Настоящее - Прошлое - ..., Валентина AD, читать или скачать бесплатно эту книгу.

Онлайн библиотека - большой выбор различных книг, разных жанров и направлений

Читать Валентина AD Настоящее - Прошлое - ...


скачать Валентина AD Настоящее - Прошлое - ... можно отсюда

улицами, которыми когда-то бродили Дюма, Гюго, Жюль Верн, Жанна Д,арк, Наполеон, Шопен, да я могу бесконечно продолжать этот список, а это ведь лишь французы. Чего только стоят прогулки по крупнейшему городу Европы, а когда-то даже крупнейшему городу мира – Лондону. Его значение в мировой истории не уступает, а может даже превышает Францию. В девятнадцатом веке он был столицей крупнейшего государства в мире – Британской империи, даже страшно представить, что происходило на его улицах несколько сотен лет назад. Его улицы пропитаны историей, не смотря на современность и ее тенденции. Подумать только, я ведь ходила теми же улицами что и принцесса Диана, Черчилль, Дарвин, Шекспир, Ньютон, Елизавета первая и еще очень много монархов, писателей, изобретателей, ученых и музыкантов. Прогулки по Темзе были так-же прекрасны, как и по Сене. Возможно, я так и не успела посетить все 32 района этого города, но мне с головой хватило и всего того, что я успела узнать и увидеть: Биг-Бен, район Вестминстер, дом Шерлока Холмса, кафедральный собор святого Павла, да много еще всего, не оставили меня равнодушной, а осознание того, что я увидела лишь малую долю всех прелестей заставило пообещать самой себе, что я обязательно еще вернусь сюда. Швеция, в частности Стокгольм, со своими: музеями, городской Ратушей, рыцарским домом, дворцом Дроттнингхольм и многими другими замечательными прелестями, просто очаровывала. Германия порадовала меня не только своим пивом с колбасками: Берлинский кафедральный собор, исторический музей Цейхгауз, старая библиотека, дворцовая площадь и дворцовый мост – да много еще всего. Берлин тоже не оставил меня равнодушной, хотя, если честно, от него я почему-то не ожидала многого. Но, как оказалось – приятно ошибалась. Чехия – с ее средневековыми улочками выложенными брусчаткой, меня просто сводила с ума от восторга. Каждый раз прогуливаясь ее улицами, я чувствовала себя принцессой из старой доброй сказки, в очередной раз задерживая взгляд на каком-либо прекрасном замке в готическом стиле. Чешская «Эйфелева башня» – Петршинская башня, и местная Венеция – остров Кампа, своим очарованием могут свести с ума любого. В том, что Прага – жемчужина Европы, я самолично убедилась раз и навсегда, она просто волшебна. Каждая из посещенных мною стран, а точнее их столицы, навсегда останутся в моем сердце. Не знаю, смогу ли я вновь когда-нибудь решиться на подобное путешествие, но это я никогда не забуду. * * * * * - Я тут подумал, - резко обернувшись на голос, я увидела Виктора, не прошло и часа, как он вновь стоял на пороге моего номера, - не стоит тратить последние отведенные мне часы с тобой, на никому ненужные обиды. Я принимаю твое решение. Благодарю за честность и просто хочу насладиться тобой. Если никто не возражает? Улыбка моментально заиграла на моем лице, и мысли о недалеком прошлом рассеялись, меня ждало прекрасное настоящее. Последние часы в Праге, не смотря на всю магию этого города, были банально проведены в гостиничном номере, о чем я ничуть не жалею. Потом последовало быстрое прощание, так как долго жевать сопли ни я, ни Виктор не имели ни малейшего желания. Потом один аэропорт, затем другой аэропорт. Уже в «Борисполе» я почувствовала, как сильно соскучилась по родине. Не смотря на всю прелесть увиденного за ее пределами, здесь даже воздух пах по особому. Ступив на родную землю, я совершенно не чувствовала никакой усталости, как это было после всех предыдущих перелетов, а наоборот, была полна энергии и, казалось, готова свернуть горы. Это радовало, так как от аэропорта до моего города мне предстояло еще часа четыре пути, для чего силы мне понадобятся. Но пугающие «четыре часа» пролетели, словно одна минута, так сильно я стремилась попасть домой: - Ура! Это свершилось! Распахнув дверь собственной квартиры, возглас радости вырвался сам собой. Я по-детски радовалась своему прибытию, и первым делом, бросив в коридоре багаж, пробежалась по своим личным апартаментам. Не знаю, что я намеревалась увидеть или чего не увидеть, но заглядывая в каждую из комнат, я тихонько радовалась своему скромному жилищу. Все было на своих местах, даже тапочки смиренно ждали свою хозяйку, скромно прячась у кровати. Все было ровно так, как я оставляла, вот только отчего-то становилось грустно. Все комнаты в доме пустовали, у меня даже хомячка, который бы меня преданно ждал, не было. Вот так, дожив до тридцати одного года, практически вырвав себя из лап смерти, мне даже не с кем поделиться радостями. Хотя чему тут удивляться, все разбежались от меня, когда я ежедневно стала делиться с ними лишь огромным количеством своих горестей. Радость от возвращения на родную землю и в родные стены испарялась. Грустные мысли накатывали очень быстро, а уверенности в том, что я смогу их отогнать, не было и мне ничего не оставалось, кроме как сбежать от реальности в нереальность. Сладко выспавшись, как давно это у меня не получалось, с чашечкой утреннего кофе в руках, я отправилась на балкон, чтобы порадоваться первым утренним лучам осеннего солнышка. Так странно, покидала Украину я еще летом, а вернулась осенью. Пусть за окном лишь начало сентября, но это ведь осень. Оказавшись один-на-один с собой, до меня отчетливо стало доходило понимание того – что мне особо-то и нечем заняться в этой новой жизни. Ресторана у меня уже не было. Клиника и без меня прекрасно функционирует. Свободного времени – вагон, а применить его некуда. Новый бизнес затеивать мне совершенно не хотелось, а имея полным-полно свободного времени, здоровье, и желание жить, я решила начать с малого. Первым делом я навестила папину клинику, лишь для того, чтобы убедиться что в ней все протекает нормально, и получить отчеты и доходы. Посетила больницу, сдав перечень нужных анализов, чтобы убедиться, что я совершенно здорова и моя болезнь никоим образом не намерена возвратиться. И только потом решительно стала задумываться о своем времяпрепровождении. Оглядываясь по сторонам в собственной квартире, решение нашлось само собой – ремонт. Обстановка в доме изо дня в день напоминала о том периоде моей жизни, который не очень-то хочется вспоминать. Здесь моя болезнь успешно прогрессировала, здесь мой брак успешно регрессировал. Спальня пропитана слезами, а пол каждой комнаты неоднократно ловил меня в бессознательном состоянии и впитывал мою блевотину. В гостиной трахались моя лучшая подруга и мой муж, что может быть «приятнее» чем смотреть телевизор сидя на этом диване. В общем, за работу я взялась активно. С каждым днем Турция, Чехия, Франция и другие европейские страны, из которых я не так давно вернулась, казались сном, сказкой. Только многочисленные фотографии и переписка с Виктором, не давали полностью поверить в то, что это был лишь прекрасный сон. Виктор звонил мне практически каждый день, оставаясь единственным другом, и даже мобильно помогал мне с ремонтом, контролируя каждый нюанс. По всем меркам мой ремонт продлился не так уж и долго, и к концу декабря, квартира стала похожа на прелестную радугу. Выдержанные пастельные тона и классический стиль в интерьере просто испарились. Спустя всего каких-то пару месяцев в квартире стало несказанно ярко и красочно. Ванная у меня стала салатовой комнатой. Коридор – оранжевым. Спальня -фиолетовой. Кухня - ярко-желтой. Еще две комнаты перекрасились в розовый и зеленый, гостиная в красный, а балкон стал нежно-голубым. Да, палитра еще та, но все вышло действительно красиво. Это не было безвкусное смешивание, скорее каждая из комнат приобрела индивидуальность и прекрасно гармонировала отдельно ото всех. Квартира, которая у меня получилась, привела в восторг не только меня. Виктор заценил ее по скайпу и непременно пожелал как-нибудь лично убедиться в качестве ремонта. Федор с Тамарой, вернувшись в мою жизнь в качестве кумовей, тоже не остались равнодушными к такой цветовой гамме, а моя любимая крестница Александра так вообще приходила в полный восторг, попадая из красной комнаты в оранжевую, или меняя фиолетовую на ярко-желтую. Лично меня очень радовали сочные цвета лета, когда за окном в полную силу разгулялась унылая зима. Серость за окном и холод, прекрасно компенсировались теплом моей яркой квартиры. Лежа в бузковой шелковой постели и вдыхая аромат живых роз, непременно украшавших мою спальню, я совершенно не чувствовала зиму. А ежедневно принимая душ практически в кислотной ванной, я представляла, что купаюсь в Анталийском водопаде. Так, благодаря маленьким хитростям, моя жизнь изо дня в день становилась немножечко ярче. Какими бы красками не переливалась моя квартира, но Новый год неумолимо приближался, а с ним оживились и воспоминания о встрече уходящего. Я, совершенно беспомощная в инвалидном кресле у больничной елки, а рядом тот, кого бы мне очень сильно хотелось видеть - Павел Олегович. Подумать только, прошел целый год… На протяжении уходящего года я неоднократно возвращалась в январь с вопросом – Почему Павел так поступил, почему он от меня отказался? Но ответа так и не нашла. Время от времени в памяти возникал силуэт милого доктора с волшебными ямочками на щеках, и не смотре на его поступок, он все же согревал душу и радовал. Я неоднократно вспоминала его заботу, ласковые сильные руки и надежду в глазах. Только ради него я сотни раз возвращалась в то страшное для меня время, ища причину – Почему? Но безрезультатно возвращалась в настоящее. Спустя год я так и не разобралась в сложившейся ситуации, но отчетливо помнила обещание Павла под больничной елкой - Следующий Новый год мы встретим обязательно с настоящим шампанским. «Мы» - стало ключевым в этой фразе и побудило меня ко всем последующим действиям. 30 декабря я прикупила себе шикарное бирюзовое платье в пол, с глубоким декольте, длинными широкими рукавами и завышенной талией. Этот цвет мне безумно шел, а фасон прекрасно подчеркивало все мои достоинства, чего мне и хотелось. 31 декабря я посетила салон красоты, и с помощью небольшого количества косметики и восхитительной прически, еще немного подчеркнула свои достоинства. Облачившись в платье, не забыв о шикарной белой норковой шубе, я была готова отправиться встречать Новый год именно туда, где год назад прекрасный мужчина пообещал мне, что я доживу до конца этого года и проживу еще много-много лет. Все было прекрасно, отражение в зеркале кардинально отличалось от прошлогоднего, но все-же кое-чего не хватало. Нарядившись во все запланированные и четко подобранные вещи, я, как и в прошлом году, все еще была босая. Туловище было целиком и полностью готово покинуть родные стены, но ноги просто кричали о том, что о них позабыли. Подойдя к обувному комоду, я аккуратно достала заветную коробку, в которой целый год томились прекрасные замшевые сапоги – Лабутен. Давно решив обязательно облачиться в них в эту Новогоднею ночь, меня не смутило даже то, что они не совсем подходили к моему наряду. Год назад дарованные для меня как «стимул к выздоровлению», они просто обязаны покрасоваться в такую ночь на моих ногах, не смотря на то, что к моему выздоровлению они так и не стали причастны. В начале двенадцатого я ступила на больничную землю. Признаюсь, было немного страшновато, ведь нет никаких гарантий, что и в этом году будет наряжена замечательная елка, а пару десятков пациентов и персонал, станут встречать у нее Новый год. Но все тревоги были развеяны, когда сделав буквально несколько шагов, я увидела то самое дерево в полной боевой готовности. Не совсем уверенной походкой я проследовала в интересующем меня направлении. Возле праздничного дерева суетилось небольшое количество народу, но того, кто интересовал лично меня - не было. Чтобы это понять, мне хватило несколько минут, чтобы заглянуть в глаза каждому и сделать вывод - нужных мне глаз нет. Немного разочарованная, но не потерявшая надежду, я решила прогуляться по знакомым до боли тропам. До боя курантов оставалось чуть меньше часа, а торчать в одиночестве у елки, перспектива не из приятных. Обогнув несколько раз больницу, произошло пару-тройку столкновений с пациентами в колясках, и меня слегка пробрала дрожь. Мне хотелось обнять каждого из них и уверенно заявить, что они встанут и пойдут, нужно только захотеть, но я все же сдержалась, истину – «Хотел как лучше, а получилось как всегда», ведь никто не отменял, вот я и не стала лезть не в свое дело. Спустя какое-то время появившийся на том же окне, что и год назад, телевизор, не двухзначно намекнул, что приход Нового года не за горами. Я ринулась к машине за шампанским, и когда президент заканчивал свою речь, была целиком и полностью готова распить этот божественный напиток, пусть даже и одна, вот только возникла маленькая проблема – я не умею открывать шампанское. В полной растерянности я искала глазами того, кто бы мог это сделать, но все кандидаты были заняты своими бутылками. - Черт! Только я могла умудриться встретить Новый год одна, да еще и без глотка шампанского! Понимая, что со стороны я выгляжу жалко, я все-таки не растеряла чувство юмора и просто подняла к небесам пустой бокал: - С Новым годом тебя, Александра! С Новым счастьем! - Разрешите подписаться под каждым словом? В одну секунду мой бокал наполнили волнующие пузырьки, а во вторую я встретилась взглядом с самыми прекрасными серыми глазами на всем белом свете. - П-п-авел?! - Именно. С Новым годом тебя, Александра. - С Новым и тебя, Паша. - Ты так прекрасна, Александра. - Ты тоже ничего. «Ничего» это – ничего. Он был просто сногсшибателен. Я так давно его не видела, а память лишь смутно рисовала его образ, но вынуждена признать – это было слишком некачественное воспоминание. Павел был воплощением всех моих требований к мужчинам – высокий, темноволосый, сероглазый, а эти ямочки могли свести с ума любую. Господи, я ведь год назад совершенно не рассматривала этого мужчину, как мужчину. Он был просто хорошим другом и моим лечащим врачом, а сейчас… Мне казалось я вижу его впервые, а главное - то что я видела мне безумно нравилось и заставляло мое сердце волнительно выбивать ритм. Пузырьки прохладного напитка обожгли горло, я прочувствовала весь их путь по моему организму, но залпом выпитого бокала оказалось мало, чтобы развязать язык. Я молча протянула бокал за очередной порцией. - Вижу, настоящее шампанское ты любишь гораздо больше чем детское. - Ты не подумай, - несмотря на красивую белозубую улыбку Павла, мне захотелось оправдаться, - просто Новый год и все такое… - Да нет, я ведь ничего против не имею. Тем более что год назад я именно это тебе и обещал. – Павел послушно наполнил мой бокал, обновил свой и принялся пристально разглядывать меня. – Александра, если бы ты только знала, как давно я мечтал об этом дне. Практически весь год я мечтал только об этой ночи, искренне надеясь увидеть тебя здесь. Я ни на секунду не забывал о тебе и лелеял твой образ, но сегодня ты его превзошла. Не подумай, это не потому, что в прошлом году ты была больна, нет. Просто сейчас ты сияешь всецело, озаряя все вокруг и это невозможно не заметить, а в прошлом году сияли лишь твои глаза, да и то, очень изредка. Александра, ты так прекрасна. После подобной фразы просто напрашивался страстный поцелуй, но его не случилось. Я заняла рот бокалом и резко перевела взгляд на елку, да и Павел, в принципе, не собирался этого делать. Его слова были искренними, но это был не тот случай, когда я готова была в омут с головой. Мне безумно хотелось, чтобы осознание всего происходящего дошло до меня в полной мере и еще больше мне хотелось получить ответы на мучившие меня вопросы. Практически допитый второй бокал не заставил себя долго ждать, и я уже созрела к откровенному и честному разговору, вот только разрывавшийся в кармане мобильный слегка нарушил планы. «Виктор» высвечивалось на дисплее, и выгорала смешная фотография с Турции, мужчины-мечты любой женщины. - Слушаю вас, молодой и интересный. На другом конце посыпалось море поздравлений и пожеланий, а еще его безумно интересовало, почему это я не дома? - А с чего ты взял, что я не дома? - А чего же тут брать. Я вот у твоего порога больше часа околачиваюсь, а тебя здесь точно не нахожу. - Что-о-о?!!! – мои глаза покинули свои орбиты. - Новогодний сюрприз-з! - Но кто тебе сказал, что мне нужен подобный сюрприз? - Но ведь сюрпризы на то и существуют, чтобы о них никто ничего не говорил. – Голос на другом конце становился тревожным. – А ты разве не рада? Мне не хотелось обижать Виктора, но этот неожиданный визит, перебор: - Виктор, спасибо тебе за поздравление, спасибо за сюрприз, ты меня реально удивил, но я не смогу сейчас уделить тебе внимание. – Я взглянула на ничего непонимающего, но мило улыбающегося Павла. – Я сейчас у друзей и мы весело встречаем Новый год. Мы давно планировали этот праздник, и с моей стороны будет, по меньшей мере, некрасиво бросить всех и вся, извини. Сегодня я не планировала возвращаться домой, а когда я буду завтра, даже не знаю. Мой тебе совет – отправляйся домой. В очередной раз я была жестока с мужчиной, который подарил мне практически два месяца сказки, но по-другому я не могла. Да и он вряд ли понял бы что-либо, скажи я все это более мягко и бережно. - Саша, за что ты так со мной? - Виктор, не смей задавать мне подобные вопросы, - этот разговор начинал выводить меня из себя. – Я тебе ничего не обещала и прежде чем являться без предупреждения к кому либо, хотя бы накануне поинтересуйся о планах этого человека. Мир не вращается вокруг величественного Виктора Амирова. Моя жизнь после поездки не остановилась и я не сижу круглосуточно дома, я живу! Я бросила трубку и отключила звук. Зная Виктора, он не будет звонить, по крайней мере, до следующего дня, но так, на всякий случай, я решила обезопасить себя от очередных неожиданностей. - Настойчивый поклонник? - Для меня просто друг. - Наши с Павлом глаза встретились, но чарующий момент был утрачен. – Похоже, мне сегодня придется ночевать в гостинице. Прекрасное начало Нового года. - Но ведь ты сказала, что отмечаешь праздник с друзьями, а разве настоящие друзья смогут выставить тебя в такую ночь в гостиницу? - Друзья, конечно, не смогли бы, вот только есть одна проблема – нет друзей. - А меня ты значит, за товарища не считаешь? - Павел, ну причем здесь ты? Я просто не имею права впутывать тебя в свои личные нестыковки. - Никуда ты меня не впутаешь. Мы просто можем прямо сейчас отправиться ко мне, предварительно заглянув в какой-нибудь магазин, так как праздничный стол у меня отсутствует. Гарантирую неприкосновенность и прекрасное времяпрепровождение. На гарантию неприкосновенности мне хотелось ответить – ну и дурак, но я лишь улыбнулась. - А почему бы и нет? Тем более что на улице мы не сможем вдоволь пообщаться – январь все-таки. Я демонстративно съежилась. - Тогда прошу. Павел выставил один локоть, тем самым предлагая мне поддержку и опору. - Спасибо. * * * * * Потратив приличное количество времени на поиски работающего этой ночью магазина, мы все же добрались до квартиры Павла, переступив порог которой я сразу же отметила, что это не «берлога холостяка», а скорее «апартаменты педанта». Все до мелочей на своих местах: все аккуратно расставлено, развешано, размещено, а отсутствие какой-либо пыли или грязи, только лишнее тому подтверждение. - Я и подумать не мог, что продавцы не очень хотят работать в Новогоднюю ночь. Прости. - Да ладно. Зато весело покатались. Наша поездка действительно не была скучной – двое слегка выпивших людей исколесили, в поисках магазина, город вдоль и поперек, чтобы совершенно случайно наткнуться на круглосуточный киоск со всем необходимым практически у дома Павла. - И как только я мог забыть, что магазин, в котором я практически всегда скупаюсь, и который видно из окон моей квартиры, работает круглосуточно. - А мне кажется, намного страннее было-бы, если бы ты об этом помнил. - Это почему? - Не знаю. Просто странно. За десять минут мы накрыли шикарный праздничный стол – шпроты, нарезка колбасы и сыра, кабачковая икра, нарезка свежих овощей и немного мандарин. - Ну что ж, Александра, я хочу поднять этот бокал за тебя и за наши исполнившиеся желания, кстати, в этом году стоит повторить. Я смотрела на этого мужчину, глаза которого излучали тепло и радость, и не могла поверить своему счастью: - Думаешь, стоит? - Я просто уверен. Ведь наши желания исполнились, а значит, во всем проделанном ритуале есть смысл. До этого момента я даже не задумывалась о нашем с Павлом прошлогоднем ритуале и только сейчас меня осенило: - Я ведь страстно желала дожить до этого года и выздороветь, а ты любезно запечатлел это на клочке бумаги, а потом поджог и развеял пепел. Надо же, а ведь я напрочь об этом позабыла. - А я нет. Я на протяжении года помнил о самом желанном. Мне так хотелось лицезреть тебя накануне Нового года в полном здравии и со счастливым блеском в глазах. Я был уверен в том, что мое желание исполнится, но мне чертовски хотелось лично в этом убедиться и … убедиться - чудеса существуют. Так что сегодня обязательно повторим ритуал. - Ты хочешь сказать, что отдал свое желание за меня? – Мое сердце вновь бешено забилось. – Вместо всего того, что ты мог пожелать себе лично – здоровья, любви, счастья, удачи, жену, детей, не знаю еще чего, а ты отдал свое желание за меня? Павел поднял давно наполненный, но так и не отпитый бокал: - Все, что ты перечислила и включает в себя мое желание, вот только ты этого не видишь. – Он немного отпил и продолжил.- Вот смотри. Здоровья я желал тебе, любовь у меня уже была, мое счастье и удача заключались в том, чтобы сбылись твои мечты, а жена и дети рано или поздно, но все равно будут. Так что все, чего я желал стопроцентно сбылось. - А что значит «любовь у меня уже была»? Мне стало тревожно, и мой взгляд невольно скользнул на безымянный палец правой руки Павла – пусто. Обручальное кольцо отсутствовало, тогда возможно просто – отношения? - Нет, я не женат, и никогда не был. – Павел заметил мой блуждающий взгляд и заставил мое лицо залиться румянцем. – Моей любовью была одна девушка, которая так и не узнала об этом. Но она была. Точнее – есть. Не женат, это, конечно, хорошо, но кем занято его сердце? Мое отчетливо и настойчиво выбивало волнующий ритм, но мозг отказывался принимать его подсказки, ведь если бы этой девушкой была я – Павел не бросил бы меня. - Это, наверное, прекрасно, когда ты любишь… - А почему так неуверенно? Ведь это действительно прекрасно, тебе ль этого не знать? - Что ты имеешь в виду? - Ты ведь была замужем, значит любила, и можешь гораздо увереннее разговаривать на эту тему. - Вынуждена тебя огорчить – я никогда не была по-настоящему влюблена. Искреннее удивление пронзило лицо Павла: - Это как? - Просто. Очень просто. – Нежелание устроить исповедь перед Павлом толкнуло резко отвести тему от себя. – А кем занято твое сердце? - Ты не хочешь говорить о себе, зато легко пытаешься проникнуть в мои чувства, интересно. - Извини. Не хочешь, не рассказывай, но мне действительно очень интересно. - Думаешь, мне не интересно, почему ты до сих пор не познала всей красоты этого прекрасного чувства? - Я просто не готова сейчас окунуться в далекое прошлое и открыться. Не сейчас. Не сегодня. - Как скажешь. Тогда мне ничего не остается, как открыться тебе. - Очень хотелось бы. Вот только пообещай, что в твоем рассказе я обязательно получу объяснение на мучивший меня целый год вопрос – почему ты от меня отказался? Я настолько ошарашила своей прямотой Павла, что он даже поперхнулся шампанским. - Вот это я называю – вопрос в лоб. Обещаю. Ответ на это ты однозначно получишь сегодня. Вот так, сидя на небольшой, но уютной, кухне холостяцкой квартиры, сладостно потягивая шампанское, в волшебную новогоднюю ночь, я была готова получить ответы на все мучившие меня вопросы. - Я не буду начинать с самого детства, всему свое время. – Глаза Павла наполнились болью и грустью, отчетливо было видно, что он погружается в не очень приятные воспоминания, но он нашел в себе силы продолжить. – Не возражаешь, если я закурю? - Да нет. - Я вообще-то стараюсь не злоупотреблять никотином, но иногда без него никак. – Павел жадно втянул порцию дыма, едва успев поджечь сигарету. – Когда-то у меня была младшая сестренка. Она была так прекрасна, что еще в школе к ее ногам падали не только ученики, а даже некоторые учителя, но дело не в этом. Она излучала счастье. Она светилась безудержной любовью ко всему и всем. Ее огненно рыжие волосы прекрасно гармонировали с ее солнечным характером, но этого оказалось недостаточно в борьбе с тяжелой болезнью. Одна сигарета сменила другую. Павел, казалось, покинул меня: - Я был тогда еще зеленым студентом и моего жизненного опыта, практики, знаний, оказалось недостаточно, чтобы спасти это «солнышко». С ней произошло приблизительно то-же, что и с тобой. Никто не знал от чего и как ее лечить. В то время, когда она угасала, техника еще не была так развита, как сейчас. Лекарства были послабее, да и доктора не такие обознанные, вот и получилось, что жизнерадостная, прекрасная двадцатилетняя девушка покинула наш мир. Я никого не виню, нет. К тому же это было ее решение – устав от вечной боли добровольно отказаться от какого-либо лечения и покорно принять смерть. Я тяжело это перенес, не говоря уже о родителях, которые едва сами не отдали Богу души. Немного отойдя от случившегося, я принялся за учебу с новой силой. Я перечитал сотни, тысячи медицинских книг разного характера. Я ходил на консультации к многим докторам и даже к ясновидящим. Я продолжал посещать разнообразные лекции даже после окончания института. Мне безумно хотелось понять – Почему и от чего умерла Настя. Я окунулся в это все с головой, и спустя какое-то время все понял. В большей степени в таком исходе виновата не только болезнь, а психологическое и душевное состояние пациента. Его заинтересованность в жизни. Человеку ни в коем случае нельзя сдаваться на своем жизненном пути, ему всегда нужно двигаться вперед и стремиться к будущему, чего не произошло

1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13

Автор:Валентина AD. Книга :Настоящее - Прошлое - ...
скачать эту книгу можно по ссылке

Добавить книгу на сайт
Друзья
Электронная библиотека
Архив книг
Обратная связь
admin[dog]allbooks.in.ua

Интернет реклама
Все материалы предоставлены исключительно для ознакомительных целей и защищены авторским правом