Триумф нежности, Макнот Джудит, читать или скачать бесплатно эту книгу.

Онлайн библиотека - большой выбор различных книг, разных жанров и направлений

Читать Макнот Джудит Триумф нежности


скачать Макнот Джудит Триумф нежности можно отсюда

НЕЖНОСТИ Джудит МАКНОТ Анонс Высокий смуглый аристократ с гордым испанским профилем сумел бы с ходу завоевать сердце любой женщины, но только не Кэтрин Конелли. Так считала эта независимая девушка, пока не встретилась с мужественным, загадочным Районом. От этого мужчины буквально исходил чувственный аромат пуэрторианских ночей, и не поддаться его обаянию было совершенно невозможно... Глава 1 Высокий темноволосый мужчина стоял у окна фешенебельной квартиры в пентхаусе, отрешенно глядя с высоты небоскреба на панораму мерцающих огней ночного Сент-Луиса. Горечь и усталость сквозили в резких движениях Рамона Гальварры, когда он, дернув за узел, ослабил галстук и, подняв бокал скотча, одним глотком почти осушил его. В тускло освещенную гостиную стремительно ворвался взволнованный молодой блондин. - Ну, что они там решили, Рамон? - нетерпеливо спросил он. - А ты как думаешь? - огрызнулся Рамон. - Своя рубашка ближе к телу, дорогой Роджер. - Вот сволочи! - взорвался Роджер. В бессильной ярости он запустил руку в волосы, затем решительно шагнул к бару. - Думают, пока старый черт был с тобой, деньги сыпались сами! - Роджер со злостью плеснул в бокал бурбон. - Что ж, тут они принципиальны, - саркастически заметил Рамон. - Если бы золотой дождь продолжался, они стояли бы за меня горой. Роджер щелкнул выключателем: при виде мебели в стиле Людовика XIV его передернуло. Сейчас она казалась насмешкой. - Если бы ты только рассказал, в каком состоянии был отец перед смертью... Я уверен, банкиры поддержали бы тебя. Нельзя же валить на тебя все его грехи! Отвернувшись от окна, Рамон прислонился плечом к оконной раме, какое-то мгновение смотрел на оставшийся в бокале скотч, затем залпом выпил его до дна. - Но я же не помешал ему грешить. - Не помешал! - яростно повторил Роджер. - Да как ты мог все предвидеть?! Этот человек всю жизнь вел себя как Господь Бог, а под конец, кажется, в самом деле себя им вообразил! Глупость за глупостью, пока все не пошло коту под хвост! Ну хорошо, пусть бы ты оказался ясновидящим! Что ты мог сделать? Контрольный пакет акций - у него, а не у тебя. До последнего дня он всем в корпорации распоряжался единолично. У тебя руки были связаны. - Теперь развязаны, ну и что? - Рамон пожал плечами. - Слушай, - в голосе Роджера звучало отчаяние, - я не заводил этот разговор раньше, чтобы не задевать твою гордость, но ты же знаешь, я далеко не беден. Сколько тебе нужно? Если у меня нет таких денег, может быть, я смогу достать. Впервые за это время безжалостно-властное лицо Рамона Гальварры - холодный слепок древнего испанского благородства - смягчилось. Он улыбнулся одними глазами: - Миллионов пятьдесят помогли бы, а лучше - семьдесят пять. - Пятьдесят миллионов? - растерянно повторил Роджер, уставившись на своего старого приятеля по гарвардской студенческой скамье. - Помогли бы.., или спасли бы? - Помогли бы, Роджер. Не очень сильно. Резко поставив бокал на мраморный стол, Рамон повернулся и направился в комнату, которую он занимал с того дня, как на прошлой неделе появился в Сент-Луисе. - Рамон, - озабоченно сказал Роджер, - тебе нужно встретиться с Сидом Грином, пока он здесь. Он сможет достать эту сумму, если захочет, и к тому же он тебе обязан. Голова Рамона резко дернулась. Его лицо исказила гримаса. - Если бы Сид хотел помочь, он связался бы со мной. Он знает, где меня искать. Что я сижу в луже, он тоже знает. - Ты уверен? До сих пор ты хранил в тайне, что корпорация терпит крах. - Знает, будь спокоен. И вместе с правлением банка не хочет, чтобы мне продлевали выплату ссуды. - Но... - Нет! Если бы Сид хотел помочь, он не бездействовал бы так красноречиво. Просить я не стану. Через десять дней я собираю аудиторов и адвокатов корпорации в Пуэрто-Рико и объявляю о банкротстве. Повернувшись на каблуках, Рамон стремительно вышел из комнаты, с трудом сдерживая гнев. Когда он вернулся, его густые черные волосы были влажны после душа. На нем были старые потертые джинсы. Роджер молча смотрел, как Рамон закатывает рукава белой рубашки. - Рамон, пожалуйста, задержись на неделю. А вдруг Сид что-нибудь предпримет? Кажется, его сейчас и в городе нет. - Он в городе, а я уезжаю в Пуэрто-Рико через два дня. Это решено. Роджер тяжело вздохнул: - Какого черта ты собираешься делать в Пуэрто-Рико? - Нужно проследить за банкротством корпорации, а потом я займусь тем же, что делали мои предки, - с трудом ответил Рамон. - Я собираюсь обрабатывать землю. - Ты в своем уме? - вспылил Роджер. - Обрабатывать клочок земли? Уж не та ли это лачуга, где мы с тобой однажды развлекались с девочками? - Довольно! - прервал Рамон. - Этот клочок земли - все, что у меня есть. Вместе с домом, в котором я родился. - А что с домом около Сан-Хуана, виллой в Испании, что с островом в Средиземном море? Продай один из домов или остров - и будешь купаться в роскоши до конца дней своих. - Они проданы с аукциона, иначе корпорация не смогла бы возместить ущерб. А банки, которые ссужали деньги, кружат, как стервятники. - Черт бы все побрал! - беспомощно пробормотал Роджер. - Если бы твой отец не умер, я бы сам его придушил. - Боюсь, тебя бы опередили акционеры, - горько улыбнулся Рамон. - Как ты можешь стоять тут и острить, как будто это тебя не касается? - Я уже смирился с поражением, - хладнокровно произнес Рамон, - я сделал все, что мог. И я не вижу ничего страшного в том, чтобы работать на своей земле, среди людей, которые веками работали на нашу семью. Зная, что друг не выносит сантиментов, Роджер отвернулся, скрывая выражение своего лица: - Рамон, я могу сделать для тебя хоть что-нибудь? - Да. - А что именно? - радостно спросил Роджер, бросая взгляд через плечо. - Давай говори, я все сделаю! - Ты не смог бы дать мне на время твою машину? Я хотел бы поехать один. Просьба была пустяковая - Роджер полез в карман и бросил ключи другу. - Есть проблемы с подачей топлива и с фильтром, а ремонт сделают только через неделю. Так что, если тебе повезет, машина заглохнет посреди улицы уже сегодня вечером. Рамон пожал плечами, его лицо было отрешенным. - Если это случится - пойду пешком, нужно привыкать к сельской жизни. - Слушай, не строй ты из себя бедного крестьянина! Ты был и остаешься крупной фигурой в международном бизнесе. Рамон стиснул зубы, ему пришлось собрать всю свою волю, чтобы усмирить бушующую в нем ярость. - Фигурой крупного неудачника. В международном бизнесе у меня теперь репутация неудачника, и этого мне не простят. Не попросить ли у друзей рекомендацию “великий неудачник”? А может, стоит прийти завтра на твою фабрику и подать заявление на работу в брючный цех? - Не юродствуй! Но ты можешь что-нибудь придумать! Ты за несколько лет построил финансовую империю. Найди теперь способ спасти хотя бы ее часть. Мне не верится, что... - Хватит с меня миражей! - отрезал Рамон. - “Лир” стоит в ангаре в аэропорту. Не в порядке один из двигателей. Как только его починят и в воскресенье вечером вернется мой пилот, я улетаю в Пуэрто-Рико. Роджер открыл рот, чтобы возразить, но Рамон взглядом заставил его замолчать. - А возделывать землю, мне кажется, - это куда большая честь, чем иметь дело с банкирами. Пока мой отец был жив, я не знал мира в моей душе. Он умер, но я не нашел покоя. Теперь пришла пора поисков. Глава 2 Ночью в пятницу огромный бар гостиницы “Глубокое ущелье” невдалеке от Восточного порта был, как всегда, полон. Кэти Конелли рассеянно взглянула на часы и устремила взор поверх смеющейся, пьющей, болтающей толпы, отыскивая того, кого она ждала. Но главный вход ей загораживали пышные растения, свисающие из огромных кашпо, и ручной работы макраме, бросавшие при свете шелковых ламп длинные тени от пола до витражных стекол потолка. Сохраняя ослепительную улыбку, Кэти рассматривала мужчин и женщин, толпящихся вокруг нее. Какой-то мужчина наступил Кэти на ногу, стараясь дотянуться до стойки бара. Затем он долго доставал из кармана монеты и отпихнул Кэти локтем. Мужчина не принес извинений, впрочем, она и не ожидала их. Здесь царило равноправие. Отвернувшись от стойки с рюмкой в руке, мужчина заметил Кэти. - Привет... - Он сделал паузу, бросив заинтересованный взгляд на ее стройную, гибкую фигуру в облегающем голубом платье. - Неплохо, - сказал он, откровенно разглядывая ее. Он обратил внимание на ее светлые волосы с рыжеватым отливом, волной спадающие на плечи, сапфировые глаза, оттененные длинными загнутыми ресницами, безупречный подбородок и аккуратный носик. И пока он продолжал ее изучать, на персиковом лице Кэти проступил легкий румянец. - Очень неплохо, - резюмировал мужчина. Уставился как в магазине, даже не понял, что покраснела она отнюдь не от удовольствия! Впрочем, здесь, в конце концов, бар, а в баре своя этика. - Где твоя рюмка? - поинтересовался он, лениво рассматривая красивое лицо девушки. - У меня ее нет, - ответила Кэти, утверждая очевидный факт. - Почему? - Я уже выпила две. - Хорошо, почему бы тебе не взять еще одну и не пойти со мной вон туда? Я адвокат, - добавил он, словно сообщал что-то безумно приятное. Кэти поджала губы и взглянула на него нарочито разочарованно. - Что такое? - Терпеть не могу адвокатов. - Очень жаль, - пробормотал он ошарашенно. Пожав плечами, адвокат повернулся и начал прокладывать себе путь в толпе. Кэти увидела, как он остановился возле двух девушек, очень привлекательных. Обе поощрительно улыбнулись в ответ на его оценивающий взгляд. На нее нахлынуло отвращение к нему, ко всей этой шумной толпе и в особенности к себе - за то, что она находилась здесь. В душе Кэти была смущена своей грубостью, однако места, подобные этому, вызывали необходимость защищаться, и ее природная деликатность испарялась, как только она переступала порог таких заведений. Адвокат, конечно же, мгновенно позабыл о Кэти. Да и зачем ему тратить впустую два доллара на выпивку, пытаться очаровывать ее! Зачем напрягаться, если в этом не было необходимости! Если бы Кэти или какая-нибудь другая девушка захотела познакомиться с ним, он был бы не против. Давайте, девушки, старайтесь, интригуйте! И если она будет в ударе, он даже пригласит ее к себе домой - на ее машине, разумеется, чтобы заняться сексом. После чего он с удовольствием с ней выпьет и - если, конечно, не слишком устанет - проводит до двери. А дальше пусть добирается до дома сама. Так просто и буднично, никаких привязанностей. Никаких обязательств, впрочем, их здесь никто и не ждал. Кэти подняла глаза, ища в толпе Роба и жалея, что предложила встретиться именно здесь. Музыка звучала слишком громко, перекрывая высокие голоса и неестественный смех толпы. Она разглядывала лица, окружавшие ее, такие разные и такие похожие, искаженные откровенной похотью. - Да ведь это Кэти! - раздался позади нее незнакомый мужской голос. Вздрогнув, Кэти повернулась и увидела самоуверенно улыбающегося мужчину. Она отметила хорошо сшитый блейзер, великолепный галстук и пуговицы на рубашке от Леже. - Мы познакомились две недели назад в супермаркете. У него были живые ухмыляющиеся глаза. Кэти насторожилась, и ее улыбка стала немножко натянутой. - Привет, Кен, рада снова тебя видеть. - Слушай, Кэти! - воскликнул он, как будто ему в голову пришла совершенно оригинальная идея. - Почему бы нам не удрать отсюда и не найти место, где немного поспокойнее? Его квартира или ее. Та, которая ближе. Кэти знала заведенный порядок, и это вызывало у нее отвращение. - Что ты имеешь в виду? Он не ответил на вопрос. Вместо этого он задал другой: - Где ты живешь? - В нескольких кварталах отсюда - на Виллидж-Грин. Соседки - две лесбиянки, - храбро солгала она. Он поверил, но шокирован не был: - Не шутишь? Это тебя не напрягает? Кэти посмотрела на него широко открытыми невинными глазами: - Я обожаю их. Его лицо на миг исказилось гримасой отвращения, а Кэти еле сдержала смех. - Жаль. Еще встретимся. Кэти наблюдала, как он слонялся по бару, затем он увидел кого-то и исчез, протискиваясь через толпу. Ну, с нее довольно, сыта по горло. Кэти коснулась руки Карен, отвлекая ее от оживленной беседы с двумя интересными мужчинами о лыжных гонках в Колорадо. - Карен, я зайду в дамскую комнату и после этого уйду! - Роб так и не объявился? - рассеянно спросила Карен. - Я ухожу, - с тихой решительностью ответила Кэти. Карен только пожала плечами и вернулась к собеседникам и лыжам. Дамская комната находилась за баром, и Кэти пришлось поработать локтями, продираясь сквозь толпу. Наконец она облегченно вздохнула, преодолев последние преграды. В безлюдном коридоре было потише. Роб так и не пришел. Кэти не знала - радоваться или огорчаться этому. Восемь месяцев назад она была безумно, страстно увлечена им, его умом, его ироничной нежностью. У него было все: прекрасная внешность, обаяние, шарм и надежное будущее главы одной из крупнейших в Сент-Луисе акционерной брокерской фирмы. Он был и красивым, и благоразумным, и вообще замечательным. Но.., женатым. Кэти вспомнила их последнее свидание, и ее лицо исказилось от боли. После изумительного вечера в ресторане они вернулись в ее квартиру и выпили. Часами она думала о том, что произошло потом. Он заключил ее в объятия, взял на руки. В ту ночь, впервые, она не собиралась останавливать Роба, если его попытки зайдут слишком далеко. В течение последних месяцев он сотни раз говорил ей, что любит ее. Она поверила. Но у нее хватило решимости изменить их отношения, после того как Роб откинулся на софу и обреченно вздохнул: “Кэти, завтра в светской хронике появится статья обо мне. И не только обо мне, но и о моей жене, о сыне. Я женат”. Ошеломленная Кэти потребовала, чтобы он никогда не звонил ей и не пытался встречаться. Он пытался неоднократно. Кэти упорно не отвечала на его звонки на работу и вешала телефонную трубку дома, как только слышала его голос. Это было пять месяцев назад, и только однажды Кэти позволила себе горьковато-сладкое наслаждение подумать о нем. Только несколько дней назад она наконец-то поверила, что полностью освободилась от него. Но когда в среду она услышала по телефону знакомый до боли голос Роба, это заставило ее задрожать всем телом. “Кэти, не вешай трубку. Все изменилось. Нам необходимо встретиться и поговорить”. Ему не понравилось место встречи, которое выбрала Кэти, но она настояла на своем. Гостиница “Глубокое ущелье” шумная и многолюдная, там легко Погасить его нежную настойчивость, если эта настойчивость входит в его намерения. К тому же каждую пятницу сюда приходила Карен, и в крайнем случае Кэти рассчитывала на ее поддержку. *** Дамская комната была полна, и Кэти пришлось подождать. Она вышла через несколько минут, рассеянно ища в сумочке ключи от машины. У входа в бар была толпа, и Кэти пришлось остановиться. Мужчина, стоящий рядом с ней около телефона-автомата, вдруг спросил ее с легким испанским акцентом: - Извините, вы не могли бы назвать адрес этого места? Кэти повернулась, чтобы взглянуть на высокого, гибкого мужчину, который смотрел на нее с едва заметным нетерпением. - Вы это мне? - поинтересовалась Кэти. Его лицо было бронзовым от загара, волосы - густыми и такими же черными, как глаза цвета оникса. Он был одет в потертые джинсы и белую рубашку с закатанными рукавами. Незнакомец явно не принадлежал к обычным здешним постояльцам, которые всегда напоминали Кэти смесь коммивояжера и компьютера. Он был слишком.., естественным. - Я спросил, - повторил голос с испанским акцентом, - не могли бы вы назвать адрес этого места? У меня сломалась машина, и я пытаюсь вызвать техпомощь. Кэти машинально проговорила названия двух улиц, на углу которых находилась гостиница, проигнорировав узкие черные глаза и аристократический нос на нездешнем надменном лице. Высокие смуглые иностранцы с тяжелым мужским запахом может и привлекали некоторых женщин, но только не Кэтрин Конелли. - Спасибо, - ответил он ей и повторил в трубку названия улиц, которые сообщила ему Кэти. Повернувшись, Кэти уперлась лицом в чей-то темно-зеленый свитер, натянутый на мускулистую грудь, которая загораживала ей путь в бар. - Позвольте пройти! Свитер услужливо пропустил ее к дверям. - Куда это ты? - дружелюбно спросил его владелец. - Еще так рано. Кэти подняла глаза и увидела широкую улыбку и нескрываемое восхищение. - Я знаю, но мне необходимо уехать. Иначе в полночь я превращусь в тыкву. - В тыкву превратится твоя карета, - поправил владелец свитера. - А вот одежда превратится в лохмотья. - Второе случается чаще со времен Золушки, - вздохнула Кэти. - Умная девочка, - одобрил ее собеседник. - Ты Стрелец, не так ли? - Ошибаешься, - ответила Кэти, извлекая ключи со дна сумочки. - И какой же твой девиз? - Медленно и осмотрительно, - бросила она. - А твой? Он задумался на мгновение. - С аппетитом, - ответил он многозначительно, откровенно исследуя каждый изгиб ее изящной фигуры. Протянув руку, он слегка коснулся шелковистой ткани платья Кэти. - Мне нравится любить интеллигентных женщин: я не чувствую угрозы с их стороны. Решительно подавив в себе желание посоветовать ему обратиться к психоаналитику, Кэти вежливо сказала: - Мне действительно пора ехать - назначена встреча. - Счастливчик. Кэти шагнула в темноту. Ее окатила душная летняя ночь, вызывая чувство одиночества и подавленности. Девушка остановилась у входа под навесом, и ее сердце отчаянно заколотилось: знакомый “корвет” проскочил на красный свет на перекрестке, развернулся и остановился около нее, взвизгнув тормозами. - Извини, я опоздал, Кэти. Садись. Поедем куда-нибудь и поговорим. Кэти посмотрела на Роба через открытое стекло машины и почувствовала такую волну страстного желания, что это причинило ей боль. Он все такой же невыносимо привлекательный, и только улыбка, всегда самоуверенная и победная, была теперь какой-то виноватой. Сердце у нее защемило, но она нашла в себе силы возразить: - Уже поздно. И мне не о чем разговаривать с женатым мужчиной. - Кэти, поговорим в другом месте. Не обижайся, что опоздал. Очень неудачный перелет, к тому же и в Сент-Луисе задержали посадку. А теперь будь хорошей девочкой - садись в машину. И не надо терять время на споры, у меня его нет. - Почему у тебя нет времени? - упорствовала Кэти. - Тебя ждет жена? Роб тихо выругался, проехал несколько метров и поставил машину в темное место около здания. Он вышел и прислонился к дверце, поджидая Кэти. Легкий ветерок растрепал ее волосы и играл складками платья, когда Кэти неохотно шагнула к нему в темноту. - Кэти, прошло столько времени, - произнес он хрипло. - Ты не хочешь меня поцеловать? - Ты все еще женат? Вместо ответа он заключил ее в объятия. В его поцелуе были одновременно и неистовый голод, и мольба. Однако он достаточно хорошо знал Кэти, чтобы не уклоняться от ответа. Да, он все еще женат. - Не будь такой! - прошептал он, обдавая ее ухо жарким дыханием. - Все это время я ни о ком не мог думать, только о тебе. Давай поедем к тебе. - Нет, - произнесла Кэти, чувствуя, что в ее голосе не хватает решимости. - Кэти, я люблю тебя. С ума схожу. Не отталкивай меня. В его дыхании Кэти почувствовала запах ликера и была тронута, что ему пришлось приободриться перед встречей с ней. Тем не менее она ответила: - Мне не нужна грязная связь с женатым мужчиной. - Но раньше, пока ты не узнала, что я женат, ты не видела ничего грязного в отношениях со мной. Он ласкал ее все настойчивее. - Пожалуйста, пожалуйста, не делай этого со мной, Роб. Я не могу спокойно жить, зная, что разбиваю чью-то семью. - Семья была разбита уже давно, до встречи с тобой, любимая. Я пытался тебе это объяснить. - Подай на развод, - отчаянно сказала Кэти. Даже в темноте Кэти увидела горькую улыбку, которая искривила его лицо. - Южане не разводятся. Так заведено нашими отцами, - сказал он с горечью. Двери бара открывались и закрывались, люди входили и выходили, и Роб не повышал голос. Его руки скользнули вниз по ее спине, легли на бедра. - Я весь твой. Только твой. Ты не можешь разрушить брак, который давным-давно не существует. - Прочь! - вырывалась она. - Или ты лжец, или трус, или и то и другое вместе. Руки Роба крепко сжали ее, когда она попыталась бороться с ним. - Я ненавижу тебя, - почти кричала Кэти. - Пусти меня! - Отстань от нее! - прозвучал из темноты голос со слабым акцентом. Роб повернулся: - Какого черта тебе здесь надо? Ты его знаешь? Ее голос охрип от унижения и гнева: - Нет, не знаю. Да отпусти же ты меня! Я хочу уехать. - Ты останешься, - прорычал Роб. Повернув голову к мужчине, он приказал: - А ты убирайся.., пока я не показал тебе куда. - Если хочешь, можешь попробовать. Только сначала оставь даму в покое. - Голос с акцентом стал пугающе учтивым. Роб оттолкнул девушку и замахнулся огромным кулаком, целясь прямо в челюсть противника. После секундной тишины последовал удар и шум падения тяжелого тела. Кэти открыла блестящие от слез глаза и увидела Роба, лежащего без сознания у ее ног. - Откройте дверцу машины! - приказал незнакомец не терпящим возражений тоном. Кэти машинально открыла дверцу “корвета”. Мужчина бесцеремонно затолкал Роба внутрь, положил его голову на руль машины - как будто тот заснул после выпивки. - Где ваша машина? Кэти беспомощно уставилась на незнакомца. - Нельзя же его бросить так.., без помощи. Ему нужен врач. - Где ваша машина? - нетерпеливо повторил он. - У меня нет желания оставаться здесь, неприятности с полицией для меня лишнее. - Нет, - запротестовала Кэти, глядя через плечо на “корвет”, пока торопливо шла к своей машине. - Вы уезжайте. А я не могу. - Можно подумать, я его убил. Через несколько минут он придет в себя - с разбитым лицом и выбитыми зубами, вот и все. Я поведу, - сказал он, с силой подталкивая Кэти на место рядом с водителем. - Вы все равно не в состоянии. Сев за руль, он стукнулся коленом о рулевую колонку и выругался. Наверное, по-испански”, - подумала Кэти. - Дайте мне ключи, - сказал он. Кэти протянула ключи. Им пришлось подождать, чтобы выехать со стоянки. Они лавировали между машинами. На задворках гостиницы стоял сильно побитый старый грузовик. - Это ваша машина? - с сомнением в голосе спросила Кэти, решив, что беседа не помешает. Он мельком взглянул на грузовик, скользнул по своей спутнице взглядом. - Как вы догадались? Кэти покраснела от досады на себя. Он испанец, он небогат, и поэтому она угадала: незнакомец водит этот грузовик. Он прочел ее нелестные мысли. Чтобы как-то загладить свою вину, Кэти сказала: - Когда вы говорили по телефону, то упомянули, что вам нужен буксир, вот я и решила... Они выехали наконец со стоянки, и Кэти объяснила, как проехать к ее дому, который находился совсем рядом. - Я хотела бы вас поблагодарить... - Рамон, - представился он. Кэти нервно коснулась сумки и достала бумажник. Она жила так близко от центра, что частенько брала с собой лишь пятидолларовую банкноту, чтобы расплатиться за такси. Они уже въезжали на место для парковки машин около ее дома. - Я живу прямо здесь - первая дверь направо, под фонарем. Он поставил машину поближе ко входу в ее квартиру, выключил зажигание, вышел из машины и хотел помочь ей. Однако Кэти торопливо выпорхнула из машины. Она неуверенно взглянула на смуглое, гордое лицо и решила, что на вид ему около тридцати пяти. Что-то в нем - его иностранное происхождение? А может быть, смуглая кожа? - смущало ее. Она протянула руку с пятидолларовой бумажкой. - Большое спасибо, Рамон. Пожалуйста, возьмите. Он взглянул на деньги, потом на нее. - Пожалуйста, - вежливо настаивала она, навязывая ему деньги, - Я уверена, что вы найдете им применение. - Конечно, - сухо ответил он после паузы, взял деньги и засунул их в задний карман джинсов. - Я провожу вас до квартиры, - добавил он. Кэти была слегка обескуражена, когда он вежливо, но твердо взял ее под локоть. Это был подчеркнуто галантный жест - она поняла, что неосторожно задела его. Он вставил ключ в замок и открыл перед ней дверь. Кэти вошла внутрь и повернулась, чтобы поблагодарить, но он неожиданно сказал: - Если не возражаете, я хотел бы воспользоваться вашим телефоном, нужно выяснить, что там с техпомощью. Его могли арестовать из-за нее. Кэти понимала, что обычная учтивость требует разрешить ему позвонить. Тщательно скрывая свое нежелание впускать его, она отступила, чтобы он прошел в ее роскошную квартиру. - Телефон на кофейном столике, - сказала она. - Я собираюсь здесь задержаться, чтобы быть уверенным, что ваш друг, - он с презрением подчеркнул это слово, - не пришел в себя и не решил сюда заявиться. Тем временем механики завершат работу, и я пешком вернусь к гостинице. Это недалеко. Кэти, которая даже не подумала, что Роб может прийти сюда, застыла с босоножкой в руках. Конечно же, Роб больше никогда и близко не подойдет к ней после того, как она его отвергла и стала свидетельницей его унижения. - Я уверена, он больше не появится, - сказала Кэти. Но ее охватила запоздалая дрожь. - Я, пожалуй, приготовлю кофе. - Она направилась на кухню. И так как у нее не было выбора, вежливо добавила: - Не возражаете? Рамон принял ее предложение в таких изысканных выражениях, что ее сомнения в его порядочности исчезли. С тех пор как они познакомились, он не сказал и не сделал ничего такого, что заставило бы сомневаться в нем. Только оказавшись на кухне, Кэти обнаружила, что в мыслях о встрече с Робом она забыла купить кофе. Это ставило ее в неловкое положение. Внезапно она почувствовала, что ей необходимо выпить чего-нибудь покрепче. Открыла шкаф над холодильником и достала бутылку бренди. - Боюсь, что смогу предложить вам только бренди или воду, - обратилась она к Рамону. - Кока-кола выдохлась. - Бренди было бы неплохо. Кэти плеснула бренди в два бокала и вернулась в гостиную, как раз когда Рамон повесил трубку. - Техпомощь уже добралась? - Да, механики ремонтируют, и я скоро смогу ехать. Рамон взял бокал и насмешливо осмотрелся. - А где ваши друзья? - поинтересовался он. - Какие друзья? - безучастно переспросила Кэти, устало опускаясь в бежевое кресло. - Лесбиянки. Кэти рассмеялась: - Неужели вы слушали, что я говорила? Глядя на нее сверху вниз, Рамон кивнул, но ни тени улыбки не было на его прекрасно очерченных губах. - Я был позади вас. Пытался дозвониться от бармена. - Лесбиянок я выдумала. - Но адвокатов вы действительно не любите? - Честно говоря, да. Долго рассказывать. Но уж тщеславных во всяком случае. - А вы не тщеславны? Кэти подняла на него изумленные глаза. Была детская беспомощность в том, как она сидела в кресле, поджав под себя голые ноги. - Я.., я не знаю. - А когда вы предположили, что я вожу эту рухлядь? Впервые за эту ночь Кэти искренне улыбнулась, мягкие губы дрогнули в обаятельной усмешке, ее глаза блестели. - Я, наверное, была слишком ошеломлена и не очень понимала, что говорю. Но к этой гостинице обычно не приезжают на грузовиках. - А что в этом предосудительного? - Да в общем-то ничего. Хотя некоторые могут посмотреть на это косо. Рамон как будто удивился се словам. Взгляд его скользнул по рассыпавшимся по плечам золотистым волосам Кэти. Неожиданно Рамон отвел глаза. Подняв бокал, он залпом выпил половину. - Бренди пьют маленькими глотками, - заметила Кэти, но тотчас поняла, что допустила бестактность. - Я имела в виду, - неуклюже исправилась она, - что люди, которые привыкли его пить, обычно предпочитают пить медленно. Рамон опустил бокал и пристально посмотрел на нее. - Спасибо, - ответил он с безупречной учтивостью. - Я попытаюсь этого не забыть, если мне еще когда-нибудь посчастливится пить бренди. Кэти ощутила неловкость: она не хотела оскорбить его. Кэти наблюдала, как он стоял у окна спиной к ней, его фигура была резко очерчена на фоне занавески. Окно выходило на стоянку, за стоянкой проходила широкая пригородная улица. Прислонившись плечом к оконной раме, он медленно потягивал бренди. Кэти отметила, что его белая рубашка туго обтянула широкие мускулистые плечи. Ей хотелось, чтобы он ушел. Ее физические и духовные силы были истощены. И незачем ее охранять - Роб не придет. - Сколько вам лет? - внезапно спросил он. Их взгляды встретились. - Двадцать три. - Пора бы побольше понимать в правилах приличия. - Что вы имеете в виду? - То, что я неприлично пью бренди, вы заметили. А прилично ли приглашать в гости первого встречного? Стоило бы больше думать о своей репутации. - Первого встречного?! - взорвалась Кэти. - Если мне не изменяет память, вам нужно было позвонить! Прикажете отказать человеку, который за меня вступился?! Не знаю, как там у вас в Мексике или где... - Я родился в Пуэрто-Рико, - подсказал он. Кэти проигнорировала это. - ..но здесь, в США, уже нет таких примитивных понятий о женской репутации! Мы делаем то, что нам нравится! Его, несомненно, разбирал смех. - И вы делаете то, что вам нравится? - Конечно! - с чувством воскликнула Кэти. - И что же вы делаете? - Простите? - Что вы делаете из того, что вам нравится? - Все, что хочу! - И что же вы хотите сейчас? Хриплые ноты в его голосе заставили ее внезапно осознать всю чувственность, исходящую от его могучего тела. Обтягивающие джинсы и плотно облегающая белая рубашка только подчеркивали первобытную красоту. Кэти задрожала, когда его взгляд коснулся се лица, задержавшись на мягких полных губах, прежде чем скользнуть на грудь, бурно дышавшую под мягкой тканью платья. Она почувствовала что-то пронзительное, вызывающее смех, а может быть, и слезы, а может быть, и то и другое вместе. Кэти Конелли ухитрилась оказаться в обществе пуэрто-риканского Казановы, который решил, что сможет разрешить одним махом все ее сексуальные проблемы! Заставляя себя быть оживленной, она наконец ответила на его вопрос: - Чего я хочу сейчас? Я хочу быть счастливой. Я хочу быть.., свободной. - Она закончила неуверенно - темные чувственные глаза мешали ей собраться с мыслями. - И от чего же вы хотите быть свободной? Внезапно Кэти резко вскочила на ноги: - От мужчин! Как только она встала, Рамон подошел к ней неторопливой осторожной походкой: - Вы хотите быть свободной от своей свободы, а не от мужчин. Кэти начала пятиться к двери, а он наступал. Да она сошла с ума, впустив его в квартиру! Изнасилует, а то и убьет в придачу, вот чем это кончится! Она вздрогнула, когда ее спина коснулась двери. Рамон остановился в шаге от нее: - Если бы вы хотели освободиться от мужчин, как говорите, то не пошли бы ночью в бар, где вы столкнулись с этим человеком. Вы не знаете, чего хотите. - Я знаю, что уже поздно, - сказала Кэти дрожащим голосом. - И я знаю, что хочу, чтобы вы ушли. Он прищурился, глядя на нее, но его голос смягчился, когда он спросил: - Вы боитесь меня? - Нет, - солгала Кэти. Он удовлетворенно кивнул: - Тогда вы не будете против, если я приглашу вас завтра пойти со мной в зоопарк? Кэти могла сказать, что у нее нет ни малейшего желания куда-либо идти с ним... Нет, сейчас лучше соглашаться на что угодно, лишь бы он убрался отсюда... - Хорошо, - сказала она. - Во сколько? - Я зайду за вами в десять утра. Когда дверь за ним захлопнулась, Кэти почувствовала себя пружиной, которую скручивали все туже и туже, как будто кто-то хотел посмотреть, до какого предела ее можно закрутить, прежде чем она сломается. Она нырнула в постель и уставилась в потолок. У нее достаточно проблем, не хватало только латиноамериканца с зоопарком. Вспомнив сцену с Робом, Кэти в отчаянии зарылась головой в подушку. Нет, к черту все! А завтра, конечно, надо пораньше удрать из дому. К родителям. Давно пора их навестить. Глава 3 На следующее утро в восемь часов ее глубокий сон был прерван звоном будильника. Зачем она его поставила на такую рань в субботу? Кэти сонно нащупала будильник и заставила его заткнуться. Было уже девять, когда она снова открыла глаза. Свет потоком лился в ее украшенную цветочными узорами спальню. “О Господи! Через час припрется этот потомок конкистадоров! Пулей вылетев из постели, Кэти метнулась в душ. Положительно, все было против нес: вода слишком медленно смывала пену, фен целую вечность сушил волосы. Когда наконец вскипит чайник?! Кэти металась по комнате, в поспешных сборах оставляя ящики открытыми. Успела! Темно-синие брючки, верх с белым кантом - в тон, шелковый шарф на волосы... На ходу застегивая дорожную сумку, Кэти выбежала из дома в девять тридцать пять. Ее встретило солнечное майское утро. Кэти подошла к машине, шаря по кармашкам сумки. - Черт! - выдохнула она и опустила сумку на землю около машины, роясь в ней. Она бросила нервный взгляд на поток машин на улице, ожидая увидеть старый грузовик, с грохотом въезжающий во двор. - Куда делись эти чертовы ключи?! Ее нервы были до того напряжены, что, когда чья-то рука легла на ее плечо, Кэти едва сдержала крик. - Они у меня, - спокойно произнес глубокий голос. Кэти повернулась, полная испуга и ярости: - Какое право вы имеете шпионить за мной? - Я просто ждал вас, - ответил Рамон. - Вот ваши ключи. Я случайно положил их к себе в карман вчера вечером. Он протянул ей ключи вместе с розой на длинном стебле. Кэти схватила их, тщательно избегая даже прикасаться к темно-красному цветку. - Возьмите розу, - тихо попросил он, не убирая руки. - Это для вас. - Оставьте меня! Здесь не Пуэрто-Рико, и не нужно мне ваших роз! Рамон не сдвинулся с места. - Я же сказала, что мне это не нужно! - Кэти в бессильной ярости защелкнула замок на сумке и нечаянно выбила розу из его руки. Вид прекрасного цветка, валяющегося на сером бетоне, вызвал у Кэти угрызения совести, она смущенно взглянула на Рамона. Его гордое лицо было спокойным, на нем не отражалось ни ярости, ни осуждения - только глубокое сожаление. Кэти отвела глаза. Тьфу, как все мерзко получилось! А он, похоже, постарался ради нее: аккуратный черный наряд - рубашка с короткими рукавами и строгие брюки, запах дорогого одеколона... И так тщательно выбрит. Чем он, собственно, заслужил эти грубые выходки? Цветок валялся на асфальте, Кэти захотелось разреветься. - Рамон, извините меня. Она подняла цветок и с мольбой взглянула на сдержанное лицо Рамона. - Спасибо вам. И если вы еще хотите, я пойду с вами в зоопарк, как обещала. - Кэти сделала паузу для глубокого вздоха. - Но я хочу, чтобы вы поняли - вы не должны... - Она в смущении замолкла, когда в его глазах заплясали озорные огоньки. Он произнес с едва заметной усмешкой: - Я предложил вам пока только цветок и поход в зоопарк. Руку и сердце пока не предлагал. Внезапно Кэти поймала себя на том, что улыбается ему. - Да, пожалуй, вы правы. - Ну, теперь мы пойдем? - поинтересовался он. - Да, но сначала я отнесу домой сумку. Рамон взял сумку у нее из рук: - Я отнесу сам. Когда они вошли в квартиру, она забрала сумку и направилась в спальню. Вопрос Рамона остановил ее: - Вы из-за меня пытались убежать? Кэти повернулась в дверях: - Не только. После прошлой ночи мне надо

1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12

Автор:Макнот Джудит. Книга :Триумф нежности
скачать эту книгу можно по ссылке

Добавить книгу на сайт
Друзья
Электронная библиотека
Архив книг
Обратная связь
admin[dog]allbooks.in.ua

Интернет реклама
Все материалы предоставлены исключительно для ознакомительных целей и защищены авторским правом