Седьмой этаж, Глазова Маргарита, читать или скачать бесплатно эту книгу.

Онлайн библиотека - большой выбор различных книг, разных жанров и направлений

Читать Глазова Маргарита Седьмой этаж


скачать Глазова Маргарита Седьмой этаж можно отсюда

и закрыл глаза… *** Пятилетний Дениска валяется на диване и подбрасывает к потолку своего игрушечного зайчика. По белёному потолку тоже скачут зайчики, солнечные. Дениске приятно наблюдать за их движениями. И думать о них тоже приятно. — Вот странно, почему это солнечные зайчики так называются? А-апчхи! Пчхи! Солнце такое щекотное. Нет уж, и никакие они и не зайчики. Совсем не похожи на Зайку, — думает Дениска, усадив своего зайца на диван и придирчиво его разглядывая. — Нет, совсем не похожи. Они такие же жёлтенькие, как цыплятки, которых вывела Рябушка. Там, правда, и чёрненьких парочка есть, но остальные — жёлтенькие. Если б Рябушка не клевалась, можно было бы всех их поймать и погладить, а так, только одного успел поймать, а она как клюнет! Цыплёночек такой маленький, мягонький, пушистенький и жёлтенький, как круги перед глазами, когда долго смотришь на солнце. Апчхи! Щекотное солнце! Может пойти сейчас во двор и попробовать поймать ещё и чёрненького цыплёнка? А, нет, бабуля сказала, что сейчас будет обед. Ну ладно, Зайка, мы тогда после обеда сходим. Иди-ка сюда. Малыш тянется руками к плюшевому зайчику. Зайка вдруг прямо на глазах пугающе меняется, трансформируется, превращаясь в огромного чёрного паука. И вот уже длинные волосатые лапы тянуться к маленькому Дениске! Сейчас этот кошмарный монстр схватит его, укусит, растерзает! Страшно, страшно!! — А-а-а-а-а-а! Ма-а-ама-а-а-а-а! Мамочка-а-а-а!!! Дениска зажмуривается сильно-сильно, закрывает глаза руками и зовёт маму ещё громче, ещё отчаяннее. — Тихо, тихо, малыш, — вдруг слышит он мягкий спокойный голос. Сильные руки подхватывают его и поднимают высоко-высоко над полом, над пауком и над страхом. Большая тёплая ладонь гладит его затылок, успокаивая, и маленький Дениска понимает, что спасён. Он решается, наконец, открыть глаза и посмотреть на того, кто пришёл ему на помощь. Ему знакомо это лицо и он доверчиво обхватывает своего спасителя руками за шею. — Всё хорошо, тебе нечего бояться, малыш. — Я тебе верю, ты хороший и сильный. Ты можешь спасти моего Зайку? Мне очень нужен мой Зайка. Спаси его, пожалуйста, — просит Дениска. — Я тебя понимаю. Конечно же, тебе нужен твой Зайка. Сейчас мы всё поправим. Смотри. Маленький Дениска с опаской смотрит вниз на паука, и страх опять начинает шевелиться в нём. Но сильные руки крепко держат его высоко над полом. Паук отсюда кажется не таким уж жутким, и малыш с каждой секундой чувствует себя всё спокойнее. Он с интересом рассматривает паука, замечает, что у него забавный узор на спинке и тельце покрыто нежным пушком, как у чёрненького цыплёнка. Дениске даже хочется протянуть руку и погладить его, как вдруг, — пых, паук исчезает в лёгком облачке дыма, а на его месте оказывается плюшевый зайчик. — Заинька! Малыш соскальзывает вниз, подхватывает своего Зайку и прижимает его к груди со счастливым вздохом. Потом тянет за рукав своего спасителя, призывая того наклониться пониже. — А я знаю, кто ты, — заговорщически шепчет он ему на ухо. — Ты — это я, так? — Скорее, я — это ты, — улыбается большой Денис. — Я тоже сильный и смелый? — Ты сильный и смелый. — Ты не уйдёшь? — спрашивает малыш, доверчиво заглядывая в глаза большому Денису. — Я не могу уйти. Я — это ты, — уверенно отвечает ему большой Денис. — Это хорошо. Мне нравится, что я такой большой… Только… большие, ведь, не играют с зайчиками, — маленький Дениска с сожалением смотрит на своего зайца. — А я ещё хотел показать Зайке чёрненького цыплёночка… Мне обязательно быть большим? — Нет, совсем не обязательно. Всё равно, я — это ты. — Ты — это я… *** — Ну что, как ты себя чувствуешь? Глеб заметил, что Дэн открыл глаза, и сразу склонился над ним, внимательно вглядываясь в его лицо. — М-м-м, нормально. Дэн потёр глаза ладонями, зевнул и с удовольствием потянулся. — Ы-ы-х, хорошо-то как. Чего вы все на меня уставились? Женька с Ильёй переглянулись. — Дэн, тебе что-нибудь снилось? — Женька даже не пыталась скрыть любопытства. — Кажется, нет… Не помню.. Дэн наморщил лоб, силясь припомнить свой сон. Нет, не вспоминается ничего. Но он чувствует себя бодрым и на душе легко. — А долго я спал? Не бормотал во сне? — спросил Дэн с некоторым беспокойством. Его не обрадовала мысль о том, что он мог хныкать, или кричать во сне, припоминая свои страхи. — Да минут двадцать всего. Ничего не бормотал, храпел только громко. Да ты всегда храпишь так, что стены трясутся, — пожал плечами Илья. — Мог бы обойтись без этих подробностей, — буркнул Дэн. — Глеб, это всё? Ты думаешь, Дэн уже избавился от фобии? — у Ильи в голосе отчётливо звучало сомнение. — По идее, да, — утвердительно кивнул Глеб. — Дэн, ты как смотришь на то, чтоб Пётр вместе со своей Каролиной остался в общаге? Дэн подумал о Каролине. Странно, обычно одно упоминание о ней вызывало дрожь в коленях, а сейчас он совершенно спокойно о ней подумал и даже попытался её себе представить. У неё много ног и чёрное волосатое тельце. Ещё она здоровенная и очень быстро ползает. Дэн намеренно рисовал её в своём воображении утрированно мерзкой и отвратительной, представляя её огромной, лохматой, щёлкающей жвалами. Бэ-э-э… Мерзкая… Но совсем не страшная. Ни малейших признаков привычной паники. Неужто, и правда, помогло? — Ну… я не имею ничего против Петьки. Пусть только его Каролина не шляется по общаге без присмотра. Даже, если я её больше не боюсь, она всё равно противная, и часто видеться с ней у меня нет никакого желания, — Дэн решил, что перестраховаться не помешает. — Это разумное требование, — улыбнулся Глеб, — думаю, Петруха об этом позаботится. Дэн вдруг схватился за живот. — Ой, блин, чой-то мне как-то не комильфо. Я щас. Он подскочил с места и рванул к выходу. — Слышь, Дэн, ты бы книжечку с собой прихватил, чтоб не скучать. Полчаса тебе точно придётся заседать, но потом всё будет в ажуре, — кинул ему вдогонку Глеб. — Вот ты гад! Ты знал, что так будет! Мог бы хоть заранее предупредить! — Дэн взвыл и понёсся в туалет. — Это точно не опасно? — спросила Женька, с тревогой глядя ему вслед. — Абсолютно. Это единственный побочный эффект этого зелья, причём, кратковременный. Ребята, я пойду, у меня дел по горло. Не думаю, что я ещё понадоблюсь Дэну сегодня. Никакие лекарства ему не нужны, придётся только как следует прос... кхм… душевно посидеть в сортире. Если захочет выяснить со мной отношения по поводу издержек лечения, пусть потом зайдёт ко мне в комнату, — ухмыльнулся Глеб. — Ага, я ему передам, — хмыкнул Илья. Женька смотрела на них обоих осуждающе. — Глеб, это нехорошо, что ты сразу не сказал Денису о возможном побочном эффекте. Врач должен информировать пациента обо всех нюансах лечения, тем более, о побочных эффектах, — недовольно заявила она. — Я и так еле уговорил его выпить зелье. Я тебе гарантирую, что никаких негативных последствий не будет. Глеб пошёл к себе. — Илюш, слушай, тебе не кажется, что Глеб за что-то недолюбливает Дэна? — буркнула Женька, глядя на дверь, за которой он только что скрылся. — Недолюбливает? С чего ты это взяла? — озадаченно приподнял брови Илья. — Не знаю. Только я уверена, что будь на месте Дениса ты, или Петя, он точно сказал бы заранее об этом побочном эффекте. Если это вообще побочный эффект. — Ты что, думаешь, он специально мог такую реакцию Дэну организовать? — вытаращился на неё Илья. — Жень, не мудри. Не мог Глеб такое сделать. — Ну... да, не мог, конечно. Но, всё же, согласись, он к Дэну не питает особого расположения. Уверена, всё это лечение он затеял исключительно в Петиных интересах. Лично для Дэна он и пальцем бы не пошевелил без особой надобности. — Ну, он и не обязан питать к Дэну особую симпатию. Во всяком случае, откровенной недоброжелательности с его стороны я тоже никогда не замечал. Небольшие трения между ними, конечно, случаются иногда, но ничего особенного в этом нет. Так, лёгкая несовместимость характеров. — Несовместимость? Так значит, ты тоже заметил, что эти двое не очень ладят? — Слушай, Женька, Дэн тоже не слишком Глеба жалует, но, тем не менее, как видишь, он ему доверяет, раз согласился на этот эксперимент. Я не понимаю, что ты так заморачиваешься на этот счёт? Я уверен, что Глеб ни при каких обстоятельствах не стал бы причинять Дэну вред, даже если трижды его недолюбливает, тем более, таким способом. Это не в его стиле. Он скорее откровенно в морду даст, чем станет делать мелкие пакости. Скажи лучше честно, что ты просто неравнодушна к Дэну, вот и злишься на Глеба из-за него, — вдруг ревностно выдал Илья. Женька опешила. — Илюш, ну... Он же мне не чужой, — растерянно пробормотала она. — Но это совсем не то, что ты думаешь. — Да ничего я не думаю, — рассмеялся Илья, которого позабавил Женькин виноватый вид. — Да ну тебя, — фыркнула Женька и надулась, как мышь на крупу. Вернулся Дэн. Выглядел он вполне здоровым. — Дэнь, ну ты как? – сразу бросилась к нему заботливая Женька. — Отлично! Лучше не бывает! — заявил Дэн и расплылся в довольной улыбке. Женька с Ильёй переглянулись. — Ребята, вы представляете, я сейчас шёл мимо Петькиной комнаты, а он как раз дверь открыл нараспашку. — И что? — Женька глядела на него во все глаза. — А ничего! Мне по барабану! — восторженно воскликнул Дэн. — Раньше я бы со страху уже назад в сортир понёсся, а тут — по барабану, и всё тут! — А с животом-то точно всё уже в порядке? — никак не могла уняться Женька. — Да фиг с ним, с животом! Главное, всё получилось! Я Петьке сразу сказал, чтоб он не переезжал, так этот чудик на радостях чуть на шею ко мне не кинулся. Еле отбился от него. Псих какой-то. — Вот видишь, Жень, всё нормально, — с нажимом сказал Илья. — Ну ладно, всё хорошо, что хорошо кончается. Не стану с вами спорить, — ответила Женька и поджала губы, но потом взглянула на сияющую физиономию Дэна и не смогла удержаться от улыбки. Глава 15. Ложка дёгтя. — Девчонки, вы не видали, куда я засунула свои синие туфли? Лиза усердно рылась в шкафу, выгребая оттуда всё подряд. — Лиз, а у двери не те туфли стоят, которые ты ищешь? — поинтересовалась Эмма, сидевшая на кровати Женьки и наблюдавшая за Лизиными стараниями. — Вот блин, точно, они! Повылазило мне, что ли?! Как это я их не заметила? Зазря только бардак устроила, — Лиза с досадой стала запихивать разбросанные вещи обратно в шкаф. — Ты сегодня опять с тем брюнетом с юрфака встречаешься? — Эм подобрала под себя ноги, устраиваясь поудобнее на кровати. — Ага, с ним, родимым, — буркнула Лиза, забросив в шкаф последнюю футболку. — Что-то не слышно энтузиазма в голосе. Он же, вроде, тебе нравился? — вскинула брови Женька, которая была занята своим макияжем. — Ай, да ну его. Он такой зануда. Я вообще не знаю, о чём с ним можно говорить. Чувство юмора у него напрочь отсутствует. Он мне в прошлый раз полсвидания мозги компостировал какими-то деноминациями. Фигня какая-то. — Никакая не фигня. Деноминация — это укрупнение денежной единицы… — Жень, я тебя умоляю! Мне хватило этой темы на романтическом свидании! Если сегодня разговор опять пойдёт в таком духе, дам этому умнику отставку, — фыркнула Лиза. — Лиз, может, ты слишком придираешься к парню? Может он просто растерялся немного, вот и не знал, о чём с тобой разговаривать. Нужно быть терпимее. Любой может сказать, или сделать что-то не то, когда волнуется. Может, он просто смущается, потому что ты ему очень нравишься, — Женька явно решила сделать попытку разобраться в подоплёке Лизиных проблем с парнями. — Да ладно тебе, Жень. Тему для разговора я и сама могу найти при желании. Просто не цепляет он меня. Вроде, симпатичный, неглупый, но скучный какой-то. Сама не знаю, зачем я на это свидание тащусь, — буркнула Лиза, держа перед собой платье на вытянутых руках и оценивающе его разглядывая. — Лиз, я тебе, конечно, не советчик, но мне кажется, ты всё-таки как-то немного легкомысленно относишься к парням, — заметила настырная Женька. — Ты их меняешь, как перчатки. Ну, неужели, в твоём списке не было ни одного парня, за которого стоило бы всерьёз зацепиться? Отношения сами по себе не строятся, в них вкладываться надо, чтоб они серьёзными и прочными стали. Чем парней менять одного за другим, может лучше стоит присмотреться к кому-нибудь одному повнимательнее? Если, конечно, тебе нужны серьёзные отношения. — Да кому ж они не нужны, Жень? Просто не попадается мне пока подходящий объект для серьёзного увлечения, — передёрнула плечами Лиза. — Я вот думаю, может ну его, это свидание? Мне с этим юристом всё равно ничего толкового не светит. У вас-то какие планы на сегодня? — Ну, у нас с Ильёй билеты в театр. Соберёмся и пойдём, — отозвалась Женька. — Ясно. А ты Эм, что вечером делать собираешься? — Я…? То же, что и всегда. Жду, пока Глеб выкроит время для меня. Если вообще выкроит, — уныло протянула Эм. Девчонки озадачено на неё уставились. — Эм... у вас что, какие-то проблемы? — осторожно поинтересовалась Женька. — Проблемы? Да… н-нет. Не обращайте внимания… Я просто... я, наверное, просто устала, — у Эм задрожали губы, и она часто заморгала, чтоб не расплакаться. Лиза с Женькой переглянулись. — Эм, что случилось? Он что, обидел тебя чем-то? — Лиза присела на кровать рядом с Эм и осторожно тронула её за руку. — Нет, что ты, — Эм проглотила комок, стоявший в горле, и вздохнула. — Я даже не знаю, девчонки, как вам объяснить… Он любит меня, я это знаю, и я его люблю… очень люблю... Только... эта его вечная занятость… Вечно всё впопыхах. Вчера, например, мы вообще только утром виделись за завтраком, а вечером он с каким-то своим варевом ковырялся, которое его больному понадобилось, и ему не до меня было. Ему всегда некогда. Знаете, он сразу меня предупреждал, что так будет, я знала, на что иду. Я его не осуждаю, я всё понимаю. Только мне иногда так паршиво… Я не думала, что меня это будет настолько задевать. Так обидно иногда, почему-то…, — понурив голову, продолжала откровенничать Эм. — Понимаете, когда он не занят, я всегда для него свободна. Если у него есть время и желание быть со мной, то больше ничего не требуется — я тут, как тут. А мне вечно приходится ждать. Всё время я подстраиваюсь под его возможности, а мои потребности совсем в расчёт не идут. В этом есть какая-то несправедливость, какое-то неравенство. Я сколько ни убеждаю себя в том, что в этом нет ничего страшного, что главное то, что он мой, меня всё равно это исподтишка гложет. Я, наверное, не настолько терпеливая, чтоб спокойно ко всему относится. У нас с ним получается какой-то такой вариант отношений, к которому я не очень приспособлена. Мы вместе проводим так мало времени, что даже просто куда-то выбраться вдвоём для нас нереально. Если бы мы с ним не жили под одной крышей, вообще не знаю, как мы смогли бы встречаться… Сами понимаете, к чему большей частью сводятся наши отношения, когда у нас на них времени с гулькин фиг, — хмыкнула Эм и покраснела. — Его-то это, наверное, вполне устраивает, а мне хочется ещё чего-то, кроме этого. Хочется, чтоб он меня куда-нибудь пригласил, чтоб ухаживал за мной, как за своей девушкой, как это положено. Хочется какого-то элементарного внимания. У нас так получилось, что мы этот период ухаживаний вообще проскочили. У нас не было ни одного нормального свидания, всё вечно как-то между делом. Я вечно на всех общих вылазках одна, будто у меня вообще парня нет. Да даже Бог с ними, с ухаживаниями, меня вполне устроил бы обычный совместный быт, только чтоб была возможность спокойно общаться, без этой вечной спешки и без оглядки на время. Я пытаюсь закрывать на всё глаза, стараюсь быть понимающей, пытаюсь сама для себя находить какие-то компромиссы и придумываю разные уловки, чтоб меньше грузиться из-за всяких неприятных мелочей. Мне, например, прибить его хочется, когда он начинает нервно поглядывать на часы, давая мне понять, что наше время истекло, поэтому я завела привычку сразу его спрашивать, до которого времени он может быть со мной, и сама ухожу в положенный срок. По крайней мере, это не так обидно. Знаете, иногда накатывает какая-то вредность, хочется сказать ему, когда он придёт, что я занята и у меня нет на него времени, обламать его, хоть разок, чтоб прочувствовал, каково это. Но он приходит, и я понимаю, что вот сейчас отфутболю его, а потом сама изведусь…, — Эм вздохнула, потом тряхнула волосами, отгоняя дурное настроение и улыбнулась. — Девчонки, вы не обращайте внимания на мои сопли. Это я так, накатило что-то. У нас с ним всё в порядке, вы не думайте. Никто мне не нужен, кроме него. — Эм, он закончит учиться, и всё у вас наладится. Ты потерпи немного, — попыталась ободрить её Женька. — Ну да, Эм. Это же временно, — подхватила Лиза. — Ой, девчонки, не знаю я, насчёт временно… У меня такое чувство, что это никогда не изменится. Я чем больше его узнаю, тем отчётливее понимаю, что он прямо одержим своей работой. Он в последнее время всё больше в больнице торчит, практически каждый день туда мотается. Хватается за самые сложные случаи, голова у него вечно забита пациентами, зельями, экспериментами. Мне кажется, закончится учёба, он всё равно найдёт, чем себя по уши загрузить, и ему снова будет не до меня. — Эм, почему ты не скажешь ему, что тебя не устраивает такое положение? Пусть меньше рвения к работе проявляет. Работа не волк, в лес не убежит. Нечего всё на свете на себя взваливать, раз с девушкой встречаешься. На личную жизнь тоже надо время оставлять, — возмутилась Лиза. — Лиз, я не могу предъявлять ему претензии на этот счёт, — усмехнулась Эм. – Он сразу честно мне сказал, что настолько загружен, что для него будет нереально сделать наши отношения такими, как мне захочется. Я обещала ему быть терпеливой. — Это несправедливо! Что же, ты теперь вообще не имеешь права на недовольство?! Хорошенькое дело! Он живёт себе, как ему нравится, а ты должна терпеливой быть, видите ли! Ему, получается, вообще не обязательно какие-то усилия прикладывать, чтоб отношения поддерживать! — Лиз, да не митингуй ты, — улыбнулась Эм. — Если бы он не прикладывал усилий, у нас и того времени, что сейчас есть, не было бы. Девчонки, не парьтесь, всё нормально. Это всё эмоции. Я с этим справлюсь, я привыкну. Давайте, собирайтесь. Я и так вас уже задержала своим нытьём. — Знаешь, Эм, а я большей частью с Лизой согласна. Мне кажется, стоит сказать ему, что тебя что-то не утраивает. Возможно, он просто не понимает, чего ты хочешь. Мужчины всё видят немного по-другому, это надо учитывать. Дело ведь не только во времени. В конце концов, даже один час можно так провести, чтоб у тебя не оставалось ощущения, что всё подчинено только его интересам. Проводи с ним время так, как хочется тебе самой. На это ты имеешь полное право. Эта претензия не противоречит условиям вашего договора, — состроила Женька заговорщическую рожицу. — Это я, как юрист тебе говорю. Эм рассмеялась. — Логично. Ладно, девчонки, ерунда это всё. Я ведь знаю, что он меня любит, а остальное всё не так уж и важно. Так ведь? *** Вечером Женька и Илья ушли в театр. Лиза решила дать своему юристу ещё один шанс себя очаровать и отправилась с ним в кафе. Эм одна сидела в своей комнате. Она листала книгу и спокойно ждала, пока Глеб вернётся из больницы и зайдёт за ней. Он пришёл даже немного раньше, чем предполагалось. Эм подхватилась на стук в дверь, распахнула её, втащила его в комнату и повисла у него на шее. — Как хорошо, что ты уже пришёл. Ты голодный? Ужинать будешь? — Нет, я успел перекусить между занятиями и больницей… Его поцелуи становились всё настойчивее. — Идём ко мне, — шепнул он ей на одном выдохе. У неё голова шла кругом, и самым логичным было бы ответить согласием, но она неожиданно даже для себя самой вдруг жёстко отрезала: — Нет. Он замер на секунду, но не отпустил её и не отстранился, только ослабил немного объятье. Осторожно поцеловал в висок, провёл ладонью по волосам. Она прижалась щекой к его груди и застыла, слушая, как громко и часто стучит его сердце. Он молчал и как-то неуверенно обнимал её за плечи. Пару минут они так стояли, не нарушая тишины. — Эм, хочешь кофе? Я сварю, — сказал он, наконец, тихо. — Хочу, — пробубнила она ему в грудь. — А я ещё умею делать классный десерт. Ты такого точно никогда не пробовала, я ручаюсь за оригинальность рецепта. — А из чего ты будешь его делать? — она подняла лицо и улыбнулась ему. Он смотрел на неё насторожено, но тоже улыбнулся ей в ответ. — Пойдём на кухню, узнаешь. — Пойдём. *** Эм всегда нравилось наблюдать за ним, когда он ловко управляется на кухне. Она давно поняла, что пытаться помогать ему — бесполезное занятие. Он всё время норовил перехватить инициативу и, в итоге, делал всё сам. Если им выдавался редкий случай готовить вместе, её участие в процессе обычно сводилось к болтовне и поцелуям между делом. На этот раз, она просто сидела на краю стола и что-то рассказывала о событиях дня, а он оперативно строгал и смешивал компоненты, время от времени поддерживая разговор короткими репликами. Эмму очень удивил и позабавил набор продуктов, которые он пустил в ход, но гремучая смесь оказалась неожиданно вкусной. Потом они пили кофе и молчали. Он осторожно сжал её ладошку и заглянул ей в глаза. — Эм, скажи мне, я обидел тебя чем-то? Она чувствовала, что он напряжённо ждёт её ответа и волнуется. Она сама тоже почему-то ужасно разволновалась. — Н-нет, не обидел… — Эм, но что-то ведь произошло. Пожалуйста, скажи мне, что не так. Скажи, не молчи. Не нужно, чтоб между нами были какие-то недомолвки. Она почему-то совсем растерялась от его настойчивости и никак не могла собрать мысли в кучу. — Я… я даже не знаю, как сказать, Глеб… — Эм, ты же моя самая родная. Ты мне всё, что угодно и как угодно можешь сказать. Я пойму. Я должен знать, если что-то не так. — Глеб, это глупость, наверно... Это не повод, чтоб обижаться…, — ей самой уже собственные обиды казались нелепыми, и она сильно сомневалась, что стоит их высказывать. — Это не может быть глупостью, если заставляет тебя расстраиваться. Скажи мне, что я не так сделал. — Да ничего ты такого не сделал… Пустяки это всё… — Эм! — Ну… Просто... понимаешь, мне, наверное, в наших с тобой отношениях иногда не хватает самых обычных моментов, которые обязательны, когда люди встречаются. Мне хочется хоть изредка куда-то сходить с тобой, хочется… ну я не знаю… чего-то просто для души, что ли… У меня такое чувство, что я совсем не была твоей девушкой, за которой следует хоть немного ухаживать. Между нами сразу возникла какая-то определённость, которая избавила тебя от необходимости утруждать себя подобными вещами… Глеб, ты не думай, я отлично понимаю, что у тебя нехватка времени, и что ты делаешь всё возможное, чтоб находить его для нас с тобой, но… Ты занят днём, ты занят ночью, в универе занят, на работе занят, и дома ты тоже занят. Ты всегда куда-то спешишь, и у меня иногда такое чувство, что я — одно из твоих многочисленных дел, которое следует закончить в срок и бежать дальше по другим своим делам. Всё всегда подчинено твоему графику, всё так, как удобно тебе, и время мы с тобой проводим так, как хочется тебе. Просто, согласись, я ведь вправе иногда хотеть чего-то ещё, чего-то другого, и мне бывает немного… обидно... Он озадаченно молчал с минуту, потом сказал с оттенком растерянности и недоумения в голосе: — Эм, ты не представляешь, каким идиотом и эгоистом я себя сейчас чувствую. Я… Это неправда, что я к тебе отношусь так же, как к своим делам! Зачем ты так говоришь? Ты же знаешь, что я тебя люблю. Ты не представляешь, как мне сложно помнить о делах, когда ты со мной... Я не думал, что… Но, да, ты права, конечно, я должен был быть внимательнее. Закрутился как-то… Ну почему ты ни разу не сказала мне о своих обидах? — Не знаю… Глеб, да нет у меня на тебя никаких обид. Забудь. Всё это ерунда. У нас с тобой всё нормально, даже не заморачивайся. Ты ведь сразу предупреждал меня, что будет сложно… Я сама хотела… Я знала, что придётся с чем-то мириться… Всё хорошо, правда. У нас с тобой

1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31

Автор:Глазова Маргарита. Книга :Седьмой этаж
скачать эту книгу можно по ссылке

Добавить книгу на сайт
Друзья
Электронная библиотека
Архив книг
Обратная связь
admin[dog]allbooks.in.ua

Интернет реклама
Все материалы предоставлены исключительно для ознакомительных целей и защищены авторским правом