Седьмой этаж, Глазова Маргарита, читать или скачать бесплатно эту книгу.

Онлайн библиотека - большой выбор различных книг, разных жанров и направлений

Читать Глазова Маргарита Седьмой этаж


скачать Глазова Маргарита Седьмой этаж можно отсюда

перепутались. Он разом переживал потрясение, недоумение и ещё целый ряд эмоций, некоторые из которых были абсолютно противоположны друг другу. В какое-то мгновение перевесило негодование по поводу заявления Дэна о неверности Женьки. — Зачем ты так о ней говоришь? Ты что, первый день с ней знаком? Я не знаю, что там у вас произошло, но она не из тех, кто врёт. Дэн совсем сник. — Я ничего не понимаю… Самое паршивое то, что она права, меня есть в чём упрекнуть… Но я же люблю её, я старался быть таким, каким она хочет меня видеть… Как же мне хреново, ты себе не представляешь…, — тоскливо покачал он головой. Потом опять завалился на кровать. — Слушай, может она просто устала, может, ты чем-то её сильно достал? Не сдавайся так сразу, — не унимался Илья, у которого скреблись кошки на душе. — Говорю же тебе, мы практически не ссорились в последнее время. Я чувствовал, что она как-то отдалилась от меня, но не думал, что всё так серьёзно. Она так это сказала… Думаю, она для себя всё уже решила. Ты же её знаешь, она не станет бросаться словами. Кошмар… Такая безысходность... Илья не знал, что ему на это сказать. Он пошёл на кухню, заварил чай и заставил Дэна его выпить. Была уже глубокая ночь. Дэн всё ворочался без сна, периодически вздыхая. Илье тоже мысли не давали покоя. Неужели Женька, действительно, порвала с Дэном отношения? Ему это казалось совершенно нереальным, нелепым. Но если это так… Илья не переставал её любить, не мог перестать, но у него не было оснований рассчитывать на взаимность, а потому его чувства с момента объяснения с ней и до сегодняшнего дня были большей частью успокоенными, ровными. Сейчас его мысли заставляли сердце всё сильнее ныть и трепыхаться. Он искренне сочувствовал Дэну, но не мог врать самому себе, что способен относиться к ситуации не заинтересованно. Под каким углом ни смотри, но горькая правда такова, что возможность побороться за собственное счастье появится только при условии, что Женька будет свободна, а это значит, что она должна будет сначала расстаться с Дэном. И какой смысл обманывать себя? Нет, он не желает беды Дэну и, действительно, сочувствует ему. Если Дэн сумеет вернуть расположение Женьки, он это стерпит и не станет досадовать по этому поводу. И, уж конечно, сам никоим образом не станет отрицательно влиять на ситуацию. Но его мысли — это его мысли. Их ведь никто не услышит. Никому ведь не будет вреда, если он позволит себе молча надеяться на то, что у него может появиться шанс. А его совести, хоть она и не совсем чиста, на этот раз придётся помолчать. Она и так слишком долго получала непомерную дань. Глава 13. Обыкновенное чудо. Прошло около двух недель. Всё это время Женька и Дэн тщательнейшим образом избегали друг друга. Если им случалось столкнуться в коридоре, или на кухне, Дэн демонстративно игнорировал свою бывшую подругу. Женька не предпринимала попыток наладить нормальные отношения, понимая, что он сейчас слишком обижен на неё и не готов к примирению. Она вообще не очень-то надеялась на возможность того, что Дэн когда-нибудь сможет простить ей обиду. Их дружба осталась в прошлом вместе с любовью. Так горько было осознавать это. Как она ни старалась убедить себя в том, что поступила правильно, поскольку выбора у неё попросту не было, чувство вины упорно не желало покидать её. Сердце болезненно сжималось всякий раз, когда она случайно сталкивалась с Дэном. Женька теперь, находясь в общежитии, большей частью отсиживалась в своей комнате и прежде чем куда-то выйти из неё, отправляла на разведку Лизу, чтоб лишний раз с ним не встречаться. Но самым паршивым было то, что и отношения в компании разладились. Больше не было привычных весёлых совместных посиделок в холле, которые всех их так сближали, общих вылазок с ребятами куда-нибудь в кафе, кино, или просто на прогулку. Парни держались особняком, и даже на кухне их трудно было застать, поскольку они теперь в основном питались в студенческой столовке. Дэн делал это из принципа, а Илья — из дружеской солидарности, по-видимому считая, что Дэну он сейчас нужнее, чем Женьке. Женька чувствовала себя совершенно несчастной. Ей ещё никогда в жизни не было так одиноко. Даже моральная поддержка, которую ей с готовностью оказывали Лиза и Эмма, и их попытки растормошить и приободрить её, не спасали Женьку от тоски. Но она всё же очень старалась принимать ситуацию как неизбежное и закономерное зло, не теряя надежды на то, что со временем всё утрясётся, перемелется и, возможно, изменится в лучшую сторону. А на дворе стояла зима, настоящая, снежная, с морозами и метелями. Приближался Новый год. В городе царила традиционная весёлая предпраздничная суета, в воздухе витали знакомые с детства запахи мандаринов и хвои, будоража чувства, заставляя сердца замирать в ожидании чуда. Женька на чудо не надеялась. Впервые в жизни подготовка к этому празднику совершенно не доставляла ей удовольствия. Ко всему прочему, было одно обстоятельство, которое создавало дополнительные сложности в их и так совсем не простой ситуации. У Женьки с Дэном в универе был общий круг знакомых, и в своё время они спланировали совместное участие в студенческой вечеринке в кафе по поводу приближающегося праздника. Женька предпочла бы не ходить туда, чтоб не пересекаться со своим бывшим парнем, но она была ответственна за некоторые мероприятия, а подводить кого-то было не в её правилах. Она очень надеялась, что Дэн сам не захочет туда идти, но её надежды не оправдались. Он пришёл вместе со своими сокурсниками и устроился неподалёку от столика, за которым сидела она. Женька вначале тяготилась его присутствием, но Дэн так же, как и в общаге, старательно её игнорировал, поэтому она постепенно успокоилась и тоже перестала обращать на него внимание. В разгар вечеринки разразился скандал. Женьку пригласил танцевать парень из её группы, тот самый, которого Дэн подозревал в том, что он к ней неравнодушен. С этим своим сокурсником она, действительно, довольно много времени проводила на почве учёбы, выполняя совместные задания, и поддерживала очень хорошие приятельские отношения, но и только. Женька даже не успела понять, что произошло. Музыка смолкла, партнёр проводил её к столику и отошёл. Через какое-то время из другого конца зала донеслись звуки ссоры, там, по-видимому, завязалась драка. Все подхватились со своих мест и устремились к месту происшествия. Почувствовав неладное, Женька полезла в самую гущу, с трудом протиснулась сквозь толпу, чтоб разглядеть, что там происходит, и, к своему ужасу, обнаружила Дэна дерущимся с её сокурсником. Несколько парней бросились их разнимать. Двое повисли на Дэне, но он отчаянно рвался в бой и рычал: — А ну, пустите меня!! Сунешься к ней ещё раз, я тебе ноги выдерну!! Его противник тоже жаждал крови и норовил вывернуться из рук державших его друзей. Ситуация была более, чем серьёзной. Женька страшно испугалась, что Денис может потерять над собой контроль и применить боевую магию на общей территории, а это грозило бы ему далеко не школьным взысканием. Дрожа от нервного напряжения, она выскочила на линию огня, встав между драчунами лицом к Дэну. Увидав перед собой её испуганные глаза, он притих и сразу как-то обмяк. Воспользовавшись наступившим затишьем, она схватила его за грудки, выдернула из рук ребят, сдерживающих его порывы, в одну секунду настроилась на телепортацию и перенеслась вместе с ним прямо в холл общаги. Почувствовав под ногами пол, Женька сразу отпустила Дэна и отскочила на шаг. Он стоял перед ней, всё ещё сердито отдуваясь. Губа у него была разбита и сильно кровоточила. Он молча отёр кровь рукавом рубашки, покрыв его алыми пятнами. Женьку трясло и от гнева, и от этого душераздирающего зрелища. — Что ты вытворяешь?! — заорала она ему в лицо. — Какого рожна ты затеял эту потасовку?! Я говорила тебе, у нас с ним только общие дела по учёбе! — Ну да, как же! Уж у него-то точно на тебя виды! Я видел, как он смотрит на тебя! Он, между прочим, ничего не отрицал, когда я на него наехал! — орал в ответ Дэн. — Чушь какая! Да мало ли, что тебе там померещилось! Это не повод устраивать мордобой! Ты совершенно без причины человека избил! — Не волнуйся. Он тоже в долгу не остался, навешал мне от души. Надо же, ботан, а дерётся, как приличный человек, — в его тоне явно прозвучало уважение к сопернику. — Господи, Дэн, ты неисправим! Дурак такой. Ей уже было почти весело. Даже ругаться с ним ей было сейчас в радость. Она так тяготилась этой затянувшейся игрой в молчанку. Женька смотрела ему прямо в лицо впервые после их размолвки. Взгляд наткнулся на кровоточащую губу. В животе всё болезненно сжалось и заныло. — Ох, у тебя так сильно губа разбита! — она невольно протянула к его лицу руку. Он замер, почти перестал дышать. Она спохватилась, не успев прикоснуться к нему, и тут же отдёрнула руку назад. Он перехватил её за запястье. У Женьки сердце зашлось от какого-то пронзительного щемящего чувства. — Мне очень плохо без тебя…, — вдруг сказал он сипло. — Если есть что-то, что я могу сделать, чтоб тебя вернуть… Я знаю, что был дураком, обижал тебя, делал глупости... Одно твоё слово, я всё, что угодно сделаю. Только скажи. От его тихого голоса у неё всё в душе выворачивалось наизнанку. — Нет, Дэн, не надо… пожалуйста… Пожалуйста, пойми… Я правда... правда не могу ничего с собой поделать. Ты не виноват ни в чём. Пойми, никто не виноват… Я не могу… Прости меня... пожалуйста, прости… Ну что же мне делать? Она путалась в словах, задыхаясь от волнения, захлёбываясь в слёзах и ощущая себя совершенно несчастной. — Не плачь, не надо, — сказал он, притягивая её к себе и обнимая. — Ну что ты, дурёха, не надо так. Ну, успокойся. Что ж я, совсем без понятия, что ли? Женька рыдала ему в грудь, выплёскивая со слезами накопившуюся боль. — Женька, ну ты чего? Ну, хватит уже. Вот здорово, мне сегодня можно будет в душ не ходить, ты меня сейчас всего с ног до головы искупаешь, — попытался пошутить Дэн. — А-а-а-а! — заревела Женька ещё громче. — О, господи! Ну, тихо, тихо, тш-ш-ш…, — он слегка покачал её из стороны в сторону, успокаивая, как ребёнка. — Про… про… сти-и-и…, — хлюпала она. — Ну, всё уже. Прощаю, только уймись, а то на мне сейчас лягухи заквакают. — Ох, Дэн, я думала... думала…, — глотала Женька слёзы. — Ты думала, что я не способен понять? — с обидой в голосе произнёс он. — Нет-нет. Я просто не смела надеяться, что ты меня сможешь простить, — хлюпнула Женька. — Да ладно тебе. Не любишь, так не любишь. Навязываться не в моих правилах. Насильно мил не будешь. Она оторвалась от его груди и заглянула ему в глаза. Увидела в них боль, которую он не успел от неё спрятать. Он отвёл взгляд и осторожно отёр её мокрое лицо своим рукавом, тем, на котором ещё не было пятен. — Ну что, рёва, угомонилась, наконец? — Ты очень, очень хороший! Тебя обязательно кто-нибудь будет очень сильно любить, — с чувством выдала Женька. — Ну, разумеется. Я, к тому же, чертовски обаятельный и привлекательный. Один уж точно не останусь. Завтра же выйду на охоту и охмурю всех самых красивых девчонок в округе. Да здравствует свобода! – заявил Дэн с бравадой в голосе. Женька нервно хихикнула. Потом спохватилась: — Слушай, губа уж очень сильно разбита, надо её обработать. Давай я заживляющее зелье принесу. — Плевать. Ты что, не знаешь, что шрам на роже мужикам всего дороже? — хмыкнул он. — Перестань, надо обработать. — Ещё чего! Это зелье жутко щиплет. Так заживёт. И Дэн удрал в свою комнату. — Вот балбес, – улыбнулась ему вслед Женька. Она невольно восхищалась им и была ему безмерно благодарна за снятый с души камень. Надо признаться, он её сильно удивил. До сих пор она имела о нём несколько иное представление. Он так повзрослел за последнее время. Ему, конечно, нелегко сейчас, но он справится, можно не сомневаться. И уж точно один не останется, тут он прав. У неё даже возникло лёгкое чувство досады от мысли, что он полюбит кого-то другого, но она тут же одёрнула себя. И ещё она подумала о том, что её собственное счастье всё ещё очень сомнительно. Дэн так приревновал её к парню, с которым у неё нет даже намёка на отношения, а что же будет, когда он узнает правду? От этой мысли холод сковал сердце. Нет-нет, только не сейчас, только не сейчас! *** На следующий день завтракали все вместе, и на кухне опять было шумно и весело, как когда-то. Нельзя сказать, что Денис и Женька чувствовали себя совсем уж комфортно, общаясь друг с другом, но лёд тронулся, и вежливые добрососедские отношения имели, пожалуй, все шансы снова стать когда-нибудь дружескими. Жизнь в общаге возвращалась в своё прежнее русло, и Женька, наконец, могла себе позволить начать радоваться жизни. Впрочем, радоваться жизни и расслабляться было уже некогда. Новогодние праздники пролетели, как одно короткое мгновение, и началась зимняя сессия. Все с головой зарылись в учебники и конспекты, судорожно пытаясь успеть за пару дней наверстать всё упущенное, психуя и давая клятвенные обещания в следующем семестре усерднее грызть науку, если только эта, для большинства из них первая, сессия не станет последней. На этаже воцарилась напряжённая тишина, которую время от времени кто-нибудь осунувшийся и взъерошенный нарушал своим топотом, устремляясь на кухню за очередной чашкой кофе. Обедали и ужинали впопыхах, раскладывая рядом с тарелками конспекты и молча звеня столовыми приборами. Засыпали под утро, уронив головы на груды учебников, подскакивали от звона будильников, как ужаленные, чтоб провести ещё один день в таком угаре, расслабляясь лишь на короткое время после сдачи очередного экзамена. Но, в конце концов, и этот напряжённый период закончился. Сессия была успешно сдана, клятвенные обещания тут же благополучно забыты, а впереди были каникулы. Женька в каникулы собиралась поехать вместе с родителями к родственникам. Ей необходимо было сменить обстановку, побыть в кругу семьи, отдохнуть и спокойно обо всём подумать. Глава 14. Эффективное средство. Дэн и Илья провели каникулы вместе с ещё двумя своими школьными друзьями на спортивной базе, катаясь на лыжах. Десять дней активного отдыха на свежем воздухе в хорошей мужской компании единомышленников и полная свобода действий и мыслей. Что ещё требуется мужчине, чтоб залечить душевную рану? В общагу Дэн вернулся повеселевшим и бодрым. В компании опять звучали его шутки и подковырки, что не могло не радовать его друзей. Каникулы закончились, вновь потекли трудовые студенческие будни. Чтоб сделать начало нового семестра более приятным, решено было в конце первой рабочей недели сходить всей толпой в кино. Совместная вылазка доставила всем море удовольствия. Вначале шумно и весело собирались, потом отправились в кинотеатр. Смотрели отличную комедию, смеялись от души. Из кинотеатра возвращались в общагу пешком, пользуясь возможностью подышать свежим морозным воздухом, наслаждаясь хрустом снега под ногами, радуясь возможности подурачиться и покидаться снежками. Домой вернулись все извалявшиеся в снегу, раскрасневшиеся и довольные. Потом ещё долго сидели в холле у камина, пили чай, болтали и продолжали веселиться. Впереди был выходной, можно было позволить себе долго не расходиться. Упорно заседали до глубокой ночи, не желая заканчивать эти приятные посиделки, пока совсем не начали клевать носами. Девчонки сдались первыми. Пожелав парням спокойной ночи, все трое ушли к себе. Илья, позёвывая, тоже поплёлся в постель. Дэн остался один в холле. Ему почему-то всё ещё не хотелось спать. Он выпил ещё одну чашку чая и умял всё оставшееся на тарелке печенье, а потом устроился поближе к огню. Поленья в камине потрескивали, монотонный гул в дымоходе настраивал на миролюбивый лад, успокаивал, убаюкивал. Дэн с удовольствием грелся у огня, наблюдая за взлетающими искрами. Течение мыслей становилось всё более плавным и ленивым. Тепло, уютно. Он поднялся из кресла и поднёс ладони совсем близко к огню, чувствуя его жар. Горячо, хорошо. Тепло разливается по всему телу, согревая каждую его клетку. Если бы ещё этим теплом можно было заполнить холодную пустоту в душе, которая не позволяет ему относиться к жизни так же безмятежно, как раньше. Время лечит, и боль потери уже поутихла. Но эта ледяная пустота упорно напоминает о себе, заставляя душу ныть, не даёт покоя, требует заполнить её чем-то, кем-то… И почему человек так устроен? Он ведь здоров, сыт, ему тепло, и всё вокруг мирно и спокойно. Почему же так тошно временами лишь от того, что его никто не любит и ему некого любить в ответ? Почему не может быть счастлив сам по себе, один? Любовь – сущее наказание. Его полусонные философские размышления были прерваны появлением Эммы, которая вошла в комнату так тихо, что парень чуть не подпрыгнул от неожиданности, когда почувствовал, что она стоит с ним рядом. — Фу-ты, Эм, так и тапки отбросить не долго! Ты что так внезапно появляешься, как привидение прямо?! — воскликнул он возмущённо. — Как ты любезен, Дэн, — иронично хмыкнула Эмма, — Ты, наверное, уже спишь тут стоя, как боевая лошадь, раз не слышишь ничего. Что ты в постель-то спать не идёшь? — Да иду уже. А ты что бродишь среди ночи по общаге, шорох наводишь? — буркнул Дэн. — А ты смельчак, как я погляжу. Каждого шороха боишься, — съязвила Эм. — Да ладно, не заводись, шучу я, — хихикнула она миролюбиво, заметив, что на лице Дэна появляется возмущённое выражение. — Я сегодня где-то заколку посеяла. Надеюсь, что здесь, а не на улице. Ты её тут не видел? — Нет. Ну, если тут потеряла, то мы её сейчас найдём, — оптимистично заявил Дэн, сразу сменив гнев на милость. — Давай, поищем. Они стали вместе обшаривать все углы. — Она? — Дэн обнаружил пропажу на полу у одного из кресел. — Она! — обрадовалась Эм. Она взяла заколку из его руки и заглянула ему в глаза. — Спасибо, мне было бы жаль её потерять. Она пристально смотрела на него, пожалуй, чуть дольше, чем следовало бы. От её взгляда у него всё поплыло перед глазами. Окружающая обстановка утратила чёткие очертания, отчётливо он видел только её лицо. В моментально опустевшей голове звучала одна единственная мысль: “Как же она красива, безумно красива!” — Ты мне нравишься, Эм, — выдал он неожиданно для себя самого внезапно осипшим голосом. — Я заметила, — она не отвела взгляда. В её глазах промелькнуло что-то, что заставило его совсем потерять голову. Её голос околдовывает, взгляд дурманит. Мыслей больше нет совсем, есть только бесконтрольное, непреодолимое желание… Его поцелуй лишь скользнул по её губам, она отстранилась и слегка оттолкнула его, упершись ему в грудь ладонями, не агрессивно, но решительно. Он растерялся и выпустил её из объятий, отчаянно краснея до кончиков ушей, чувствуя, как сердце судорожно пульсирует, выдавая его состояние с потрохами, норовя выпрыгнуть во всё ещё лежащую на его груди ладошку. Ощутив свободу, Эм приблизила губы к его уху и шепнула: — Не делай так больше. Прядь мягких волос задела его щёку. Мурашки табунами побежали по коже во все мыслимые и немыслимые места. Перед глазами взвилось красное пламя её роскошной гривы, и, ещё туго соображая, он успел заметить, как она исчезает за дверью. Он остался стоять посреди комнаты, совершенно ошалевший, часто и неровно дыша, и абсолютно не понимая, то ли его сейчас отшили, то ли он получил аванс. Во рту совсем пересохло. С усилием сглотнув, он поплёлся к себе в комнату, с огромным трудом приходя в себя. *** Вернувшись в свою комнату, Эм зажгла ночник, присела на кровать и пару минут сидела без движения, задумавшись. Потом спохватилась, быстро переоделась в пижаму и залезла под одеяло. На душе у неё скреблись кошки. Недовольство собой нарастало с каждой минутой. Ну что на неё нашло? Не надо было его трогать… Она отлично понимает, какие чувства способна вызывать у мужчин, и их внимание принимает, как должное. Ей ничего не стоит очаровать понравившегося парня, а если понадобится, то и свои магические способности применить. Она ведь сирена, пусть и не чистокровная. Впрочем, достаточно и её природной красоты, безо всякой магии, чтоб вызывать настороженность девушек и восхищение мужского пола. Однако нельзя сказать, чтоб это обстоятельство так уж радовало её. Парни укладывались у её ног во многоярусные штабеля. Те, что понахальнее, пытались за ней ухаживать. К сожалению, те из них, кто считал, что имеет право рассчитывать на взаимность со стороны такой девушки, как она, как правило, оказывались заносчивыми самовлюблёнными типами, видевшими в ней лишь подходящее для своей драгоценной персоны дополнение. Их не интересовало ничего, кроме её внешности. Парни, способные на искренние чувства почему-то думали, что не могут позволить себе ухаживать за ней, полагая, что им тут ничего не светит. Случались ещё ухажёры, которые готовы были исполнять любую её прихоть, лишь бы добиться взаимности, но эта категория парней тоже её не привлекала, её мутило от их раболепия. Где же найти принца, достаточно привлекательного, решительного, уверенного в себе без самовлюблённости и при этом способного полюбить её по-настоящему? Сама она однажды была влюблена, но ей эта любовь, кроме боли, ничего не принесла. Около года назад она неосмотрительно влюбилась в парня своей подруги. Влюбилась до одури. История получилась очень нехорошая. У неё просто крыша тогда съехала. Зная, что он всерьёз любит её подругу, Эм, наплевав на порядочность, отлично понимая, что обычное её очарование здесь не подействует, вопреки своим правилам попыталась заполучить его с помощью своего дара. Под действием магии он был в её власти, но чары рассеивались, когда её не было рядом, потому что по-настоящему он любил её подругу, менее красивую, но, очевидно, более близкую, и Эм ничего не могла с этим поделать. Чары не способны вызывать настоящую любовь сами по себе, они могут лишь одурманить на время, или разжечь уже зародившуюся страсть. Он метался меж двух огней, сходя с ума от того, что не понимал, что с ним происходит, от того, что отношения с любимой девушкой разваливались. К счастью, Эм вовремя опомнилась. Она, всё же, любила его, а не только желала заполучить в своё безраздельное пользование. В какой-то момент она вдруг осознала, что собственными руками его гробит, и пришла в ужас от своих действий. Она оставила парня в покое и сама рассказала подруге всё, как есть. Подругу она, конечно, потеряла, но ситуацию исправила. Эм дала себе зарок никогда не зариться на парней, влюблённых в других девушек, тем более что могла безошибочно их вычислять благодаря ещё одной своей способности. С неё и свободных парней станется. Только что-то не клеится пока ничего. Ну, вот зачем она сейчас охмуряла Дэна? Поиграла с ним, как кошка с мышью. Что за блажь на неё нашла? Нет, он ей очень симпатичен. Кажется немного нахальным, возможно чуть простоват, но он определённо из той категории парней, которые способны на серьёзные чувства. Он ей сразу понравился, когда они только познакомились, но пока он был парнем Жени, это была запретная территория. Сейчас он, в принципе, свободен, она тоже. Почему бы и нет?… Нет. Она видит то, чего не могут видеть другие. Он хоть и не подаёт виду, но всё ещё не переболел своей прежней любовью. Ей совсем не улыбается стать пластырем на сердечную рану. Увольте! Она не хочет быть заменой кому-то. Хотя… может, она слишком однобоко смотрит на вещи? Что такого в том, что он вначале может и будет искать в ней спасение от тоски, но ведь очень вероятно, что в итоге полюбит её по-настоящему? Она точно ему очень нравится, что неудивительно. Стоп! А ей-то нужна его любовь? Сейчас он вызывает у неё интерес, но она вовсе не влюблена. Что, если он влюбится, а ей всё это надоест? Снова разбить ему сердце? Нехорошо получится. За своё сердце она не опасается. Ей хочется душевной встряски, не важно, если это закончится болью для неё, она этого не боится. Но причинить боль другому человеку, который ей симпатичен, она больше не хочет. Нет, не стоит ввязываться в эту авантюру. Вокруг полно парней без душевных проблем, зачем ей лишние сложности? И всё же, ей приятно думать о нём, о том, что она нравится ему не только, когда околдовывает его своей магией. В магии, в общем-то, не было никакой необходимости, лёгкие чары лишь подтолкнули его к действиям, а то, что она ему интересна, она и раньше замечала. Впрочем, она многим нравится. Но интерес к ней большинства парней ей абсолютно безразличен, а его интерес почему-то кое-что значит для неё. Может, стоит попробовать? Но тогда безо всякой магии для чистоты эксперимента. Эм взглянула на часы. С ума сойти, скоро утро! Ну, всё, спать, спать. Она закрыла глаза и моментально погрузилась в глубокий сон. *** Дэн был здорово озадачен ночным происшествием. Последующие несколько дней при воспоминании о своих поползновениях он краснел и в душе, и снаружи, а при встрече с Эммой ему вообще хотелось провалиться сквозь землю. Он старался не попадаться ей на глаза по возможности. Если приходилось общаться, он собирал волю в кулак, вымучивал необходимые фразы, но не мог смотреть ей в лицо и чувствовал, что не краснеть ему не удаётся, несмотря на все старания. Она, напротив, была совершенно спокойна и не подавала виду, что вообще помнит о том, что между ними что-то

1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 29 30 31

Автор:Глазова Маргарита. Книга :Седьмой этаж
скачать эту книгу можно по ссылке

Добавить книгу на сайт
Друзья
Электронная библиотека
Архив книг
Обратная связь
admin[dog]allbooks.in.ua

Интернет реклама
Все материалы предоставлены исключительно для ознакомительных целей и защищены авторским правом