилась Тома. - Готова. - Тогда в путь. Дорога до пляжа у нас заняла около получаса, с учетом того времени, что мы провели в продуктовом магазине. После посещения которого, умереть от жажды и голода нам точно не грозило. - Вот мы и на месте! - Я рада. В отличие от Томы, радости и восторга в моем голосе не наблюдалось. Нашему взору открылось небольшое озеро, с одной стороны которого, разросшиеся деревья не давали шанса на пляжный отдых; а с нашей - это казалось вообще нереально. Мне совершенно не хотелось чувствовать, как на меня кто-то наступает или перешагивает, а судя по картине, которую я лицезрела, все вышеперечисленное не пустые опасения. В этот день, наверное, все жители нашего небольшого городка, внезапно решили посетить пляж. Если сказать, что людей было как селедки в бочке, это ничего не сказать. - Шур, ты чего это? Подруге не понадобилось много времени, чтобы заметить ужас на моем лице и остолбенение. - Ну, извини, что я не горю желанием быть растоптанной. - С чего это ты вдруг будешь растоптанной? - Да ты посмотри на этот… этот… - я пристально смотрела на переполненный пляж и не могла найти подходящее для сравнения слово, хотя никогда не жаловалась на скудный словарный запас. - Смелее – пляж, - Тома решила мне помочь. – Шур, вот я тебе сейчас скажу одну фразу, которую от меня ты вряд ли ожидаешь услышать и, возможно, больше никогда в жизни не услышишь. Лицо Тамары стало неестественно для нее серьезным и она выдала: - Кто хочет – ищет возможность, кто не хочет – причину. Моему удивлению действительно не было предела, Тома оказалась права – я точно не ожидала это услышать: - Иосиф Александрович Бродский? - Что-о? - Да не «что», а «кто». - Что - кто? - Иосиф Александрович Бродский, это тот человек, чью цитату ты только что произнесла. – Меня, конечно, не слишком удивил тот факт, что Томка понятия не имеет, чьими словами разбрасывается, но надежда умирает последней. - Ты, чучундра! - Сама такая! - Том, ты только не обижайся, - успокаивала я свою подругу, которая откровенно не понимала моей ухмылки. – Просто ты меня приятно порадовала. - Я ведь предупреждала, - девушка горделиво задрала нос. – Я ее по телевизору услышала и давно мечтала применить, да вот все случая не было, до сегодня. - Вот ты снова меня радуешь. – Я с улыбкой посмотрела на свою подругу. – Ведь я всегда считала, что ты смотришь только мультфильмы и комедии. А ты, оказывается, еще и отличные цитаты где-то умудряешься услышать, а может, все-же, ты читала его произведения? Тома разнервничалась. Было заметно, как в ее мозгу сумбурно роятся какие-то мысли. Ее лоб выказывал несколькими складками между бровей, что она напряженно что-то пытается либо вспомнить, либо сочинить: - Я… Я, конечно, могла бы тебя порадовать, да не могу. – Тамара пристально посмотрела мне в глаза. – Я, собственно, и услышала ее в какой-то комедии, так что можешь смело радоваться, ты в очередной раз права. - Это в чем? - Мне от телевизора действительно нужно только то, что ты перечислила. А читать заумные произведения каких-то там супер-пупер модных и знаменитых, у меня нет ни времени, ни желания. Мне в школе с головой подобного хватало, так что я уж как-то без лит-ры проживу. Кому-кому, но мне Томка могла не объяснять все это. Я дружу с ней не один год и прекрасно знаю обо всех ее увлечениях и потребностях. Более того, стоило мне услышать из ее уст подобный афоризм, я сразу поняла, где она им вооружилась. Вот последняя фраза подруги, вызвала у меня искренний смешок. Я ее не осуждаю, но единственным «произведением» которое она добросовестно прочла, была «Сказка про репку» (ну, или что-то в этом роде): - «Хватило в школе». Том, а чего именно тебе хватило? Ты ведь «Хрестоматию» с трудом читала. - Всего хватило. – Томка начинала злиться. – Шуруп, не доставай меня своими нравоучениями. Лучше доставай покрывало, будем располагаться. Все время нашего разговора мы тщетно пытались приткнуться на этом злосчастном пляже, но до этого момента нам это не удавалось, и я растерянно посмотрела на подругу: - Где? - Вон, смотри, - Тома указывала в направлении нескольких шагов от нас, там как-раз подозрительно засуетились несколько молодых парней. - Тогда давай поторопимся, а то конкурентов хватает. Мой взор был обращен к компании девушек в количестве четырех человек наступавших с одной стороны, и к молоденькой мамаше со своим отпрыском – с другой. Они, приметив грядущее пустое место, торопливо двигались в его направлении. - Ага, сейчас, - в два прихлопа в три притопа, Тома, заметив то-же самое, оказалась на заветном месте, а наше покрывало молниеносно сменило то, которое моя подруга любезно помогла собрать троим ошалевшим парням. - ???... Немой вопрос читался на всех трех лицах. Мое же лицо исказил шок. Глаза увеличились в несколько раз, а воздух пронзил один единственный возглас: - Тамара-а-а! Та, к кому это относилось, даже не обернулась, усердно и старательно продолжая располагаться. Зато три пары мужских глаз были обращены ко мне. - Ребят, вы извините нас, - я сильно потянула Тому за ее шевелюру, собранную в конский хвост. – Просто моя подруга, чрезмерно резвая и беспардонная. Она всегда думает лишь о себе, не обращая внимания на такие мелочи, как – окружающие. Я чувствовала, как краска заливает мое лицо и без того страдающее от все-еще палящего солнца. Мне было так неудобно перед ребятами, я готова была просто провалиться сквозь землю, зато Тома чувствовала себя отлично: - Шуруп, а ты чего это, собственно, распинаешься перед ними. Мы ничего плохого не сделали. Они уже назагорались, накупались и отчаливают. Счастливо. А ты снимай одежду и в воду. Тома не стала ждать меня, она молниеносно освободилась от ярко желтого льняного сарафана и была полностью готова к долгожданному погружению. - Вообще-то, мы просто собирались поиграть в волейбол, - один из парней обрел дар речи, - вон на той площадке. Указательный палец был направлен в сторону скопления нескольких деревьев немного в стороне от пляжа. Растянутая от дерева к дереву волейбольная сетка говорила о том, что это есть правда. - Если вы собрались играть, так идите и играйте! Тоже мне. – Негодованию моей подруги не было предела. – Курица встала – место пропало. - Смотри, какая борзая. - Смотри, какой смышленый. - А ты не боишься за свой острый язычок? - А что мне за него бояться? Он ведь – острый. - Но на каждый острый, найдется еще острее. - Слушай, - обмениваясь предыдущими репликами Тома аккуратно поправляла купальник, не обращая никакого внимания на своего собеседника, но вскоре все-же одарила его красноречивым взглядом. – Коля–Толя, не важно, ты куда-то шел, вот и иди. Не мешай прекрасным девушкам наслаждаться заслуженным отдыхом. В такие моменты, мне безумно хотелось забиться в какой-нибудь дальний уголок и долго-долго не высовываться. Моя подруга никогда не задумывалась о последствиях, а я наоборот сходила с ума. - Том, прекрати. Давай найдем другое место. - Я реально видела угрозу в глазах парня. - Не буду я ничего искать. Я иду купаться, а ты как хочешь. Тамара не стала медлить, спустя несколько секунд я осталась одна с тремя парнями. - Не повезло тебе с подругой. - Это почему? - Рано или поздно влипнешь ты с ней в какую-нибудь, не совсем приятную, историю. - А ты считаешь, что этого еще не произошло? Этот вопрос вызвал у всех улыбку, и только сейчас, я принялась рассматривать тех, с кем по воле моей подруги мне пришлось остаться. * * * * * Все ребята однозначно были старше нас с Томой, и примерно одного возраста - от восемнадцати до двадцати двух. Тот, к которому дар речи вернулся в первую очередь, был самым невзрачным. Обычный, слегка лопоухий, чересчур коротко пострижен, коренастый простачок, с серыми глазами - не очень выгодно смотревшийся на фоне друзей. Тот, который имел счастье «пообщаться» с Томой, был светло-русым, довольно подкаченным, высоким и ухоженным нарциссом с голубыми глазами и глупой ухмылкой нисходившей с его губ. Все его естество было пропитано себялюбием, а татуировка на английском «Я Бог» красовавшаяся на его шее, была ярким этому подтверждением. Последний, из этой троицы, зацепил меня больше всех. Примерно того-же роста и телосложения, что и «нарцисс», брюнет, с серыми, закованными в черные ресницы, радужками глаз. Его улыбка была нежной, а голос бархатистый, завораживающий и манящий. - Может, мы вместе отдохнем? – предложил брюнет. - Ты что, издеваешься? – «нарцисс», видимо, возражал. – С этими охреневшими? - Тимур, не начинай. Не такие они и охреневшие. Со стороны действительно могло показаться, что мы уходим. - Да, Тимур, Федя прав. Нормальные девчонки, почему-бы и не пообщаться? Да, похоже, этих троих ничуть не смущало мое присутствие. Они откровенно рассуждали - стоит ли с нами общаться, забыв поинтересоваться хотя-бы у меня – нужно ли нам с Томой, это общение. Меня немного выводило из себя их перетягивание одеяла, благодаря чему я уже узнала, как зовут двоих: нарцисс – Тимур, лопоухий – Федор. Интересно, а как величают брюнета? Несмотря на искренний интерес, я все-же решила прервать их дискуссию: - Ребят, а, может, хватит уже? - Мелкая, ты права, - «нарцисс» обратил на меня внимание, - действительно хватит. Собирай свои манатки и проваливай. В следующее мгновенье наши пожитки, которые успела выложить Тома, полетели мне прямо в лицо. - Тимур, не сходи с ума! – брюнет вплотную подошел к товарищу и, глядя глаза-в-глаза, продолжил. – Извинись перед барышней. Я стояла в стороне и старательно сдерживала слезы, которые предательски хотели сорваться с глаз. Обидно было не только из-за этого придурка «нарцисса» и его действий, в большей степени мне хотелось плакать от того, что я в который раз по милости своей лучшей подруги попадаю в … просто – попадаю. - Ты че, косой, совсем страх потерял? Обстановка накалялась. - А ты случайно ничего не путаешь? У меня глаза раскосые, а не косые. - Причем тут твои глаза? - А причем тут мой страх? - Дрон, мы че из-за этой мелкой, - «нарцисс» ткнул в меня пальцем, - драться будем? Да ну на фиг! - Не хочешь – не будем. Вот только тебе придется извиниться перед девчонкой и вернуть все их вещи на место. Не спорю, мне было приятно, ведь за меня вступился такой мачо, но со стороны они были похожи на двух баранов. Кстати, я наконец-то узнала имя третьего, или прозвище - Дрон. - Ребят, не ссорьтесь. – Я быстро начала паковать вещи. – Мы найдем себе другое место. Извините. - Тииимур! Серые глаза в очередной раз метнули молнию в товарища. Подействовало. - Не нужно ничего искать. Оставайтесь. «Нарцисс» одарил меня искренне ненавидящим взглядом. - И-и-и… - Что «и-и-и»? - Где извинения? - Дрон! - Тимур. - За что я должен извиняться? - За все. Можешь начать с извинений за «мелкую», за то, что бросил в лицо очаровательной девушки вещи, за то… - Хорошо! – Тимур не дал закончить, опасаясь, что товарищ перечислит слишком много причин. – Извини. Теперь ты от меня отстанешь? - Ну, хотя-бы так. Тимур не стал дожидаться моего прощения, он резко развернулся и побежал в сторону озера. Не прошло и двух минут, как он исчез с поля нашего зрения под водой. - Правильное решение. Ему нужно остыть. Ожил «лапоухий», который до этого был просто наблюдателем, как и я. - Ладно, ребят. Я пошла. Еще раз извините. Мне совершенно не хотелось продолжать нелепое знакомство и навязывать кому-то свое общество. Решив отыскать в толпе купающихся Томку, я собралась покинуть Федора и Дрона. - Слушай, м-м-м…, - Дрон немного напрягся, - какое-то необычное имя… - он щелкал безымянным и большим пальцами, пытаясь вспомнить важную информацию. – Может, мы просто познакомимся? - Зачем? Я ведь все равно ухожу. Не вижу смысла. - В том-то и весь смысл. Мы познакомимся, пообщаемся, нам непременно будет о чем поговорить и, соответственно, ничего незначащий разговор перерастет в дружеское общение. Ты останешься с нами, и мы весело проведем остаток дня. Как тебе такой вариант? С детства нерешительная девушка (то есть – я) в одну секунду миллион раз поменяла решение. В голове сначала возникло «Да», потом «Нет», потом «Не знаю» и так по кругу. - А-у-у, ты чего шифруешь? - Нет, ничего. – От неожиданности я вздрогнула. - Так, может, ответишь на мой вопрос? - Я бы осталась, но боюсь Тома, будет не в восторге от подобного. – Выход нашелся сам собой. – Мне ужасно не хочется провести остаток этого дня выслушивая взаимные упреки, укоры, угрозы и тому подобное. А зная подругу, я не удивлюсь, если еще и до драки дойдет. Дрон понимающе кивал головой, а Федор рассмеялся: - Что-то мне подсказывает, что твоя подруга сегодня точно не будет драться, по крайней мере, не с Тимуром. Уловив движение его взгляда, совершенно не понимая смеха, я посмотрела в ту же сторону и обалдела! Моя «чучундра», по другому просто не скажешь, весело проводила время в компании «нарцисса». Она сидела у него на шее. Он, взяв ее за обе руки, таскал по воде эту русалку. Он подбрасывал ее и жадно ловил. Они игрались обрызгивая друг друга, как малые дети. Их совместный смех выделялся на фоне всего остального. Когда же Тимур сжал Тому в своих объятиях и они поцеловались, моя челюсть автоматически оказалась на пляжном песке, а лицом я стала похожа на пучеглазого лямура. - То-ма… У меня опустились руки и все вещи равнодушно были выпущены на песок. - Да расслабься ты. Скажи лучше, как тебя величать? - Александра. - Круто. Но я, вроде, слышал что-то другое, вовсе не похожее на величественное - Александра. - Шуруп. - Что??? – Дрон и Федор единогласно оторопели. - Александра, Саша, Шура, Шуруп… - Попыталась я доходчиво объяснить. - Как-то так. Парни рассмеялись. - А вообще, в этом что-то есть. Ты вон какая миниатюрная и шустрая, небось и на язык острая. Да и, если нужно будет сможешь «вкрутиться», так сказать, в любую нужную поверхность. Не правда ли? - Ха-ха-ха. Очень смешно. – Хотя Дрон говорил это все вполне серьезно, я понимала, что он просто хотел меня подколоть. - Ладно вам. Давайте, наконец, располагаться. - Пока мы с Дроном «знакомились», Федор заботливо расстелили оба покрывала, разместился на них сам и приглашал нас. – Давайте лучше в карты сыграем. Кстати я – Федор, а этот «клоун» - Андрей. Падайте. Федор, понятно, а вот – Андрей. Странное сокращение. - А я слышала, что тебя Дроном величают? - У меня приблизительно такая-же история, как и у тебя. Мое имя досклоняли к этому варианту. Так я и стал в дружеском кругу - Дроном. А Андрюшкой меня только родственники зовут, да в разных официальных учреждениях типа универа, поликлиники, банка. - Да, повезло нам. Не у каждого такие пластилиновые имена. - Ага. Вот я, например, просто Федя. О котором часто забывают. - Федя, это не имя это даже хуже чем – Вася. Вот тебя, кстати, мы уже давно пытались переименовать, а ты все не ведешься. После слов Дрона, серые глаза лопоухого Федора наполнились грустью, но на этом все и закончилось. Мне стало совершенно понятно - Федор не вписывается в эту компанию не только внешне, он старается не замечать своего положения, но иногда у него это плохо выходит. - В дурака или в козла? – не продолжая опасной для себя темы, поинтересовался Федор. - Мне все равно. - Давайте лучше в дурака. – Я неплохо играла в козла, но сейчас не хотелось напрягать мозг, даже в мелочах. - Хорошо. – Коварная улыбка появилась на лице Дрона. – Тогда - на раздевание. Ничего другого я и не ожидала: - Я не согласна. - А я согласен, - грусть в глазах Федора моментально исчезла. - А я нет. – Вот еще, знаю я таких игроков, они что-б я проиграла будут против меня вдвоем играть. – Давайте лучше так – кто проигрывает, тот идет купаться. - Но это ведь детсад какой-то. - А я и не говорила, что взрослая. Либо так, либо я вообще отказываюсь играть, а просто иду купаться. Парни были не очень довольны, но им ничего не оставалось. - Уговорила, Шуруп, - саркастично подытожил Дрон. - Я особо и не уговаривал. Не хотите, как хотите. - Хватит. Мы ведь уже согласились. Пока мы по очереди бегали купаться, моя подруга чуть ли не занималась сексом в воде с едва знакомым парнем. Время от времени поглядывая в ее сторону, мне становилось жутко, но вполне нормально для моей Томы. Федя с Дроном были правы, когда говорили о том, что я могу влипнуть с Тамарой в кукую-нибудь неприятную ситуацию, только вот мне кажется, что без меня она из этих ситуаций просто не будет вылипать. - Тимми, перестань. Отпусти меня. Прежде чем мы успели отреагировать на появление этой парочки, моя подруга оказалась лежащей на колоде карт в центе нашего «кона». - Э-э-э, вы себя хорошо чувствуете? Пока Дрон возмущался, мы с Федором от неожиданности резко подорвались, а наши места мгновенно были заняты Тимуром: - Сенкс! - Не за что. - Ну ты и … - нашему примеру последовал и Андрей, ведь мало кому захочется остаться на одном квадратном метре с озабоченной парочкой. - Наша очередь загорать. – Промурлыкала совершенно обворожительным голосочком Тома. – А вы идите, поплавайте маленько. Все время, как идиоты, бегаете туда-сюда. Шуруп, ты вообще должна сполна насладиться, ведь я сомневаюсь, что мне удастся тебя еще хоть раз за все лето вытащить сюда. Так что вы, мальчики, постарайтесь по максимуму, мало ли, а вдруг ей понравятся заплывы с вашим участием. - Тооома-а-а! - Я знаю, что я Тома. А ты иди купаться. Едва закончив и без того короткий разговор, Тамара оседлала Тимура и принялась делать ему массаж, совершенно не обращая внимания ни на нас, ни на еще несколько десятков любопытных взглядов. - А что, это идея. Идем? - Вариантов все равно нет. Дрон порадовался, Федор обреченно развел руками, я же ничего не сказала, а просто прошла

1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13

Автор:Валентина AD. Книга :Настоящее - Прошлое - ...
скачать эту книгу можно по ссылке

Добавить книгу на сайт
Друзья
Электронная библиотека
Архив книг
Обратная связь
admin[dog]allbooks.in.ua

Интернет реклама
Все материалы предоставлены исключительно для ознакомительных целей и защищены авторским правом